мая 11

Бредихин В.Е.
Кафедра истории и философии
Тамбовский государственный технический университет

 

Аннотация: В статье в региональном масштабе рассматривается теория и практика участия комсомольских организаций в повышении рентабельности промышленного производства и качества выпускаемой продукции в эпоху НТР.

 

Важной производственной проблемой 1960 – 1980-х гг., к решению которой были подключены комсомольские организации, являлось качество продукции. По мере ликвидации в стране товарного дефицита, роста материальных доходов населения, увеличения объёма бюджетных расходов на развитие народного хозяйства, и государство и общество становились всё более заинтересованы в повышении эстетики, долговечности и надёжности промышленной продукции. В государственном интересе чётко просматривалась финансовая сторона вопроса: выпуск низкокачественной или бракованной продукции, не принятой потребителем, снижал рентабельность хозяйственной системы. Таким образом, решение проблемы качества продукции укладывалось в рамки государственной политики по соблюдению режима экономии и бережливости.

Стимулирование предприятий к рентабельной хозяйственной деятельности являлось одной из ключевых задач косыгинской промышленной реформы 1965 г., установившей в качестве базового отчётного показателя предприятий объём реализованной продукции. С конца 1960-х гг. устанавливается номенклатура изделий, сверхплановый выпуск которых был запрещён, тогда же вводится государственная аттестация продукции, по итогам которой лучшим образцам присваивался государственный Знак качества (отменён в 1985 г.) [19, с. 453, 584 – 587]. Однако проблема качества продукции и связанных с этим финансовых потерь стояла остро до конца существования советской бесконкурентной экономики. К примеру, в Тамбовской области в 1970-е гг. доля промышленной продукции со Знаком качества составляла всего 4,5 – 6 %; потери от брака в период 8-й – 12-й пятилеток держались на уровне 20 – 25 млн. р. за пятилетие, составляя 0,2 – 0,5 % себестоимости валовой промышленной продукции [14, с. 87; 15, с. 26 – 28, 33, 108; 16, с. 213].

Борьба за качество промышленной продукции со стороны комсомольских организаций предприятий Тамбовской области во многом носила показной характер: составление комплексных планов повышения качества продукции, проведение Дней качества, судов рабочей чести и трудовых эстафет по качеству под девизами «Отличное качество – дело каждого» или «Рабочая совесть – лучший контролёр». Вопросы качества выносились в качестве тематики проводимых обкомом ВЛКСМ молодёжных научно-практических конференций и «круглых столов» (в частности, такой «круглый стол» был организован в феврале 1975 г. Тамбовским горкомом ВЛКСМ совместно с редакцией областной молодёжной газеты «Комсомольское знамя»). Более конкретный характер носила деятельность комсомольских постов качества. Вопросы качества продукции также входили в круг деятельности «комсомольского прожектора».

Особенно активно комсомольская кампания по борьбе за высокое качество продукции на предприятиях Тамбовской области протекала в годы 10-й пятилетки 1976 – 1980 гг., объявленной партийным руководством страны «пятилеткой качества». В частности, следует отметить деятельность комитетов ВЛКСМ тамбовских заводов «Пигмент», подшипников скольжения, гальванического и технологического оборудования, «Тамбовполимермаш»; мичуринских – «Прогресс» и им. В.И. Ленина, котовского завода им. 50-летия СССР, рассказовского завода низковольтной аппаратуры. В основном эта деятельность была направлена на выявление брака, о котором комсомольцы информировали заводские отделы технического контроля (ОТК). Таким образом, к примеру, в 1970-е гг. на мичуринском заводе им. В.И. Ленина долю брака удалось снизить на 10 %. Другую же важную задачу – распространение среди молодых рабочих опыта отличников качества, комсомолу практически решить не удалось. По существу, дело ограничилось формальным проведением конкурсов на звание «Молодой отличник качества», почин которых принадлежал комитету ВЛКСМ тамбовского объединения «Пигмент». Серьёзного развития на промышленных предприятиях области эта форма не получила: к примеру, в 1975 г. в конкурсах приняло участие около тысячи комсомольцев Тамбова.

С введением 1 января 1987 г. на 9 промышленных предприятиях области государственной приёмки продукции, заводские комсомольские организации переключились на содействие этой форме государственного контроля. В частности, соответствующая работа была проведена комитетами ВЛКСМ тамбовских заводов «Пигмент» и «Комсомолец» [2, д. 2, л. 8; 3, д. 65, л. 13; 5, д. 3, л. 23, 24, 72, 73, 148 – 150; 6, д. 1, л. 62; 8, д. 1, л. 15; 10, д. 1, л. 12].

В отношении доли молодых рабочих Тамбовщины, работавших с личным клеймом (сдающих продукцию без проверки ОТК), а также выпускавших продукцию без брака, в интересующий нас период имеются следующие данные: в начале 1980-х гг. с личным клеймом трудилось 2,2 – 2,3 тыс. молодых рабочих тамбовских предприятий, то есть не более 4 – 5 %, а к 1987 г. их численность поднялась до 15 тыс. человек – до 25 – 30 %. В годы 10-й пятилетки – «пятилетки качества», подобное клеймо получило 9,7 тыс. молодых рабочих. Среди прочих выделялся молодёжный коллектив мичуринского завода «Прогресс», где в начале 1980-х гг. подобных передовиков насчитывалось 50 %. Численность молодых промышленных рабочих области, сдающих продукцию с первого предъявления, в начале 1980-х составляла 4,8 тыс. человек, то не более 10 %, а к середине 1980-х только среди комсомольцев таковых насчитывалось 20 % (около 6 тыс.).

Подобная положительная динамика наблюдалась на фоне увеличения в 1980-е гг. удельного веса областной промышленной продукции высшей категории: среди аттестуемой номенклатуры – с 29 % в 1980 г. до 39 % в 1986 г [3, д. 65, л. 11; 7, д. 1, л. 11, 133; 8, д. 1, л. 12, 15; 9, д. 1, л. 139, 140; 10, д. 1, л. 161; 17, с. 15; 18, с. 432].

Участие комсомола в движении за экономию и бережливость протекало на фоне постоянных и безрезультатных попыток государства снизить ресурсоёмкость экстенсивного производства, рост объёмов которого становился всё более разорительным для бюджета. В начале 1970-х гг. объём капиталовложений в отрасли материального производства в СССР на 10 – 12 % превосходил уровень США, а прирост национального дохода на единицу производственных инвестиций был почти в два раза меньше [23, с. 94]. Наглядный пример: используемые в 1970-е гг. в машиностроении СССР технологии обработки металла давали 28 % отходов, в результате, сырьевой дефицит так и не был преодолён, несмотря на гигантский рост выплавки стали [19, с. 511]. Высокая энерго- и металлоёмкость национального дохода в СССР приводила к необоснованным трудовым затратам на производство продукции сырьевых и топливно-энергетических отраслей, что отрицательно сказывалось на темпах роста производительности труда при постоянном росте его фондовооружённости [23, с. 270].

Важной проблемой эпохи «застоя» являлась недозагрузка производственного оборудования, причиной которой являлись опережающий по сравнению с ростом трудовых ресурсов ввод производственных мощностей, низкое качество ремонта, перебои с поставками сырья и комплектующих и др [23, с. 420]. В Тамбовской области в 1966 – 1990 гг. коэффициент сменности оборудования не превышал 1,5 (80 % двухсменного режима работы), доля неиспользуемого оборудования достигала на машиностроительных предприятиях 15 – 20 %, а стоимость неустановленного оборудования стабильно держалась на уровне 30 – 40 млн. р. Из-за прогулов, простоев и пр. непроизводительные потери рабочего времени составляли 1,4 – 1,8 млн. человекодней за пятилетку или 1 – 1,4 % к отработанному времени. В результате, государство недополучало на 100 – 130 млн. р. промышленной продукции. Доля прогульщиков составляла 10 – 13 % промышленных рабочих, на них приходилось 25 – 50 % всех потерь рабочего времени. С каждой пятилеткой снижалась рентабельность областной промышленности: если во второй половине 1960-х гг. она составила 22,3 %, то в первой половине 1980-х гг. – 10,4 % [14, с. 23 – 28, 82, 83; 15, с. 78, 104, 105; 16, с. 191, 200, 217, 218].

Таким образом, советская экономика в принципе располагала значительными резервами роста рентабельности на базе внедрения наукоёмких ресурсосберегающих технологий, оптимизации режима эксплуатации имевшихся мощностей, укрепления трудовой дисциплины.

Перечисленное, собственно говоря, и определяло круг задач комсомола в эти годы: стимулирование научно-технического творчества и укрепление трудовой дисциплины молодёжи; распространение в рабочей молодёжной среде ресурсосберегающих методов труда и этики бережного отношения к материальной производственной базе; содействие органам государственного контроля в борьбе с расточительством материальных ресурсов. Научно-технические аспекты деятельности областной комсомольской организации не входят в задачу данной статьи. В остальном, не считая создания комсомольско-молодёжных фондов и лицевых счетов экономии и, не получивших развития, показных акций начала 1980-х: предложения комсомольско-молодёжных коллективов Тамбова отработать два дня в году на сэкономленном сырье и материалах и аналогичного почина Г.Д. Арефьевой (г. Котовск) – отработать час в неделю на сэкономленных ресурсах, практический вклад местного комсомола в рост рентабельности производства связан с деятельностью «комсомольского прожектора» [2, д. 2, л. 44, 58; 6, д. 1, л. 23, 24; 8, д. 1, л. 104 – 106; 9, д. 1, л. 12, 50].

Возникший в 1962 г., как форма комсомольского контроля, «комсомольский прожектор» был призван содействовать работе органов народного контроля по выявлению и устранению недостатков производства: нарушений трудовой дисциплины, бракоделия, простоев оборудования, перерасхода сырья и электроэнергии. С этой целью подразделения «комсомольского прожектора» – штабы, отряды и посты – проводили на предприятиях периодические рейды, результаты которых докладывались администрации, размещались в заводских многотиражках или комсомольских сатирических газетах и «молниях».

Показательным примером в этом отношении может служить деятельность «комсомольского прожектора» на котовском заводе пластмасс в течение 1976 – 1977 гг.: рейды по экономии пара позволили за 1976 г. ликвидировать 20 точек его утечки; в ходе рейда «Рабочей минуте – строгий учёт» было задержано 136 рабочих, покинувших рабочее место до окончания рабочего дня с передачей материалов на прогульщиков в заводской отдел кадров; в результате рейда «Быт – труду помощник» были приняты меры к наведению порядка в работе заводской столовой; благодаря связи штаба «комсомольского прожектора» с «прожекторами» предприятияй-поставщиков ликвидировались задержки с поставкой комплектующих. За два года заводской «комсомольский прожектор» провёл 32 рейда-проверки расходования сырья и материалов. Отчёты о проделанной работе размещались в выпускаемой заводским штабом сатирической газете «Они позорят нас».

Другой образцовый пример – деятельность по укреплению трудовой дисциплины «комсомольского прожектора» мичуринского завода «Прогресс», благодаря которой, в 1971 г. численность молодых нарушителей дисциплины сократилось почти в два раза, и были полностью ликвидированы факты отставания молодых рабочих.

Однако подобная «живая» организация работы «прожектористов» в 1970 – 1980-е гг. являлась скорее исключением, чем правилом, несмотря на стремительный рост их рядов: с 8,5 тыс. человек (2613 штабов и постов) в 1973 г. до 31 тыс. человек (9067 штабов и постов) в 1981 г. Особенно была формализована деятельность областных, городских и районных штабов «комсомольского прожектора». Типичными изъянами работы «прожектора» на тамбовских предприятиях являлись эпизодичность организуемых проверок и прекращение работы на стадии выявления нарушений, хотя идея «комсомольского прожектора» изначально подразумевала обязательность устранения выявленных недостатков. Впрочем, существовали и объективные причины сложившегося положения вещей, в частности, сопротивление заводской администрации, на что обращалось внимание на XXV областной конференции в 1987 г.

С началом рыночных преобразований на рубеже 1980-х – 1990 гг. идея «комсомольского прожектора» потеряла свою актуальность и какую-либо практическую значимость. Вместо этого, на XXVI областной конференции ВЛКСМ (декабрь 1989 г.) было предложено создавать молодёжные секции в системе органов государственного контроля с включением в их состав наиболее компетентных и принципиальных молодых работников. В условиях прогрессирующего хозяйственного и политического кризиса данное предложение не нашло практического применения [1, д. 1, л. 8; 2, д. 2, л. 8, 9, 58; 3, д. 65, л. 14, 62 – 65; 4, д. 6, л. 20, 21; 5, д. 3, л. 24, 25; 6, д. 1, л. 23, 24, 64, 87 – 91; 8, д. 1, л. 17; 9, д. 1, л. 13; 10, д. 1, л. 19, 20; 11, д. 1, л. 128; 12, с. 14; 13, с. 16; 21, с. 30].

Сейчас очевидно, что в условиях советского хозяйственного механизма подобная «кустарная» деятельность была по большому счёту неспособна компенсировать просчёты организации производства и имела ничтожное значение. Основанная на административных методах регулирования государственная плановая экономика так и не смогла решить ключевую проблему рентабельности производства по причине противоречия характера производственных отношений хозяйственной психологии трудовых ресурсов – перед стеной их мотиваций директивный механизм оказался бессилен.


 

1. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 4.

2. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 6.

3. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 7.

4. ГАСПИТО. Ф. П-1184.. Оп. 9.

5. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 10.

6. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 14.

7. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 16.

8. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 22.

9. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 26.

10. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 32.

11. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 36.

12. Делегату XXIII областной комсомольской конференции: От XXII конференции (декабрь 1979 года) до XXIII конференции (февраль 1982 года). – Тамбов, 1982.

13. Комсомол Тамбовской области в цифрах и фактах (Материалы к отчётному докладу Тамбовского обкома ВЛКСМ XXI отчётно-выборной комсомольской конференции). - Тамбов, 1978.

14. Народное хозяйство Тамбовской области в восьмой пятилетке. – Тамбов, 1971.

15. Народное хозяйство Тамбовской области за годы десятой пятилетки. – Тамбов, 1981.

16. Народное хозяйство Тамбовской области за годы двенадцатой пятилетки. – Тамбов, 1991.

17. Народное хозяйство Тамбовской области за 70 лет: статистический сборник. – Тамбов, 1987.

18. Очерки истории Тамбовской организации КПСС. – Воронеж, 1984.

19. Родина Советская, 1917 – 1987: Ист. очерк / Ю.С.Борисов, Г.Н.Голиков, М.П.Ким и др.; Под общ. ред. М.П.Кима. – 5-е изд., доп. – М., 1987.

20. Слезин А.А. Огосударствление комсомола: неоднозначность последствий // Юридический мир. - 2006. - № 9. С. 75 – 80.

21. Тамбовская областная комсомольская организация в отчётный период: От XXIV конференции (декабрь 1984 года) до XXV конференции (январь 1987 года). – Тамбов, 1987.

22. Тамбовский комсомол: грани истории. Том. 2. 1946 – 1991 / А.А.Слезин, Д.М.Олейников, А.А.Беляев, В.Е.Бредихин и др.; науч. ред. А.А.Слезин; отв. ред. Д.М.Олейников. – Тамбов: Юлис, 2010.

23. Экономическая история СССР: очерки / рук. авт. колл. Л.И.Абалкин. – М.: ИНФРА-М, 2009.

Категория: Статьи   Опубликовано: 11.05.2011 05:36  Автор: В.Е. Бредихин   Просмотров: 2126

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru