мая 31

Уважаемые читатели!

Больше года прошло с момента выхода в свет сборника «Письма Великой Отечественной» (из фондов ТОГБУ «Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области»). Работая над этой книгой мы – составители – прекрасно осознавали ее значимость, актуальность выхода в свет, эффективность воздействия голосов из далекого прошлого на умы и сердца нынешнего поколения (в сравнении с письмами по силе эмоционального воздействия учебники истории, все вместе взятые, терпят безусловное поражение). Мы надеялись, но не могли предположить, насколько сильной, яркой и эмоциональной будет ответная реакция читателей сборника. Со страниц областной газеты еще раз благодарим всех за высокую оценку нашего труда. Вне всякого сомнения такая оценка очень важна и воодушевляет нас на новые творческие свершения. Однако можно сказать, что уже сегодня достигнута другая – более важная с точки зрения историка-архивиста цель – в архив хлынул новый поток писем периода Великой Отечественной войны, тех писем, с которыми родные фронтовиков не могли расстаться в течение долгих десятилетий как с самым дорогим, а подчас и единственным, что осталось от их мужей, отцов и дедов.

Уважаемые наши фондообразователи! Спасибо вам за доверие и честь, которые вы нам оказали, передав эти бесценные документы на хранение в ГУ «ГАСПИТО». В архивных условиях, при соблюдении должного температурно-влажностного и светового режима, пожелтевшие от времени, ветхие, полуистлевшие фронтовые треугольники сохранятся намного дольше, а их копии, сделанные на современных носителях – вечно.

Накануне памятной даты – 65-летия начала Великой Отечественной войны – мы представляем вашему вниманию подборку писем начального этапа войны. В основном в нее включены письма, только что поступившие на хранение в наш архив, а также несколько писем, опубликованных в вышеназванном сборнике. Учитывая небольшой тираж сборника, думается, что это вполне логично.

Обращаем внимание читателей на то, что мы предложили к публикации исключительно письма личного характера, т. е. адресованные фронтовиками родным, близким и любимым людям. В органы власти (обком и горкомы партии, облисполком и горисполкомы) также поступало немало писем с фронта, так сказать, «организованного» характера: об укреплении союза тыла и фронта, организации переписки девушек с красноармейцами и т. п. В отличие от личных писем они были написаны, как правило, на хорошей бумаге, цветными карандашами, каллиграфическим почерком. Лейтмотив всех писем – «Война скоро закончится, и мы вернемся домой с победой над кровожадным врагом».

Письма личного характера – другие. Они написаны карандашами в условиях дефицита бумаги и времени на маленьких листочках. Они зачитаны и истрепаны до такой степени, что текст почти не виден, и зачастую просто невозможно разобрать написанное. На первый взгляд, письма солдат малоинформативны, бесхитростны. Да и могло ли быть иначе, если уже 6 июля 1941 г. в целях сохранения военной и государственной тайны была создана военная цензура, и абсолютно все письма с фронта имеют штамп «Просмотрено военной цензурой»?! В одном из интервью с военным цензором периода Великой Отечественной войны, показанном недавно по каналу РТР, говорилось о том, что тогда все письма от рядового солдата до Маршала просматривались цензурой. И даже Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский заканчивал свои письма фразой: «Далее не буду утомлять внимание уважаемого цензора». Фронтовики не имели права описывать свое местонахождение, рассказывать о боевых действиях, называть номера войсковых соединений, имена, звания и должности своих командиров и сослуживцев. Самым главным для них было сообщить, что они живы, здоровы и узнать, все ли благополучно у их родных.

Очень точно охарактеризовал письма первых дней и месяцев войны ответственный редактор сборника «Письма Великой Отечественной», кандидат исторических наук В.Л. Дьячков: «В них ясно видно, насколько слабо были информированы авторы о ходе военных действий, но, одновременно, чувствуется их реакция, их ощущение того, что с ними, со страной произошло что-то небывало страшное, рождавшее неизбывную тревогу за свою жизнь, за жизнь и судьбу своих самых близких и родных. В многократно повторяемых, как заклинание, словах прощания, в нервной интонации писем сквозит ощущение обреченности, предчувствие неизбежной и скорой гибели. Вместе с тем, несмотря на ужас военных катастроф, быстрого отступления армии и бегства мирного населения все дальше на Восток, в личных письмах первого года войны нет разрушающего панического страха. В них есть не только покорность судьбе – «в войну мы родились, в войну и умрем» – но и «простое», без показного добровольчества и пропагандистской бравады, выполнение собственного семейного и гражданского долга по защите близких, родины и Родины от врага».

Авторы писем начального этапа войны в абсолютном своем большинстве погибли. Конечно, взяв в руку карандаш, они надеялись на лучшее будущее, по крайней мере, надеялись дождаться ответ на вопросы: все ли здоровы, убрали урожай или нет, заготовили корм корове, хватает ли хлеба, есть ли нормальная одежда. Наверное, где-то в глубине души теплилась надежда на то, что все-таки когда-нибудь война закончится, и они вернутся домой. Верил в это и не вернувшийся с фронта поэт Иосиф Уткин:

Мы скоро вернемся. Я знаю. Я верю.
И время такое придет:
Останутся грусть и разлука за дверью,
А в дом только радость войдет.
И как-нибудь вечером вместе с тобою,
К плечу прижимаясь плечом,
Мы сядем и письма, как летопись боя,
Как хронику чувств, перечтем…
Не суждено было сбыться этой мечте. Но в наших силах беречь память о тех, кто отдал свою жизнь за Родину, семью, за н а с.

ТАК НАЧИНАЛАСЬ ВОЙНА…

№ 1
Из письма Г.А.Кошелева* родным в д. Рудневка Тамбовского района
22 июня 1941 г.
г. Харьков

Привет из лагерей гор. Харькова!
Здравствуйте, дорогие родители! Здравствуй, мама, папа, Степа, Ваня, Лиза, Леня, Катя и все вообще сродники! Письмо от вашего сына Григория.
Мама, во первых строках своего письма я сообщаю, что я пока нахожусь в лагерях на старом месте. Мама, еще сообщаю – не знаю, вам это известно или нет – особое явление, это то, что Германия пошла войной на Сов[етский] Союз. Как раз 22 июня в 4 ч. утра Германия объявила войну Сов[етскому] Союзу. Мама, так что Семен наш теперь бьется с Германией. И сейчас жив ли?..**
Мама, германские самолеты сделали налеты на города Киев, Севастополь и др. – на 5 городов, эти города они бомбили. Мама, так что и мы находимся недалеко от гор. Киева (400 км), так что и мы должны пойти на фронт не нынче – завтра. Ну, это все ничего. Мама, особо не горюй, не плачь.
Мама, пропишите, кого у нас будут брать из деревни и, может быть, уже взяли. Мама, теперь и Степан, Иван тоже на днях должны пойти на фронт***. Мама, тогда пропишите. Леня****, почему ты мне ни одного письма не напишешь? Пропиши обо всем.
Мне больше писать нечего и некогда. Затем до свидания. Остаюсь жив и здоров, того и вам желаю. Прощайте.
Пишите ответ быстрее, как получите письмо, а то, возможно, адрес сменится скоро. До свидания, дорогие родители и все вообще сродники… До свидания несколько раз.
Г.Кошелев
_________________________
* Кошелев Григорий Акимович (1920-1941). Родился в с. Арапово (ныне с. Красносвободное Тамбовского района), рядовой. Пропал без вести в 1941 г. под г. Ленинград.
** Кошелев Семен Акимович (1918-1941), рядовой, пропал без вести в 1941 г.
*** Кошелев Степан Акимович (1916-1943), старший сержант, погиб в бою 17 февраля 1943г.
Кошелев Иван Акимович был на фронте с 1941 г. (см. письмо № 3). Дальнейшая судьба неизвестна.
**** Кошелев Алексей Акимович - младший из братьев Кошелевых – допризывного (1925-1926 года рождения) возраста. В числе тысяч юных тамбовцев позже был мобилизован на трудовой фронт за пределы Тамбовской области.


№ 2
Из письма И.К. Романюка* родным в Одесскую область
23 июня 1941 г.


Лес, южнее Медыка, 24.00
Здравствуйте, все родные!
Нина и Валюсь! Скоро, наверное, не увидимся. Нахожусь на фронте. Все имущество осталось в квартире. В момент внезапного обстрела немцами Перемышля я был в квартире – это было в 4 часа ночи 22.6.41 г. Успел только одеться и замкнуть квартиру, т. к. на улице рвались снаряды. Под огнем сел на машину и отправился в лагерь. Вторично приехал через пару часов – с задачей добраться до квартиры и забрать новую шинель, твое пальто, синий костюм, одеяло, сумку, но как вышел с части на главную улицу – меня обстреляли с пулеметов. Возвратился обратно. Все пропало. Некоторые семьи к[ра]с[ноармейцев] попали в плен – остались в Перемышле: Осберг, нач. клуба, Писаченко – он теперь их достает и расстреливает. Перемышль с первого дня обнят пламенем. Сегодня 23.6. мы отошли и крепко потревожили немцев в Перемыш[ле] арт. огнем. Целый день артиллерия била по городу – еще горит, хотя уже 24.00. Зло берет. Немец крепко на нас жмет, но мы не теряемся. Сегодня прочистили его территорию осколками снарядов. Везде пожары. Население он заблаговременно согнал. Пускает в ход танки. Ждем подкрепление. Сдерживаем его продвижение на нашу территорию. Сейчас я нахожусь южнее Медыка 8 км. «Отдыхаем» с осторожностью.
Нинуся и Валюсь! Хотел бы вас увидеть, а то, может, и больше не удастся. Не знаю, что ждет впереди. Тяжело раненых в нашей семье еще немного… Женщин, не успевших эвакуироваться, отправили вчера во Львов с детьми.
На том до свидания. Крепко тебя и Валюсю целую.
Привет папе, маме, Лене, дяде Вите, тете Вере, бабушке и остальным.
___________________________
* Романюк Иван Карпович (1911-1941). Родился в с. Степашки ныне Гайсинского района Винницкой области (Украина), старший лейтенант, начальник связи 233-го тяжелого корпусного артиллерийского полка. Пропал без вести в 1941 г.


№ 3
Письмо И.А. Кошелева брату Г.А.Кошелеву в г. Харьков
30 июня 1941 г.


Здравствуй, дорогой братишка Гера!
Во-первых, тебе сообщаю о том, что мы Ваше письмо получили, которое ты писал последний раз, и [в] тот же день я сажусь писать тебе письмо, и [в] этот же день Степану пришла повестка явиться в райкомат для отправки в РККА. Но я еще жду, что будет, но скоро и я пойду.
Гриша, ты знаешь о том, что делает Германия и собака Гитлер... Гриша, это все ничего. Надо только быть смелым, находчивым и решительным. То никогда не пропадешь. А если будем плакать да бояться, то это плохое дело, пропадем…
Желаю тебе быть всегда здоровым и долго жить и не стареть. До свидания…
Ваня

№ 4
Письмо А. И. Ермилова* родным
5 июля 1941 г.


Здравствуйте, дорогие мои Раечик, дочка Светланочка, папа, мама, Сережа и Зина и все родственники!
Сообщаю, Раечик, что я пока жив и здоров. Дела идут по-старому, в боях еще не был. Чувствую себя хорошо. Подбодрило выступление Сталина по радио. Несомненно, что ты его или слыхала или читала. Я думаю, что оно подействовало на тебя также, как и на меня.
Адрес мой, Раечик, таков: Действующая Красная Армия, Сортировочный пункт литер «Т», Военно-полевая почтовая станция № 159, 91 оад**, Ермилову А.И.
Теперь буду ждать от тебя письмеца. Ты не задерживай, пиши быстрей.
Милый Раечик! Хотелось бы написать тебе что-то ласковое, успокаивающее. Ты, милая, не грусти. Работай, помогай, чем можешь, стране в борьбе с врагом. Сейчас не место слезам. Плакать некогда. Слезы делу не помогут. Необходим неутомимый труд, героический труд и героическая борьба – только это избавит нас от ига Кровожадного Гитлера. Не грусти обо мне. Я должен с честью выполнить свой долг. Я должен бороться потому, что у меня есть дочь, должен бороться за то, чтобы она росла не немецкой рабыней, а свободной гражданкой Советского Государства. Пусть я погибну в борьбе. Без жертв нет борьбы. Правда, моя крошка, тебе трудно было, трудно и сейчас, трудности и впереди. Но что же делать. Вся жизнь так складывается. Не будем больше говорить об этом. Будем надеяться на лучший конец. Увидимся – придет и такое время.
Передай папе мою просьбу, чтобы он тебе по возможности помогал.
Вот так пока все. Целую крепко Вас с дочкой. Жду письмо.
Ваш Сашок
__________________________
* Ермилов Александр Иванович (1918-1941). В 1939 г. окончил Тамбовское педучилище. Три месяца работал зав. начальной школой в с. Кулябовка Мучкапского района. Затем был призван на срочную службу в РККА.
** оад – отдельный артиллерийский дивизион.

№ 5
Из письма Г.Д. Голощапова* родителям в колхоз «Новый путь» Александровского сельсовета Знаменского района
13 июля 1941 г.


Здравствуйте, дорогие родители!
Посылаю я вам свой привет и желаю всего хорошего в вашей спокойной жизни. Я вам посылал [письмо] 12-[го] числа, но вы скажите – почему он адрес не пишет? Адреса у нас никакого нет, и я не знаю, доходят ли вам письма или нет. Я очень рад был бы, что [бы] вы прислали письмо, хоть узнать бы новости – кого еще взяли или нет, и кто письма шлет.
Дорогие родители, я пока жив и здоров. Еще я о чем тужу – забыл карточки, хоть нет-[нет, да и] глянул, а то я очень тоскую.
Насчет пищи я вам сообщаю. Как прибыли, очень плохо было. Только был горох. А как выехали на фронт, то стали давать пищу хорошую. Сахару сразу давали хорошо, так что хватало.
Новостей пока нет. Пока до свидания, моя семья… Жизнь наша на носу. Я рад был бы, что поранили бы меня. Много убивают.
Дорогие родители, дали нам 300 патронов, по десять штук гранат, так что присту [пили ]…**.
________________________
* Голощапов Григорий Дмитриевич (1909-1941). Родился в с. Александровка ныне Знаменского района, рядовой. Пропал без вести в г. Брянск.
** Далее текст письма обрывается.

№ 6
Письмо Г.Н. Костюченко* сестре Е.Н. Зиминой
24 августа 1941 г.


Здравствуйте, дорогая сестричка Дуся!!
Сегодня получил от папы письмо, он дал твой адрес, и я решил тебе написать письмо. Сейчас я нахожусь в госпитале, ранен в левую руку, ну стал чувствовать себя хорошо и скоро обратно поеду защищать родину, а ты, курносенькая, скорей убирай хлеб – тем самым будем обеспечивать победу над врагами. А мой долг сейчас перед родиной – уничтожить врага и, возможно, это будет скоро, как мы их разгромим, и тогда, Дуся, приеду с победой домой.
И не исключена возможность, если я погибну за Родину, то ты хотя [бы] вспоминай, что за тебя братишка погиб, и желаю тебе, Дуся, счастливо жить сейчас и в будущем.
Ну, пока все. Пиши, что тебя интересует, и вообще о всех новостях. Мой адрес: г. Тихорецк, военный госпиталь, правое крыло, палата № 6.
И с этим до свидания.
Твой брат Гриша
________________________
* Костюченко Григорий Николаевич (1921-?). Родился в г. Мариуполь. Публикуемое письмо – его последнее письмо сестре. Дальнейшая судьба неизвестна.

№ 7
Письмо Е.С. Алексеева* родным в г. Тамбов
Позднее 19 августа 1941 г.


Здравствуйте, дорогие мама, Александра с дочкой и Анатолий, целую вас и желаю всего хорошего. Сообщаю вам, что меня мобилизовали 17/VIII-41 г. и 19/VIII-41 г. угнали за 12 км от Тамбова для формирования частей. В настоящее время пока нахожусь при распредбатальоне, и как только сформируют часть, так еду на фронт и поставил себе задачу обязательно уничтожить с десяток фашистских гадов, а тогда не жаль лечь самому.
Мама! Если есть время, то навести моих ребят. Целую вас.
Сын, брат Ефим
________________________
* Алексеев Ефим Сергеевич (1907-1944). Родился в г. Калуга, младший лейтенант. Погиб в бою 15 июля 1944 г.

№ 8-10
№ 8
Из писем В.П. Пчелинцева* жене в с. Дуплято-Маслово Дуплято-Масловского сельсовета Знаменского района
18 августа 1941 г.


Добрый день! Письмо от вашего известного мужа Пчелинцева Василия П[етровича].
Здравствуйте, многоуважаемая супруга А[лександра] Ф[едоровна]. Шлю я вам свой нижайший поклон и кланяюсь матери, детям и братьям Лиде, Ире, Вале, Паше, Володе и всем родным и знакомым.
Я сейчас нахожусь в Дорогобужском районе. Ведем упорные бои с противником. Приходилось бить гранатой, [стоять] на посту, [ходить] в разведку [к] германцам. Я пока жив. Если обо всем описывать, то надо целый день писать, как мы сражались и вели бой с противником. Противник понес от нас большие потери.
Прошу вас: опишите мне, что вы письма получали или нет, – я вам писал часто. Я вас прошу – напишите мне Мишкин адрес, на каком он фронте, и опишите мне обо всех братьях – где они находятся…
Я жив-здоров. До свидания.
Письмо писал в окопе, сейчас пока тепло.
Пчелинцев Вас[илий] Петров[ич]
________________________
* Пчелинцев Василий Петрович (1910-1942). Родился в с. Дуплято-Маслово ныне Знаменского района, сержант. Пропал без вести в феврале 1942 г.

№ 9
29 августа 1941 г.


Добрый день! Письмо от Вашего известного мужа В[асилия] П[етровича]. Здравствуй, многоуважаемая супруга А[лександра] Ф[едоровна]. Шлю я вам пламенный горячий привет. Еще кланяюсь детям Лиде, Ире и Вале и еще низко кланяюсь матери и братьям Володе и Паше. Я пока жив-здоров, того и вам желаю.
Мама, Паша, Володя, не забывайте мое прошлое. Не обижайте моих юношей Лиду, Иру и Валю. И не обижайте Шуру. Мы ведь для вас плохого не делали, кроме лучшего. Шура, и ты не обижай маму – ведь ей сейчас горчее тебя. Вы себе мужа найдете навсегда, но мать сыночка никогда.
Вспоминайте обо мне все. Но ничего, враг стал сдаваться понемногу и со скорой победой вернемся домой, будем жить весело. Только не скучайте и не тоскуйте, живите дружней, вам делить нечего.
Я нахожусь на Смоленском направлении, ведем ожесточенные бои с противником, в каковых враг лютый несет от нас большие потери, и мы уверены в том, что кровопивцу врагу не топтать нашу зеленую траву…

№ 10
29 сентября 1941 г.


Привет всем. Письмо от вашего известного Пчелинцева Вас[илия] Пет[ровича].
Здравствуй, многоуважаемая семья! Шлю вам свой нижайший привет и желаю всего наилучшего в жизни всем – маме, Шуре, Паше, Володе, Лиде, Ире, Вале. Лиза, я Вам поклон не писал, думал, что Вы уехали. Тепереча пишу Вам свой братский привет и желаю всего наилучшего в работе, но только не надейся ни на кого и не доверяй никому.
Лиза, от Вас я получил два письма и одну открытку от Шуры. За это я Вас благодарю.
Я нахожусь на месте. Пока жив и здоров. Привык к службе и грохоту снарядов и к Смоленским лесам. Бои все идут. Не так давно нашими частями было разгромлено в районе города Ельня 8 германских дивизий и захвачено много трофеев.
Пишите чаще письма. Мне с ними веселей… До свидания.
В. Пчелинцев

№ 11-13
Из писем П.Ф. Загуменнова* родным в с. Черняное Лысогорского района
№ 11 Август 1941 г.


Привет с фронта! Добрый день! Здравствуй, дорогая женка Мария Федоровна. Посылаю тебе свой горячий привет и желаю доброго здравия и еще я крепко жму дочку Валю, целую горячим поцелуем от своего отцовского сердца и желаю ей наилучшего в жизни. Передаю привет нашим родителям и всем родным и близким по сродству. Шлю низкий поклон и желаю наилучшего в жизни.
Маруся, прежде всего, я хочу написать… о жизни… за 2½ месяца моего пребывания на фронте. Надо [иметь] большое терпение и мужество, не присваивая себе героического духа, в военных условиях унывать нельзя. Приходится переживать много и не падать духом, но если все описывать, конечно, многое и для тебя совсем без надобности.
Сейчас мы находимся все также на передовом фронте военных действий. Питаемся ничего, хорошо, только питание не берет. Ну, из ребят Черняновских остался я один, всех разбили по частям в другие полки, тут в армии все свои.
Маруся, я никак не могу связаться перепиской с вами. Правда, ранее почта не приходила. Сейчас ходит. Я пишу 3-[е] письмо и от вас не получаю, возможно, от перемены адресов моих.
Ну, с моей стороны особо писать нечего. Пока жив-здоров – до коих, сказать трудно: нонче жив, завтра нет. Ну, а пока сильно не беспокойся. Получишь письмо – пиши ответ, описывай все подробно. Для меня будет все интересно. Пиши, кого взяли из родни, убрали ли в колхозе хлеб, кто председателем и бригадиром.
Маруся, опиши, как вы с Валей живете, прибавилась ли у нас семья, как в отношении обработки усадьбы, какая урожайность, получаете ли пособия. Опиши, как живут наши родные, как ваше с Валей здоровье. Опиши, шлют ли письма взятые ребята…
Ну, а пока до свидания. Мой адрес: Западный фронт, Действующая армия, почтовая полевая станция 760. Загуменнову П.Ф.
__________________________
* Загуменнов Петр Федорович (1916-1942). Родился в с. Черняное ныне Тамбовского района, рядовой. Погиб в бою 25 августа 1942 г.

№ 12 5 сентября 1941 г.

Красноармейский привет с фронта! Всенижайший поклон многоуважаемому дяде Якову Павловичу с Вашей женкой Пелагеей Яковлевной и с детками Пашей и Любой.
Посылаю вам свой теплый привет и желаю наилучшего в жизни. Передаю также привет теще со свояченицей Марфой Федоровной и бабушкам. Желаю им доброго здравия и счастливой жизни. Передает вам известный для вас Загуменнов Петр Федорович, который пока еще живой и здоров, выбрав свободное время, счел необходимым письмо написать.
Многоуважаемый дядя Яков Павлович, пишу Вам письмо с Западного фронта, на котором приходится переживать всякие моменты. Приходится бороться со всеми трудностями, но это все надо переживать. Ну, о военных действиях писать не приходится, поскольку Вы на себе испытывали. Конечно, сейчас немного посложнее, так как война, которая на земле и на воздухе, техника во всем развита. Враг коварен и хитер, с ним дело приходится иметь по-серьезному.
Яков Павлович, сейчас мы недалеко от Москвы, [в] 300 км проходит наш фронт, но мы счас укрепились и больше не отходим. Жить или помирать. Если газеты читаешь, то должен знать, какая обстановка сейчас. Я нахожусь в зводе связи при штабной батарее. Сразу был в полку, который уже расформирован. Одним словом, попадаю в 3-[е] место.
Ну, кум, писать до тонкости, сам знаешь, законом предусмотрено, что нельзя.
Питаемся хорошо, ну и пока жив-здоров. Выберешь время, напиши ответ… До свидания.
П. Загуменнов

№ 13
24 октября 1941 г.


Добрый день! Привет от вашего сына Петра Ф[едоровича]. Здравствуйте, дорогие родители, папаша и мама. Посылаю вам письмо с дороги. Выезжаю из Москвы. Сообщаю: я пока жив, но состояние здоровья немного изменилось. Мама, твои жив[ые] помощи до сего времени хранятся у меня, но немец на них не посмотрел и царапнул меня в 3 местах. Но ранения мелкие, самое большее – на 1½ месяца лечения, а потом опять буду на фронте бить немцев. Попались мы в окружение, шли, прорывая ихние цепи, на последней линии меня и ранило, кость нигде не повредило. Правда, верст 60 шел трудно, совершая по 12-15 километров в сутки до своих частей.
Сейчас наш санитарный поезд как будто бы направили в Новосибирский госпиталь. Всех раненых отправляют на восток. В Москве я лежал 2 дня, но сейчас она в опасном положении.
Своих односельчан со второго месяца войны никого не видел. Писем я ни от кого не получал, несмотря [на то, что] писал много. Правда, хотя часть на одном месте не стояла, и почта менялась.
Ну, у меня пока писать больше нечего… Раны легкие.
Передаю привет сестрам. Ну, а пока до свидания.
Известный сын ваш П. Загуменнов

№ 14
Письмо Л.В. Козловской* матери
12 сентября 1941 г.


Здравствуй, мама! Крепко целую и благодарю за письмо.
Мама! Дорогая, ты не можешь себе представить, как я была рада, когда получила письмо, написанное Галиной рукой. Я, не задумываясь, сразу по конверту узнала, что писала Галя, и у меня почему-то от воспоминанья прошлого промелькнули слезы – конечно, от радости. Большой, большой ей привет и благодарю за письмо. Открытку ее я не получала.
Мама, здоровье мое сейчас хорошее. Правда, я болела. Уже прошло дней 28. И болела от германского стервятника, от разрыва бомбы рядом со мной – меня засыпало сильно землей, стукнуло по боку и оглушило, но благодаря хорошей заботе наших врачей здорова сейчас как никогда.
Мама! Ты пишешь в открытке, что «жду твоего возвращения». Вернусь, дорогая старуха, но тогда, когда окончательно не будет фашизма, когда перебьем всех офицеров-бандитов**. Я очень рада, что ты вступила в ряды народного ополчения. Так и должно быть, дорогая мама, так как война отечественная. Но мы, родная старушка, победим, в этом не может быть сомненья.
Мама! Посылаю тебе 500 рублей еще. Я надеюсь, что как тебе будет надо, так пиши. Отдай Галине долг обязательно и извинись за меня. Прошу тебя, сделай это обязательно.
Получаю я 600 р. Плачу 150 р. займ, 100 фонд обороны и комсомольские 20 р. и 300 тебе, а мне здесь деньги почти что не нужны. Питание у нас хорошее, папиросы дают, так что курю, мама, хотя тебе это и не нравится.
Напиши, с кем дружишь, как живут Сорокины, тетя Саня, Богоявленские и другие, и Юрьева Аня.
Прошу, пиши чаще и больше, а то я за 3 месяца получила только 1 открытку и сегодня письмо и все. А я пишу очень часто.
Мама! Сегодня один раненый меня нарисовал за 15 минут, по-моему, немного похожа. Завтра запечатаю в конверт и пошлю тебе, если примут на почте.
Но больше писать нечего. Целую тебя, Галю и Адочку.
Жду ответа. Точный адрес: Действующая Красная Армия, Полевая почтовая станция № 383, старшему военфельдшеру Козловской Л.В.
Людмила
________________________
* В ГУ «ГАСПИТО» сведений о Л.В. Козловской не имеется.
** Так в документе.

№ 15
Письмо Александра* сестре Варваре в с. Дубки Тамбовского района
19 сентября 1941 г.
22.00


Дорогая Варя!
Давно я не писал тебе, так как отправить письмо не было бы возможности. Невозможно это и сейчас, но я надеюсь, что это письмо все равно дойдет до тебя.
Сейчас глубокая ночь. Сижу в большой хате. Вокруг меня на лавках, на лежанке, на полу спят мои товарищи вместе с винтовкой.
Сегодня днем я приехал в свое подразделение. Отсутствовал двое суток. Выводил испорченную машину. Всю ночь я возил на машине ящики с гранатами и двух раненых. Очень тяжело смотреть, когда твои друзья умирают у тебя на глазах. Но мы не падаем духом и верим в победу.
Привет всем моим друзьям и знакомым. Желаю всего вам наилучшего.
Твой брат Сашка
____________________
* Фамилия автора письма не установлена.

№ 16
Письма П.Л. Морозова* жене в г. Рассказово
7 октября 1941 г.


Письмо от известного мужа Петра Леонтьевича.
Здравствуй, многоуважаемая моя супруга Фрося! Я Вам посылаю свой мужеский горячий поцелуй и целую Вас, милая Фрося, несколько раз. И что кланяюсь родимой мамане своим низким детским поклоном от своего детского сердца и желаю Вам, маманя, быть навсегда здоровой.
Милая Фрося, я Вам сообщаю о том, что я Ваше письмо получил, которое Вы мне писали, и что письмо получил, которое Вы посылали 29/9-41 года. Я его тоже получил. Вы мне в нем пишете о том, что Вас забываю. Нет, милая Фрося, я тогда Вас забуду, когда Вам сообщат, что Ваш муж убит, тогда я Вас забуду и то буду на том свете вспоминать.
Милая Фрося, Вы пишете мне, чтобы я Ваше письмо назад прислал. Нет, милая Фрося, я Вам его назад не пришлю, а к своему сердцу приложу. Хотя Вы написали на меня в нем с обидой, но оно мне также мило. Даже и не могу Вам описать, как я Вас любил и люблю и буду Вас любить.
Милая моя Фрося, каждое Ваше письмо, как получаю, прежде всего его целую, а потом начинаю читать, что мне милая моя Фрося опишет.
Но пока, милая моя Фрося, до свидания. Ожидаю от Вас ответ с нетерпением и целую Вас, милая Фрося, несколько раз. Целую Вас, Фрося.
Каждый раз, что ни минута, что ни час, целую, Фрося, Вашу фотокарточку.
Петя
_______________________
* В ГУ «ГАСПИТО» сведений о П.Л. Морозове не имеется.

№ 17
Письмо Г.В.Толстых* родным в г. Тамбов
10 октября 1941 г.
2 часа дня


Здравствуйте, уважаемое семейство: Михаил Матвеевич, Мария Васильевна и детки Зина и Юрик.
Сообщаю, что я, Толстых Гаврил Васильевич, в настоящее время жив и здоров. Прошу вас, как можно меньше обо мне беспокойтесь, старайтесь так, чтобы у вас было все благополучно. Тогда и я буду спокоен, а спокойство – это лучший залог победы в борьбе с врагом.
Обращаюсь к тебе, Зиночка и Юрик, и прошу вас не скучать обо мне, слушайтесь крестного и крестную. Как вы будете там спо[ко]йны и хорошо играть, и я здесь буду спокоен и скорей приеду домой с победой. Помни, Зина, ведь ты уже большая, ты должна везде и всегда смотреть за Юриком.
Миша и Маша, обращаюсь к вам. Не откажите в просьбе моего семейства, в чем только у вас будет возможность. Скоро должна к вам приехать Ариша с Валериком. Может, будет полегче прожить. А я надеюсь возвратиться с победой, и лучшая наша жизнь впереди. И тогда я за все отблагодарю.
Еще сообщаю о том, что я чувствую себя хорошо, нахожусь на отдыхе – 40 километров за город Харьков. Мы предполагаем, что в скором будущем должны выступить на передовую линию фронта.
Надеюсь, что оказанное мне доверие партии и правительства я оправдаю и с возложенной задачей справлюсь, т.к. мы знаем, что наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами.
Еще прошу вас о том, чтобы вы особо не беспокоились о том, что от меня будут редко письма. Я не имею возможности и душевно не могу часто писать письма.
На этом заканчиваю. Будьте здоровы. Остаюсь жив и здоров.
Толстых Г.В.
______________________
Толстых Гаврила Васильевич родился в г. Тамбов, рядовой. Пропал без вести 24 октября 1941г.

№ 18-20
Письма В.Ф. Ногина* матери А.И. Ногиной и сестре Татьяне в г. Тамбов
№ 18
29 октября 1941 г.


Здравствуйте, мама и Татьяна!
Сегодня, 29 окт[ября], прибыли в Рассказово. Начну писать с самого начала. В тот день, как меня взяли, нас разбили по отделениям и велели разбираться по отведенным комнатам. Днем выдали по кило хлеба и ½ кило ливерной колбасы (стоит все 3 р. 70 к.). Вдруг неожиданно нас выстроили и повели – оказывается, переводили на другую квартиру. В комнате нашей разместилось 50 человек. Спать было плохо, т. к. было очень холодно (нет стекол и спали на полу). Я почти не спал. Сегодня встали рано. Умылся под краном, поел и нас выстроили для отправки. Паспорта у нас отобрали, а взамен дали справки. Отправились в 10 часов. Дорога очень плохая, ботинки все в глине. Шли быстро. Первый отдых был у ст. Рада. Под конец измучились. Вася говорит, что ехать значительно лучше. Он стал уже охать. Пришли в Р[ассказово] к 5 часам. До 6 ждали у военкомата, а потом нас стали разбивать по квартирам. Мы с одним попали к одной хозяйке, которая накормила нас картошкой. Сейчас ждем чай. Самовар уже кипит. Поел картошку с колбасой. У меня пока в мешке не убавляется, а прибавляется. Сегодня хотят дать 1,5 кг хлеба на 2 дня. Куда пойдем дальше – не знаю.
За масло спасибо. Привет.
В.Н.
______________________
* Ногин Виктор Феодосьевич (1923-1942). Родился в г. Тамбов, сержант. Погиб в бою 8 августа 1942 г.

№ 19
18 ноября 1941 г.
Кирсанов. Вокзал. 8 часов утра


Мама, сейчас сижу в поезде почтовом, до Кирсанова осталось 14 км.
Из Тамбова выехал в 12 ч. дня 17/XI-41. Из дома пошел к мальчишке. Он еще спал. Ждал его до 10 часов. Втроем пошли на вокзал. Сели сначала на товарный поезд. Посидели, пошли на перрон. Там залезли на почтовый и здесь встретил отца Ибрагима. Он достал билеты на четверых: на Ибрагима, Женьку, Швецова и на меня. Ребята остались в тамбуре, а я сел в вагон. Народу было очень много. Билеты никто не проверял. Ехали очень долго, потому что поезд на каждой станции стоял долго. Так, например, на 41-й версте простояли 3 часа (с 12 до 3-х). Может быть, этот поезд пойдет и дальше Кирсанова, тогда поедем и мы. Сейчас едем все вместе, 6 человек.
Ночь спали ничего. Если поедем так и дальше, то мне хлеба будет мало. Нужно было взять больше. Из карманов все поел.
Всего хорошего.

№ 20
14 декабря 1941 г.


Здравствуйте, мама и Татьяна! Сегодня 5-[й] день, как я прибыл в часть.
Нас обмундировали, дали ботинки, пиджаки, теплые брюки. Свое все отобрали. Шубу и белье я положил в мешок с домашним адресом, но, наверное, все пропадет. Валенки у меня пропали. Мы находимся сейчас в лагерях под Казанью. Спим в землянках. Сначала казалось холодно, но когда намерзнешься, то попасть в землянку – милое дело. Землянки большие – на 400 человек. Встаем в 5 часов. Умываемся снегом. Кормят 2 раза в день. В 9 часов завтрак: 200 гр. хлеба, 20 гр. сахара и бачок как медный таз у нас на 5 человек. Столовая холодная, без окон и дверей, одна крыша. В 7 часов обед: тазок на 5 человек и по 2 ложки каши с 500 гр. хлеба. Спать ложимся в 10 часов.
Занятий на улице пока не было. Спим пока на нарах. Скоро дадут матрацы и подушки.
Как у вас жизнь? Напиши по адресу: Казань-16, почтовый ящик 923/10, Ногину В.Ф.
Здесь много ребят из Тамбова, которых вот-вот должны отправить на фронт. Скоро нам дадут лыжи. Будем бить Гитлера на лыжах.
В общем жизнь ничего. Кормят удовлетворительно. На фронт отправляют – дают валенки, фуфайку, шапку, подшлем, теплое нижнее белье. В общем, одевают хорошо и тепло.
Сейчас пойду в наряд на кухню на все сутки. Ну, писать кончаю. Жду письмо. Посылку не посылай, а то все равно не передадут. Желаю здоровья и сил. Привет папе. Где он? Газеты получаем ежедневно, радуемся победам. Скоро, месяца через 2, сами будем бить немцев.
Всего хорошего.
В.Н.

№ 21
Письмо М.К. Виноградова* жене и детям
5 ноября 1941 г.


Добрый день, мои дорогие Шурик, Люсенька, Галя и сын Юрочка. Крепко вас целую и шлю вам свой далекий привет и желаю успехов в дальнейшем.
Шурочка, папка ваш жив и здоров. Очень беспокоюсь о вас, как вы там живете. Я уже давно вас не видел, а хуже всего не имею даже ваших фотографий, хотя бы посмотреть на свою семью и то бы было очень радостно.
Шурочка, посылал тебе очень много писем, а от тебя получил только одно, где ты писала, что получила деньги и аттестат. Я тебя прошу, пиши чаще и пришли фотокарточки как можно скорей.
Шура, 29 октября послал тебе 500 руб. денег, в скором времени пришлю денежный аттестат для продолжения на 1942 год.
Шурик, буду тебя просить – пиши чаще, это для меня будет очень радостно, береги ребятишек, передай Люсе, Гале и Юрочке, что папка очень скучает. Они, наверное, стали большие. Шура, пиши, в чем нуждаешься. Я тебе посылаю справку в том, что ты являешься женой военнослужащего. Передавай привет Зубакиным и Бабановым.
Шурик, очень скучаю о тебе! Ты пиши чаще, ибо для меня это будет большая радость. Пиши по адресу: 838-[я] Полевая почта, 28 отдельный заград. батальон. Виноградову М.К.
Поздравляю вас с наступающим праздником 24-й годовщины Октябрьской Соц. революции. Крепко вас целую.
Ваш папка В[иноградов] Миша
______________________
* Виноградов Михаил Кириллович (1911-1945). Родился в д. Дороново ныне Вязниковского района Владимирской области, подполковник. Погиб 7 марта 1945 г.

№ 22
Письмо П.Ф. Сосновского А.Я. Виноградовой
6 января 1942 г.


Здравствуйте, Александра Яковлевна! Пишет Вам боец заград. отряда Сосновский П.Ф.
Александра Яковлевна, вчера у нас в заград. отряде был большой праздник – нашего командира отряда Виноградова Михаила Кирилловича правительство наградило орденом Красной Звезды. Для нас всех это было большим праздником и радостью, так как наш командир Виноградов пользуется большим уважением и любовью со стороны всего отряда.
Поздравляю Вас, Александра Яковлевна, с таким радостным событием и желаю вам счастливой жизни. Я лично очень уважаю и люблю Михаила Кирилловича не только как хорошего [командира], но, главное, как хорошего человека и примерного семьянина. Он очень скучает по своей семье и беспокоится об ней, особенно когда не получал писем от Вас. Все время вспоминает о своих детях и мне много раз рассказывал о всех ребячьих проделках и шалостях. Теперь, когда он получил, наконец, Ваши письма, то успокоился и не стал таким скучным.
Разрешите пожелать Вам счастливой жизни и всякого благополучия с таким хорошим мужем и детьми. Берегите и любите детей – наше будущее. Простите, что так запросто пишу, это главно, может, потому, что я сам уже пожилой человек, имею семью и детей, которых очень люблю, и мне приятно видеть такого примерного семьянина, отца и мужа, как Михаил Кириллович.
Уваж[ающий] Вас П. Сосновский


Категория: Подборки   Опубликовано: 31.05.2010 08:18  Автор: М.М. Дорошина   Просмотров: 2837
Показать форму комментариев
Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru