янв 19

И вновь на страницах газеты — фронтовые письма. Все эти весточки из прошлого, написанные когда-то наспех, полуистлевшие и потемневшие от времени, имеют удивительную силу воздействия. В письмах вы не найдете описания боевых действий, но в них, как в зеркале, отразились все этапы войны: от ошеломляющих неудач лета и осени 41-го к долгожданному контрнаступлению под Москвой, коренному перелому под Сталинградом и непобедимому желанию искоренить фашизм — «добить зверя в его собственной берлоге» — весной 45-го.

Не так много сохранилось фронтовых треугольников начального этапа войны, а уцелевшие — поистине бесценны. Послания первых военных дней и месяцев — нервные, тревожные, с повторяющимися, как заклинания, словами прощания. Но в них нет безысходности и панического страха, а только покорность судьбе и святая вера в Победу. Их авторы в абсолютном своем большинстве погибли. Первыми встретили удары беспощадного врага на западной границе красноармейцы срочной службы Г. Кошелев и П. Решетов, кадровые военные В. Лахонин и А. Болотин. Добровольцами ушли на фронт П. Музалевский и Г. Облицов, сменил скрипку на винтовку С. Ситников, оставил мирную профессию учителя М. Стрижков. Все они искренне и очень просто писали о своем гражданском и семейном долге по защите близких и Родины от жестокого врага. И это не показной патриотизм, каждый из них знал кого и что он защищает.

Внимательно (сердцем!) читайте фронтовые письма, и вам откроется загадка великой непобедимой русской души.

 

Из писем Г. Кошелева* родным в д. Рудневка Тамбовского района

27 июня 1941 г.

Привет с дороги.

Здравствуйте, дорогие родители! Здравствуй, мама, папа, Степан, Иван, Лиза, Лёня, Катя и все остальные сродники...

Мама, во первых строках своего письма я сообщаю, что больше писем не пишите на старый адрес...Я с этого места уехал, сейчас нахожусь в дороге уже почти под Киевом.

Гонят нас на фронт. Я думаю, что вам теперь известно, что Германия   воюет с Советским Союзом. Как уже с 22/VI-41 г. с 4 часов утра начался бой, а сейчас идут ожесточенные бои, так что Семен** наш вряд ли жив, потому что он пограничник на первой линии фронта...

Мама, не знаю, что теперь у вас там делается. Теперь идет мобилизация. Теперь тоже взяли моих братьев, т.е. Степана*** и Ивана****. Мама, ну, это все ничего. В войну мы родились, в войну и умрем***** Мама, ты особо не плачь и не горюй, не убивайся, ничего не поделаешь...

Ну, вот и все, что хотел я сообщить. Затем до свидания, мама, папа, Степан, Иван, Лиза, Лёня, Катя, тетка Анюта, крестный и все остальные сродники. Я пока жив и здоров, того и вам желаю. Крепко вас всех целую.

Мама, несколько раз до свидания...

Ваш сын Григорий Акимович

_________________________

* Кошелев Григорий Акимович (1920-1941). Родился в с. Арапово (ныне с. Красносвободное Тамбовского района), рядовой. Пропал без вести в 1941 под Ленинградом.

** Кошелев Семен Акимович (1918-1941), рядовой, пропал без вести в 1941.

*** Кошелев Степан Акимович (1916-1943), старший сержант, погиб в бою 17 февраля 1943.

**** Кошелев Иван Акимович (1916-1967), призван в армию в 1941, демобилизован в том же году по состоянию здоровья.

**** Все упоминаемые братья Кошелевы родились в годы 1-й мировой и Гражданской войн.

 

 

2 июля 1941 г.

Привет со ст. Богуслав.

Здравствуйте, дорогие родители!

...Мама, мы ехали дорогой, приостановились на некоторое время. В одном местечке прожили 4 дня – недалеко от Киева (120 км), а теперь обратно едем на Киев. Как раз 2 июля едем на фронт...

Мама, я очень сильно похудел и стал еще тоще, чем был дома. Это потому, что забота и питание малое...

Бои идут ожесточенные, как от Белого моря и до Черного моря, почти как раз по всей западной границе. На фронт очень много едут. Мама, тут на Украине, поблиз Киева остались одни малые да старые, а остальные все на фронте.

Мама, жизнь моя сейчас протекает неважно, под открытым небом приходится спать. Дождь, грязь… Это сейчас хорошо, что тепло, что лето. Спать приходится очень мало – 4-5 ч. Это и то хорошо, а на фронте и этого не будет.

Мама, вот и все, что хотел я написать, и особого тут нечего писать, да и некогда.

Мама и все остальные сродники, пока до свидания. Остаюсь жив и здоров, того и вам желаю. Желаю наилучшей жизни и наилучшего здоровья.

До свидания, может, больше не увидимся. Крепко вас всех целую.

До свидания несколько раз.

Ваш сын Григорий Акимович

 

 

Из письма П. Решетова* родным в с. Сурава Лысогорского района

13 июля 1941 г.

Здравствуйте, мамаша, Тоня, Шура!

...Перед нами теперь стоит одна задача, задача общая вместе с вами – это полное уничтожение гитлеризма.

Мамаша, эта задача нелегкая – враг силен и хитер. Но мы победим. Вы нам должны помогать всем необходимым. Мама, передайте всем моим односельчанам, чтобы все вы вместе крепили тыл, следите за всем, удесятерите производство на колхозных полях, следите все, чтобы злодеи нашей Родины не портили наш труд на полях, в колхозе. Помогайте Красной Армии. Мама, и тогда мы скоро уничтожим коварного врага народа –Гитлера.

Мама, не слушайте и передайте другим своим соседям, чтобы и они не слушали ложных слухов. Ведь некоторые теперь говорят, что Красная Армия  отступает, что, мол, отдали З[ападную] Украину, З[ападную] Белоруссию. Это маневр, а не отступление. Враг не удержит этих рубежей.

Мама, передайте всем, что Красная Армия непобедима, и волю ее сломить нет такой силы. Враг будет уничтожен.

Мама! С Западной Украины мы отошли на свою территорию и расположены недалеко от Винницы**. Жизнь проходит хорошо. О моей жизни прошу не беспокоиться. И если я погибну, вы должны только гордиться, что сын погиб в борьбе с фашизмом за свою родину, за Сталина.

Мама, трудно описать, как немецкие войска расправляются с мирным населением и особенно с поляками и евреями – страшно (и особенно с девушками). У населения забирают все...

Не скучайте, не грустите. Настало время драться с врагом не на жизнь, а на смерть, но мы вместе с вами, всем народом победим...

До свидания, многоуважаемые односельчане, поддержите тыл, работайте, работайте, не покладая рук. Гитлеризм мы уничтожим.

До свидания.

П. Решетов

_________________

* Решетов Петр Васильевич (1920-1941). Родился в с. Сурава ныне Тамбовского района, лейтенант, командир взвода. Пропал без вести в июле 1941.

** Советские войска с боями оставили г. Винница 19 июля 1941.

 

 

Из писем С. Ситникова* Т. Емельяновой** в г. Тамбов

17 июля 1941 г.

Здравствуй, любимая крошенька!

...Время идет все также беспорядочно, быстро, без дела. Теперь я уже на второй «квартире», условия те же – спать на полу, земле, матрац из веток сирени или бузины; пища сухая, но питательная – ржаной хлеб (очень вкусный), колбаса хорошая, сгущенное молоко, два дня тому назад вместо колбасы давали 2 шт[уки] воблы. Сахар дается в достаточной норме. Терпеть все можно, все переношу хорошо, но жара замучила. Уже третьи сутки, как постригся, обжег голову – так ничего, а как станешь ложиться, то больно. Написал, попробовал провести по голове рукой, а болезненного ощущения нет, все калится, перекаливается и только закаляется, ну, и значит – хорошо...

Вчера все получили – ружья, пулеметы. Начинался маленький дождик. На новом оружии, густо смазанном маслом, капли воды напоминали что-то грядущее осеннее – грязное и мрачное. Внутри все дорогое под тяжестью случившегося сжато, и потому еще сильнее ощущается. Каждый день, каждое утро и каждый вечер, каждую ночь и каждый рассвет – все мыслью, сердцем, душою обращаюсь к тебе, говорю с тобою, тоскую и всегда переживаю будущую радость встречи, будто это должно случиться завтра…

Держись, Тосенька, я обязательно приеду, еще 100 лет хочу прожить с тобою и вместе умереть. Горько для меня, что ни строчки не могу от тебя получить, но так ведь все терпят, не один я. Милая, ты внутренне обращайся ко мне – я слышу и не устану слышать и откликаться тебе. Сейчас узнал, что в действ[ующую] армию можно писать. Как будет адрес, готовься слать все переживаемое, чтобы я делился с тобою и чувствовал связь...

Близость военных действий сказывается в тренировке самолетов. Было несколько тревог (заметил в самом себе отсутствие всякого страха и наличие громадного любопытства), интересных и показательных хладнокровием населения, собранностью. Метко стреляют наши зенитчики, в воздухе видны кучные белые шары разрывов. Летчики – наша гордость – виртуозы, делают поразительные пируэты в воздухе. Самое неприятное – тревога, прерывистые гудки, а все вместе – серьезная, детская игра, губительная по результатам для всех, а особенно для немцев, скорее бы их перебить и с сентября опять за учебу, за работу вместе с тобою...

Будь здорова, Тосенька, жди меня, жди нашей встречи, не тревожься, терпи. Все наши радости впереди, сейчас – вынужденное терпение... Эх… До свидания, милая, целую всю 100000 раз.

Твой уже не рыжий, а темно-коричневый

Сергей

____________________

* Ситников Сергей А. — музыкант, до войны работал в Тамбовском областном драматическом театре, одновременно преподавал игру на скрипке в музыкальной школе г. Котовска. Погиб в сентябре 1941.

** Емельянова Таисия Николаевна (1911-2010), художник, пианистка, певица, педагог. Родилась в Тамбове. Окончила Тамбовское музыкальное училище, где преподавала в 1941-1964.

 

5 августа 1941 г.

Ленинградская обл.

В лесу

Здравствуй, милая крошенька!

...Прошли еще 57 км, все ближе к делу, хотя дел и так много. Уже научился различать разрывы снарядов, самолетных бомб и бомб из минометов, а также и ружейные, и пистолетные выстрелы. Питают хорошо, но скучаю по окрошке, т.к. очень жарко.

Часто во сне живу в Тамбове и, просыпаясь, с трудом принуждаю себя верить, что это ночь, что это лес, что все далеко и неизвестно, когда будет близко. Эту тоску ты, наверно, уже давно научилась читать между строк, нет смысла тебя и себя изводить случившимся.

В жизни появилась обязанность нудная, но неизбежная, надо терпеть...

Пиши, целую.

Твой Сергей

 

 

Письмо А. Болотина* жене

19 июля 1941 г.

Крепко целую тебя, моя красотка!

Ты на меня не ругайся, что долго не сообщал о себе. Много ехали, да и сейчас еще не имею точного для тебя адреса.

У меня к тебе только одна просьба – не давайся разной панике, живи по-прежнему, больше помогай Родине чем только угодно, не жалея своего труда. Этим поможешь и мне.

Если будет возможно, то постарайся переехать на запад, в Тамбов к маме, тебе будет там веселей. На меня не обижайся. Я вернусь, наша цветущая жизнь впереди, а если убьют, то жизнь пропадет недаром, а за Родину, за тебя.

А сына (я уверен, что будет не дочь, а сын) ты сохрани для меня. Когда я приеду – этим ты выразишь лучшую любовь ко мне.

Все. Крепко целую. Еду в г. Ржев.

А. Болотин

________________________

* Болотин Андрей Андреевич (1918-1941). Родился в с. Полковое ныне Тамбовского района, младший политрук пулеметной роты 120-го стрелкового полка 107-й танковой дивизии. Убит в бою 23 июля 1941.

 

 

Письмо В. Лахонина* жене Т. Меховой и сыну Анатолию в г. Алейск Алтайского края

16 августа 1941 г.

Здравствуйте! Мои дорогие Тая и Толя!

Шлю вам горячий привет. О себе сообщаю, что я жив-здоров. О вас я ничего не знаю с июня месяца. Как вы там живете, мои родные?

...К тяготам военной жизни я уже привык. Но кажется мне, что зимой будет очень трудно. Попали мы в самое пекло войны. Видел я очень много страшных вещей, какие вообще только можно видеть на войне, и ни в каком кино не покажешь. Первый боевой вылет делал ночью с 11 на 12 августа**. Сейчас уже их несколько. Ты, наверное, не можешь представить себе обстрел зенитки, особенно ночью. Это, если можно сравнить, хороший фейерверк на празднике.

Нахожусь сейчас в Эстонии, и Кузьма здесь тоже. А летаем к самому Гитлеру, не даем ему спать. Наверное, от нашей работы Н-e количество представителей «высшей расы» отправлено в царство небесное.

Про страну, в которой мы сейчас находимся, что можно сказать. Жили здесь неплохо и могут делать хорошие конфеты, лимонад, трикотаж и прочее. Все из ширпотреба. Но пушки, самолеты и танки у них делать нечем и не из чего. Все они здесь, по-моему, свиноводы и курощупы. Еще, говорят, здесь много было [разных предателей]*, которых, по-видимому, отсюда выселили.  Был в одном эстонском городишке. Чистый. Хорошо. Но один магазин, в котором кроме тряпок для женщин, ничего нет...

Ну, пока. Привет всем вашим и знакомым. Свидеться если придется, то, наверное, не скоро, потому что я собираюсь, прежде чем самому туда отправиться, отправить побольше представителей «высшей расы», этих самых арийцев. И куда ты думаешь? В царство небесное или, по-нашему, на Марс. Когда я бросаю бомбы, я каждый раз приговариваю: «За Родину! За Сталина!» и «За вас, мои дорогие!» Мужайтесь. Победа будет за нами.

Береги сына и целуй его за меня. Крепко целую.

Ваш Веня

_________________________

* Лахонин Вениамин Иванович (1911-1941). Родился в г. Рассказово. Штурман 22-го авиаполка (дальняя бомбардировочная авиация), капитан. За успешную бомбардировку военно-промышленных и административных центров в глубоком тылу врага 16 сентября 1941 ему присвоено звание Героя Советского Союза. Погиб в авиакатастрофе в декабре 1941.

** Имеется в виду боевой вылет на ночную бомбардировку г. Берлина с аэродрома о. Сааремаа (Эстония).

*** Слова разных предателей зачеркнуты военной цензурой.


Из письма Г.И. Облицова* родным в г. Тамбов

6 октября 1941 г.

Привет из Н[ижнего] Тагила! Здравствуйте, Варя и Лида!

Шлю я вам наилучшего успеха и крепко, крепко вас целую...

Варя и Лида, я нахожусь все еще в госпитале. Надоел начальнику отделения и комиссару госпиталя о том, чтобы они меня выписали. Но я здоров, нет обмундирования. Ждут, скоро придет, тогда только выпишут...

До свидания. Крепко вас целую.

Облицов

________________________________

* Облицов Григорий Иванович (1903-1942). Родился в Кирсанове. До войны работал на заводе «Ревтруд». 4 июля 1941 добровольно ушел на фронт. Погиб в бою в январе 1942. Похоронен в братской могиле в поселке Большая Вишера Новгородской области.

 

 

Из письма П. Загуменнова* жене и детям в с. Черняное Лысогорского района

24 октября 1941 г.

Привет женке! Здравствуй, Маруся!

Передаю теплый отцовский привет дочке Вале и сыну Володе.

Маруся, получал ваши открытки, но на них ответа не писал лишь потому, что военные условия не позволяли. Сейчас пишу письмо на поезде, в котором едем из Москвы в госпиталь на восток, куда – неизвестно, но неблизко.

Я ранен 15 октября. Ранения легкие – на 1 месяц, не более. Потом обратно на фронт. Ранен в ноги, в мякоть.

Ну, на все твои вопросы ответить я не могу. В отношении, где тебе зимовать, сама смотри. Глупо только спрашиваешь – приеду, нет ли я к зиме, когда страна находится в большой опасности... Я считаю, в такой обстановке войны едва ли придется скоро побыть дома, а, может быть, придется погибнуть под пулей...

Прощай.

__________________________

* Загуменнов Петр Федорович (1916-1942). Родился в с. Черняное ныне Тамбовского района, рядовой. Погиб в бою 25 августа 1942.

 

 

Письмо П. Музалевского* жене Р. Ефановой и дочери Розе

28 ноября 1941 г.

г. Тула**

 

Добрый день, мои любимые и дорогие!

Я жив и здоров. Через час выезжаю на передовую. Похоже, будет жарко, но мы выстоим.

Розочка, дочка! Я выполню твой наказ – живым в плен не сдамся. Я уверен, что вы там тоже будете молодцы и, что бы ни говорили, верьте в победу. Берегите себя.

Твой преданный Петя

____________________________

* Музалевский Петр Константинович (1902-1973). Родился в д. Гулидовка Малоархангельского уезда Орловской губернии. 25 июня 1941 ушел добровольцем на фронт. Служил замполитом в 380-й стрелковой дивизии 50-й армии на Западном, Центральном, 2-м Белорусском фронтах. В 1944 был тяжело ранен и демобилизован. В послевоенное время на руководящей партийной работе в Тамбове. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны 2‑й ст., медалями, в т.ч. «За боевые заслуги», «За оборону Москвы».

** С 29 октября 1941 город Тула находился в «мешке» вражеского окружения.

 

 

Из письма М.И. Стрижкова* родным в г. Тамбов

6 декабря 1941 г.

Москва

Дорогая Лена, Галя, отец и мать!

От вас получил подряд пять писем, такого изобилия даже не ожидал...

Чрезвычайно рад письму Галины. Правда, мать должна «обратить» внимание на каллиграфию, но зато содержание письма самое для меня приятное. Берегу и читаю ее письмо, выучив наизусть. И когда становится особенно трудно, вспоминаю вас всех и представляю, как она сидит и водит карандашом под руководством тебя мне милые буковки, каллиграфию я забываю и чувствую содержание.

Война разогнала не только нашу семью. Необходимость защиты Галины, своей семьи стоит перед каждым отцом, перед каждым честным человеком, и те люди, закрывшись своей трусливой «бронью», будут посмешищем детей, они покроют себя позором, ибо теперь «всё для войны, всё на войну». Недавно я познакомился с одним красноармейцем, ему 52 года, в армию вступил добровольно, даже с определенным нажимом, чтобы его взяли. Он говорит, что «иду защищать Москву второй раз в жизни». Видишь сама, что общего между этим патриотом и бывшими моими знакомыми...

Теперь, как ни при одном изучении людей, выявится лояльность тех и других. Мы разоблачим этих шкурников и болтунов, играющих в патриотизм на кафедрах, а когда дело коснется их шкуры, они поджимают свои хвосты, как трусливые псы.

О, как я не хочу быть на их месте. Такая «бронь» – позор, а это хуже чем смерть честная за Родину, за прекрасную нашу столицу, мать наших городов – Москву.

Я очень рад, что принадлежу к плеяде героических защитников Москвы, и если мне не придется увидеться с вами, самыми дорогими существами, – не тужите. Отдать жизнь ради того, что Галина будет свободной, не жалко. Вместо меня ей будет отцом наша страна. Жить хочется, но из двух зол нужно выбрать худшее. Да и к чему жить, если быть рабом. Этого не хочу. Разделяю мнения большинства нашего народа: «Лучше умереть героем, чем жить трусом». Поэтому ты не претендуй на них, а гордись своей семьей.

Как хочется вас всех увидеть: и отца, сменившего кафедру на сапожный станок, и мать, которая заботится о вас и о нас всех, и Галину, метущую пол, и вообще домашний уют. Но еще счастливей и радостней будет встреча после победы. Мы в нее верим, уверенно себя чувствуем и п о б е д и м во что бы то ни стало...

Папа Миша

_________________________________

* Стрижков Михаил Иванович (1910-1943). Родился в Знаменском районе. Окончил истфак Воронежского госуниверситета. На фронте танкист, лейтенант. Погиб в бою 7 февраля 1943 под Харьковом.

Заведующий отделом использования

и публикации документов Государственного архива

социально-политической истории Тамбовской области

И.Муравьева

Категория: Подборки   Опубликовано: 19.01.2015 18:03  Автор: И.И. Муравьева   Просмотров: 1909 Tags:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru