июль 08

Июнь. Рассвет. Река изломом.

Туман над лесом. Тишина.

Снаряд. Разрыв. И с неба громом:

«Сегодня началась война...»

Нельзя сказать: «Ее не ждали...».

«В нее не верили...» – точней.

С Москвы на дачи выезжали,

В реке ловили окуней...

Толпа растерянно стояла,

Галдели громко пацаны,

Будил всех голос Левитана:

«Без объявления войны...».

Мне скажет кто-то– все не ново,

Давно не та уже страна...

Но в памяти живут три слова:

«Сегодня началась война…»

Д.Попов

Жители Тамбовской области узнали о начале войны после того, как по радио передали речь наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова о нападении гитлеровской Германии на границы Советского Союза. Очевидцы тех трагических событий вспоминают: «Был воскресный день 22 июня 1941 года. Я с подругой была в кино. … Дойдя до Базарной площади, мы увидели большую толпу народа. Все слушали радио. Многие плакали. Оказывается, объявили о начале войны» [1, С. 1083]; "Когда началась война, мне было 11 лет. 22 июня мы с отцом были в бане. …После того, как помылись, часов в 12 дня в раздевалке услышали по радио выступление Молотова о том, что началась война. На улицах сразу стали расклеивать газеты с сообщениями на эту тему. Сообщалось, что наши пограничники вступили в тяжелые бои с гитлеровцами. Характерно, что все мы рассчитывали, что война продлится каких-нибудь 2-3 дня, и мы им покажем. Считали и были твердо уверены, что наша армия самая сильная в мире, и что скоро наши их научат» [1, С. 1084]; «В 1941 г. началась война. Мы ее не ждали, не гадали. Радио у нас в деревне ни у кого не было, о войне узнали на базаре в Инжавино. Сразу – повестки» [1, С. 1039].

Указом Президиума Верховного Совета СССР с 23 июня 1941 г. в 14 военных округах, включая Орловский, куда входила Тамбовская область, была объявлена мобилизация.

О том, как проходила работа по подготовке и проведению первого военного призыва 1941 г. в Тамбовской области, рассказывают документы Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области.

Начало войны было внезапным, ошеломляющим, но, несмотря на это, военкоматы, партийные и советские органы, действовали в сложившихся обстоятельствах четко и слаженно, строго соблюдая мобилизационные планы, утвержденные бюро Тамбовского обкома ВКП(б) в мае 1941 г.

В облвоенкомате немедленно было проведено краткое совещание с начальниками частей, создана оперативная группа, установлены постоянная связь со всеми РВК и войсковыми частями области, круглосуточное дежурство в РВК и порядок представления срочных донесений.

В течение двух часов мобилизационную телеграмму получили райвоенкоматы и немедленно приступили к оповещению о мобилизации, были вызваны работники учета для выписки и рассылки извещений. Оповещение проводилось персональными повестками. До двух часов ночи 23 июня оповещение закончили в Каменском, Никифоровском, Пичаевском, Полетаевском районах, в более поздние сроки – уже к обеду 23 июня – в Гавриловском, Красивском, Рассказовском, Юрловском районах, позже всех – в 15.40 – закончил оповещение военнообязанных Уметский РВК.

Сложность этой работы заключалась в том, что во многих деревнях и селах не имелось телефонной связи и радио. Жители отдаленных населенных пунктов узнавали о начале войны и мобилизации от посыльных, развозивших повестки: «Из военкомата прискакал человек на лошади, привез повестки» [1, С. 1040]; «Бывало, едет верховой по селу, повестки мужикам развозит» [1, С. 1061]. Некоторых это страшное известие заставало прямо на поле: «О начале войны узнали в поле. В это время пропалывали просо. И вот к нам в поле прискакал на лошади парнишка. Еще на скаку, завидев нас, он стал кричать: «Война! Война!» [1, С. 1050].

С получением правительственной телеграммы о мобилизации райкомы и горкомы партии провели экстренные заседания бюро, весь руководящий партактив был проинструктирован и послан на предприятия, в сельсоветы и колхозы для проведения митингов и собраний трудящихся, организовано круглосуточное дежурство членов бюро партийного актива в райцентрах и на местах.

Участники митингов – трудящиеся, рабочие, колхозники и мобилизованные – проявляли высокий патриотизм и глубокую уверенность в победе над врагом, «выражали гнев и ненависть к вероломному врагу и призывали самоотверженно трудиться на своем посту, всеми силами помогать родной Красной Армии одержать решающую победу над врагом» [2, Д. 1988. Л. 170].

В донесении Дегтянского райвоенкомата в облвоенкомат сообщалось: «При сборе всех военнообязанных проведен митинг, на котором выступали не только политические руководители, но и призываемые, в частности, выступление тов. Кузнецова Д.С., который сказал в выступлении, что «я, уходя в Красную Армию, оправдаю доверие партии и правительства и буду биться с фашистскими извергами до последней капли крови, и нет никакого сомнения в том, что фашизм будет уничтожен» [3, Л. 11].

Согласно разработанным мобпланам военные отделы городских и районных комитетов партии обязаны были ежедневно предоставлять в военный отдел обкома ВКП(б) письменные донесения, информируя о ходе мобилизации, настроениях населения и мобилизованных, количестве добровольцев (ФИО, их возраст, пол, партийность, место работы), численности коммунистов и комсомольцев, уходящих на фронт, о работе учреждений и предприятий, торговле, замене ушедших в армию и т.д.

Практически во всех донесениях была информация следующей направленности: «Моральное и политическое состояние призываемых и населения хорошее, подтверждается тем, что на всех проводимых собраниях и митингах имели место массовые выступления военнообязанных, а также рабочих, колхозников, колхозниц и служащих, все выражают в своих выступлениях твердую уверенность, что фашизм будет разгромлен…» [2, Д. 2338. Л. 1].

Перед местными органами власти встали задачи по организации работы мобилизационных пунктов, под которые, как правило, отводились школы, клубы, дома культуры, парткабинеты. Все призывные пункты Тамбовской области в кратчайший срок были оборудованы, обеспечены «культурным инвентарем» (патефоны, шашки, домино, газеты и литература), торжественно оформлены: вывешены портреты вождей партии и правительства, лозунги, плакаты, географические карты, налажен выпуск стенгазет.

Алгасовский райком партии информировал о первом дне мобилизации: «День призыва 23 июня на сборном пункте превратился в демонстрацию. Призываемые организованно прибывали из сельсоветов в сопровождении представителей сельсоветов и первичных парторганизаций, с красными флагами.

Вокруг сборного пункта с призываемыми и населением дважды проводился митинг. Вывешенная карта Европы на стены сборного пункта привлекает внимание абсолютного большинства призываемых и населения. Интересуются местами военных действий. В каком направлении бьют орду фашистских бандитов» [4].

Большое внимание уделялось партийно-политической и массовой разъяснительной работе среди военнообязанных и членов их семей, которую вели политработники, выделенные местными райкомами ВКП(б), представители общественных организаций, докладчики, чтецы газет, консультанты по разным вопросам. На мобпунктах работали отделы формирования команд, столы справок и юридическая консультация.

Так, Дегтянский райвоенкомат информировал областной комиссариат о том, что «третий день мобилизации по Дегтянскому району проходит вполне удовлетворительно. Политическую массовую работу проводим, не ослабевая. Днем 25 июня проведена следующая работа: в сборном пункте призываемых организовано 2 библиотечки с политической и художественной литературой, с газетами и журналами для обслуживания военнообязанных, а также поставлен бильярд, для увеселения использовалась гармошка и т.д.» [3, Л. 11].

«Кроме того, организовывалось занятие – 4 часа по уставу гарнизонной службы и уставу дисциплинарной службы, 6 часов проводилась строевая и физическая подготовка. Организовывалась увеселительная часть для призываемых, постановка спектакля, танцы и т.п. …» [3, Л. 16]. «Организована бесплатная постановка кино «Возвращение» [3, Л. 22].

В Шиновском с/совете Кирсановского района «поставлено 23 июня звуковое кино «Яков Свердлов». Призываемым организована баня, помещение для отдыха» [2, Д. 2075. Л. 147].

Секретарь Ленинского райкома партии в донесении от 27 июня 1941 г. отмечал: «…Мобилизованных обслуживают культурно – самодеятельность, духовой оркестр (школа № 7)» [2, Д. 2076. Л. 28.].

На сборном пункте Тамбовского горвоенкомата 27 июня «…в 13.30 мобилизованные были обслужены бригадой музучилища – баян, песни, после выступления бригады была организована силами мобилизованных самодеятельность – песни, пляски под баян. В 19 ч. выступали эстрадные артисты» [5, Д. 706. Л. 39.].

В Инжавинском районе «силами учащихся Инжавинской средней школы для призываемых были организованы декламации стихов, пение песен и пляска при участии гармони, скрипки и пианино. На призывном пункте играет духовой оркестр» [2, Д. 2075. Л. 116].

При сборных пунктах работали ларьки, буфеты, торговали продуктами, хлебом, кондитерскими изделиями. Свободно велась торговля винно-водочными изделиями. В донесениях с мест отмечалось, что на сборпункты «призываемые все являются трезвыми, за исключением отдельных случаев являющихся выпивши. А пьяных пока не было, торговлю вином и водкой продолжаем» [2, Д. 2076. Л. 48.].

Конечно, не обошлось без путаницы, неорганизованности, задержки в оформлении документов, формировании команд и их отправке в воинские части. Так, на сборный призывной пункт по ул. Пензенской (здание школы № 5) г. Тамбова в первый день было вызвано военнообязанных, подлежащих призыву, больше предусмотренных мобпланом. Поэтому многим из них пришлось жить на пункте несколько дней. Такое же явление имело место и в Кирсановском, Алгасовском, Платоновском, Мичуринском и др. районах.

Конечно, были и случаи отказа от службы в РККА, дезертирство, антисоветские слухи. Люди боялись, что исчезнут продукты и товары первой необходимости, поэтому в некоторых районах создавались очереди за ними. Так, в колхозе Грязно-Двориковского сельсовета (Полетаевский район) колхозники создали очередь за солью и спичками, в Мичуринске «с 8 час. утра 23.06 с.г. у продовольственных магазинов скопились значительные очереди за продуктами питания, как-то хлеб, соль, спички и др.» [2, Д. 2076. Л. 137].

На сборные пункты райцентров мобилизованные добирались по-разному: на подводах, грузовиках, некоторые шли пешком. А с ними рядом, провожая любимых и родных в неизвестность, шли их жены, дети, матери: «На последний грузовик погрузили мобилизованных и повезли в Рассказово. Брали и колхозных лошадей. Один из наших новобранцев писал домой: «На фронт еду вместе с нашим конем» [1, С. 1037]; «Помню, провожали односельчан всей деревней, и их увозили в райцентр на подводах» [1, С. 1056]; «…солдаты шли пешком до Новой Ляды, жены и матери их провожали. Отца забрали 27 июня, мама тоже пошла пешком его провожать, но младшей сестре было две недели, и она сразу вернулась домой, а остальные женщины были там до отправки мужей на фронт» [1, С. 1060]; «Помню до сих пор, как провожали на фронт отца. Он был призван одним из первых. До сборного пункта в районном центре Староюрьево призванные шли пешком 16 километров. Я с матерью провожала отца от с. Казанки, где мы жили, до с. Большая Дорога (3 км). Отец нес меня на руках и все приговаривал: «Манечка, я скоро вернусь» [1, С. 1063] ; «Настроение отъезжающих бодрое, обоз с флагами, гармошками был отправлен с комсомольцами до ст. Мичуринск» [6]; «От колхоза брали лошадь и мужчин отвозили в район, а с района забирали в разночинье, куда их посылали – никто не знал. Каждый день забирали на войну, провожали всей деревней, крику было много. Ведь оставались одни дети, женщины и старики» [1, С. 1061].

Судя по документам, хранящимся в архиве, явка призывников на сборные пункты области в первые дни войны составила почти 100%. К тому же уже 22 июня в партийные и комсомольские организации, военкоматы посыпались сотни заявлений от добровольцев, которые, не дожидаясь официальных повесток, шли на призывные пункты и требовали отправки на фронт. Любовь к Родине, ненависть к захватчикам, желание вступить в схватку с ненавистным врагом, высокий уровень патриотизма – именно этими чувствами пронизаны заявления о добровольном уходе на фронт.

В информации Тамбовского горкома ВЛКСМ в Тамбовский горком ВКП(б) 25 июня 1941 г. значится: «… на мотороремонтном заводе, после собрания из 32 комсомольцев, 25 человек подали заявления с просьбой послать их на фронт добровольцами, в комсомольской организации Бакинститута, облбиблиотеки, артели «Индустрия» и др. все комсомольцы изъявили желание пойти добровольцами на фронт… В горком ВЛКСМ подано 200 заявлений комсомолками-девушками с просьбой принять их на краткосрочные курсы медицинских сестер, по окончании которых просят послать их на фронт» [5, Д. 705. Л. 3].

Поток заявлений о добровольном уходе в ряды Красной Армии не прекращался. В военкоматы выстраивались очереди добровольцев. Некоторые коммунисты и комсомольцы писали заявления целыми семьями. О добровольном вступлении в ряды РККА просили даже старики и дети.

Тамбовский обком партии докладывал 3 июля 1941 г. в оргинструкторский отдел ЦК ВКП(б) следующее:

«В городах и районах Тамбовской области ежедневно в военкоматы поступают сотни заявлений с просьбой зачислить добровольцами в ряды РККА– 4223 заявления подано в ГВК и РВК.

Например, в гор. Тамбове подали заявления о добровольном вступлении в Красную Арию 932 чел., в Мичуринске – 435 чел., в Кирсановском районе – 123, в Инжавинском – 41, Гавриловском – 37 и т.д.» [2, Д. 2338. Л. 2].

Однако райвоенкоматы испытывали определенные трудности с отправкой добровольцев. Так, Никифоровский райком направляет 27 июня в военный отдел обкома донесение следующего содержания: «По Никифоровскому району с начала мобилизации поступают заявления о добровольном зачислении в РККА, но эти товарищи до сего времени не направлены. Горят желанием быстрого направления в ряды РККА.

Военный отдел Никифоровского РК ВКП(б) просит дать разъяснение, когда будут направлены подавшие заявления в ряды РККА» [2, Д. 2076. Л. 186].

Подводя итоги первых дней мобилизации, облвоенком полковник Н.П.Перелома информировал Тамбовский обком ВКП(б), что по состоянию на 7 июля 1941 г. мобилизовано в ряды РККА 36731 человек офицерского, сержантского, рядового состава и призывников.

Такими были первые дни мобилизации в Тамбовской области.

Ст. научный сотрудник отдела использования

документов и информатизации С.В.Вавилова

Примечания

[1] Тамбовская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Т. 2. Тамбов, 2008.

[2] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1.

[3] ГАСПИТО. Ф. П-481. Оп. 1. Д. 102.

[4] ГАСПИТО. Ф. П-632. Оп. 1. Д. 249. Л. 7.

[5] ГАСПИТО. Ф. П-735. Оп. 1.

[6] ГАСПИТО. Ф. П-68. Оп. 1. Д. 114. Л. 24.

Категория: Статьи   Опубликовано: 08.07.2016 05:40  Автор: С.В. Вавилова   Просмотров: 1850

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru