март 22

1. Обновление корпуса первых секретарей после смерти И.В. Сталина

Десятилетие 1954-1964 гг., вошедшее в советскую историю как время «оттепели», традиционно характеризуется десталинизацией общества, ослаблением тоталитарной власти, относительной демократизацией политической и общественной жизни.

Исследователи истории комсомольского движения отмечают, что «именно во время пребывания у власти Н.С. Хрущева государство обратило внимание на «проблемы молодежи» и активно использовало новое поколение при решении различных вопросов «взрослой» политики»[1]. Обращается внимание на необходимость сменить функционеров времен Сталина на местах более молодыми деятелями, не связанными с политическими традициями ушедшей эпохи, а также на меньший социальный опыт молодых людей, не позволявший им сравнивать реформы с тем, на смену чему они приходили. Учитывается неприхотливость послевоенного поколения молодежи: оно не знало легкой жизни, что позволяло обещать результат реформ после преодоления «временных трудностей». Кроме того, нельзя было забыть про нерешенные социальные вопросы, напрямую касавшиеся молодежи, прежде всего, в сфере образования, жилищные проблемы.

Многочисленные, порой недостаточно продуманные и непоследовательные реформы по демократизации и либерализации советского общества не могли не затронуть самую массовую молодежную организацию, учитывая «встроенность комсомола в механизм воспроизводства партийно-государственной элиты СССР, где он являлся едва ли ни важнейшим первичным звеном, формировавшим облик руководящего аппарата государства»[2]. В приветствии ЦК КПСС делегатам ХII съезда ВЛКСМ (март 1954 г.) подчеркивалось: «Чтобы успешно выполнять свою роль помощника и резерва Коммунистической партии, комсомолу необходимо постоянно совершенствовать свою работу. Комсомольские органы, которые призваны сыграть большую роль в решении стоящих перед советской молодежью задач, должны решительно перестроить свою работу, изгнать из практики руководства комсомольскими организациями канцелярско-бюрократические методы, больше заниматься конкретной организаторской и воспитательной работой среди молодежи. В центре внимания комсомольских организаций должны быть живые люди – комсомольцы и советская молодежь, постоянная забота об их труде, быте, образовании и воспитании, об удовлетворении все возрастающих запросов и интересов юношей и девушек»[3].

Исходя из указаний Коммунистической партии, ХII съезд ВЛКСМ призвал комсомольцев и молодежь страны шире развертывать социалистическое соревнование, смелее проявлять активность и инициативу, активнее мобилизовывать силы на повышение производительности труда в промышленности, на транспорте, в сельском хозяйстве, помогать партийным органам добиваться значительного повышения урожайности всех сельскохозяйственных культур, роста поголовья и продуктивности животноводства. Участие юношей и девушек в освоении целинных и залежных земель было оценено съездом как важное и ответственное дело всего Ленинского союза молодежи. Много громких и правильных слов было сказано о последовательном проведении в жизнь норм внутрисоюзной демократии, неукоснительном соблюдении принципа коллективности руководства, развитии критики и самокритики невзирая на лица[4].

Последующие годы отмечены неоднократным изменением структуры и сокращением штатов аппаратов горкомов и райкомов комсомола. Так, только в 1957-1961 гг. штатный аппарат уменьшился на 30 %. Большое значение придавалось снижению возраста руководящих комсомольских работников, проводилось «омолаживание» аппарата. В 1962 г. в Устав ВЛКСМ было внесено положение, по которому состав комитетов комсомола при очередных выборах должен был обновляться наполовину, а секретари комитетов избирались не более чем на два года[5].

Личные дела номенклатурных комсомольских работников позволяют проанализировать эволюцию качественных характеристик молодежной элиты Тамбовской области в период хрущевской «оттепели»[6]. Уточним, что в 1954‑1964 гг. должности первых секретарей областного, городских и районных комитетов ВЛКСМ занимали 207 человек (соответственно 6, 33 и 168).

Изученные документы свидетельствуют о том, что возрастные характеристики молодежных лидеров 1954-1964 гг. полностью идентичны показателям предыдущего периода – средний возраст руководителей комсомольских органов составлял 25 лет. По-прежнему более возрастными были первые секретари обкома ВЛКСМ – 27 лет. Средний возраст первых секретарей горкомов и райкомов ВЛКСМ – соответственно 26 и 25 лет. Самыми старшими по возрасту (30 лет) являлись Сергеев Александр Ефремович (обком) и Родионов Иван Георгиевич (Тамбовский горком). В 29 лет стали комсомольскими руководителями Абаполов Василий Федорович (Моршанский райком), Ольшевский Владимир Яковлевич (Мичуринский горком), Рудаков Василий Иванович (Тамбовский горком), Уйменов Николай Иванович (Рассказовский райком), Ускова Лидия Александровна (Пичаевский райком)[7]. Самым молодым секретарем была Новикова Лидия Ивановна (19 лет, Лысогорский райком). В 20 лет возглавили комсомольские органы Погребной Валерий Христофорович (Ржаксинский райком), Пуляев Вячеслав Тихонович (Покрово-Марфинский райком), Саяпин Алексей Константинович (Рассказовский горком), Чепелев Виктор Андреевич (Юрловский райком)[8]. Сохранилось и появившееся в послевоенные годы различие возрастного состава по половому признаку: секретари-женщины моложе своих коллег-мужчин на один (райкомы) – два (обком, горкомы) года.

По мнению исследователя истории молодежного движения В.А. Ванина, «самыми заметными изменениями в составе ВЛКСМ к середине 1950-х гг. стали «омоложение» и «одевичивание» организации». Бесспорен его тезис о том, что «в отличие от более позднего периода истории ВЛКСМ, когда разница среднего возраста комсомольских руководителей и рядовых членов достигала неприличных значений, комсомольские лидеры изучаемого периода хотя бы в силу своего возраста могли осознать запросы молодежи»[9]. Логично было бы предположить, что «одевичивание» комсомольской организации в целом должно  повлечь и «одевичивание» номенклатурных кадров. Однако анализ архивных дел показывает прямо противоположную тенденцию, а именно устойчивое уменьшение количества женщин на интересующих нас постах: среди первых секретарей комсомольских органов в 1954-1964 гг. их насчитывалось всего 15 % (в т.ч. на областном и городском уровнях – 13 %, на районном – 15,5 %). Только мужчины возглавляли 3 городские (из 6: Кирсановскую, Моршанскую и Тамбовскую) и 24 районные (из 44: Бондарскую, Волчковскую, Гавриловскую, Граждановскую, Жердевскую, Каменскую, Кирсановскую, Мордовскую, Моршанскую, Мучкапскую, Первомайскую, Петровскую, Покрово-Марфинскую, Полетаевскую, Ржаксинскую, Рудовскую, Сампурскую, Сосновскую, Староюрьевскую, Тамбовскую, Уметскую, Хоботовскую, Шапкинскую, Шехманскую) организации ВЛКСМ.

Следует отметить стабильно высокий удельный вес тамбовцев в составе лидеров молодежных органов – 86 %. В Кирсановском и Моршанском горкомах, а также в 31 из 44 райкомов иногородцев на высших постах не было. Свыше 4 % первых секретарей родились в соседних Воронежской, Пензенской и Рязанской областях. Отмечены разовые назначения уроженцев других регионов России, а также союзных республик – Белорусской, Украинской, Азербайджанской, Киргизской и Туркменской.

Не претерпели существенных изменений показатели экономо-географических характеристик мест рождения будущих номенклатурных комсомольских работников и, соответственно, их социального происхождения. Сельчане по-прежнему превалировали над горожанами (соответственно 88 и 12 %). Особенно высок удельный вес уроженцев сельской местности среди руководителей районного звена – 94 %. Всего 9 из 44 райкомов ВЛКСМ в отдельные годы возглавляли горожане (Волчковский, Жердевский, Кирсановский, Мучкапский, Рассказовский, Ржаксинский, Сампурский, Тамбовский, Уметский).

В графе «Социальное происхождение» личных листков по учету кадров  первых секретарей значатся ответы: «из крестьян» – 72 %, «из рабочих» – 16 %, «из служащих» – 12 %. Отметим, что впервые на областном и городском уровнях количество комсомольских лидеров – выходцев из крестьянских семей уступило в процентном соотношении совместному показателю выходцев из семей рабочих и служащих (соответственно 49 и 51 %). В подавляющем большинстве своем райкомы возглавляли потомственные крестьяне (78 %).

Анализ национального состава комсомольских руководителей показал абсолютное преобладание русских (99,5 %). Из 207 работавших в период «оттепели» первых секретарей органов ВЛКСМ лишь один имел другую национальность (украинец).

В исследуемый период значительно большее внимание стало уделяться уровню образования молодежных лидеров. В постановлении апрельского (1956 г.) пленума ЦК ВЛКСМ «О задачах комсомольских организаций в связи с решениями ХХ съезда Коммунистической партии Советского Союза» значилось: «Пленум обязывает обкомы, крайкомы комсомола, ЦК ЛКСМ союзных республик, Бюро ЦК ВЛКСМ улучшить подготовку и переподготовку комсомольских работников и актива, обеспечить, чтобы все комсомольские работники постоянно изучали максистско-ленинскую теорию, повышали свои экономические знания. Рекомендовать создание при райкомах и горкомах комсомола школ комсомольского актива по изучению вопросов экономики производства, опыта комсомольской работы, проводить лагерные сборы для комсомольских работников и активистов. Необходимо смелее выдвигать на руководящую комсомольскую работу молодых по возрасту активистов, девушек»[10].

Общеобразовательный уровень первых секретарей органов ВЛКСМ стал единственным показателем, претерпевшим кардинальные изменения по сравнению с предыдущим периодом. Доля комсомольских руководителей с высшим образованием в целом по области увеличилась в 2,5 раза и достигла 19 % (соответственно на областном, городском и районном уровнях – 83, 33 и 14 %). Имели высшее образование 5 из 6 работавших в 1954-1964 гг. первых секретарей обкома, 11 из 33 первых секретарей горкомов. Среди учебных заведений, которые они окончили, – Саратовский государственный юридический институт, Коломенский и Тамбовский педагогические институты, Мичуринский и Моршанский учительские институты, Московский институт инженеров железнодорожного транспорта, Московский текстильный институт, Воронежский лесотехнический институт, сельскохозяйственная академия им. К.А. Тимирязева. Из 168 руководителей райкомов 24 имели высшее и 20 – незаконченное высшее образование. Удельный вес молодежных лидеров с неполным среднем образованием по области составил 5 %.

Дифференциация профиля образования номенклатурных работников периода «оттепели» выглядит следующим образом: дипломы о получении гуманитарного образования имели – 37 % первых секретарей обкома, горкомов и райкомов, сельскохозяйственного – 34 %, технического – 18 %, юридического – 4 %, медицинского – 2 %. Таким образом, наметившаяся в послевоенные годы тенденция снижения процента гуманитариев среди молодежных лидеров набирала силу. Особенно это показательно на примере руководителей областного и городского уровней, свыше 51 % которых имели технические специальности. В райкомах уменьшение количества гуманитариев произошло за счет увеличения специалистов сельского хозяйства (в общем составе первых секретарей эти 2 группы составляли по 42 %).

В интересующий нас период дважды вносились изменения в Устав ВЛКСМ по вопросу приема в комсомол. В 1954 г. ХII съездом ВЛКСМ был установлен 14‑летний возраст приема в организацию. В 1958 г. ХIII съезд принял решение о целесообразности более продолжительного пребывания учащихся в пионерской организации и лучшей подготовке к вступлению в комсомол. В связи с этим возраст устанавливался равным 15 годам. ХIV съезд (1962 г.) вновь определил возраст приема в комсомол с 14 лет[11]. В итоге 61 % молодежных лидеров Тамбовской области вступили в ряды ВЛКСМ в 14-16 лет (в 14 лет – 26 %, 15 лет – 19,5 %, 16 лет – 15,5 %, 17 лет – 13 %, 18 лет – 10 %, 19 и 20 лет – по 6 %, 21 год – 4 %).

По справедливому замечанию В.А. Ванина, «при беспрекословном подчинении комсомольских органов партийным проблема роста партийного ядра теряла свою былую актуальность»[12]. Неслучайно ХII съезд ВЛКСМ разрешил в отдельных случаях избирать секретарями районных и городских комитетов ВЛКСМ комсомольцев, не являющихся членами или кандидатами в члены партии. «Отдельные случаи» коснулись четверти молодежных руководителей области (в райкомах этот показатель был еще выше – 27 %). Стопроцентная партийная прослойка отмечалась лишь на областном уровне.

Большинство (44 %) первых секретарей обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ были поставлены на партийный учет в 22-24 года и к моменту своего назначения на должность имели небольшой партийный стаж (вступили в партию в 19 лет – 0,5 %, 20 лет – 4 %, 21 год – 4 %, 22 года – 13 %, 23 года – 14 %, 24 года – 17 %, 25 и 26 лет – по 10 %, 27 лет – 2,5 %).

Автор работ по эволюции региональной номенклатуры КПСС В.А. Айрапетов отмечал: «Вызовы НТР и связанная с ними потребность в появлении экономически компетентных управленцев коснулись партийной номенклатуры. Не случайно на ХХ съезде КПСС (1956 г.) произошло смещение акцентов в требованиях к партийным кадрам: «Деятельность руководящего партийного работника следует оценивать в первую очередь по результатам, достигнутым в развитии хозяйства, за успехи которого он несет ответственность». Партийное руководство экономикой трактовалось таким образом: «Партия требует от партийных кадров, чтобы они не обособляли партийной работы от хозяйственной работы, руководили хозяйством конкретно, со знанием дела»[13].

Аналогичное смещение акцентов произошло и в требованиях к комсомольским кадрам. В докладе первого секретаря обкома ВЛКСМ Ю.Ф. Сепелева на собрании Тамбовского областного и городского комсомольского актива в  марте 1959 г. подчеркивалось: «Успех в работе комсомольских организаций зависит, прежде всего, от деловых и политических качеств комсомольских кадров, от правильной расстановки их и учебы… Нам нельзя мириться с тем, что порой на ответственной работе в комсомоле находятся работники бесперспективные, слабые, неинициативные. Нужно смелее выдвигать людей образованных, хорошо знающих промышленность и сельское хозяйство, любящих работать с молодежью»[14].       Начиная с первой половины 1960-х гг. одним из обязательных показателей  положительной оценки работы с кадрами являлся рост количества специалистов промышленности и сельского хозяйства среди руководителей городских и районных комитетов ВЛКСМ[15]. Так, предыдущим местом работы промышленные предприятия и сельское хозяйство значились в анкетах 18 % первых секретарей горкомов и 11 % первых секретарей райкомов. Причем на городском уровне было больше специалистов промышленности нежели сельского хозяйства (соответственно 15 и 3 %), а на районном, наоборот, предпочтение отдавалось последним (2 и 9 %). Набирала силу обозначившаяся в послевоенные годы тенденция уменьшения педагогов на интересующих нас должностях: из системы народного образования на руководящие комсомольские посты пришло около 10 % работников (на областном уровне таковых не было вообще, на городском – 1 из 33 человек).

По-прежнему основным источником рекрутации первых секретарей обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ оставалась низовая комсомольская работа – соответственно 83, 79 и 62,5 %. Именно в период «оттепели» был поставлен вопрос не просто о тщательной и всесторонней организации дела подбора и расстановки кадров, но и о создании «полнокровного» резерва: «В работе с кадрами мы допускаем еще тот существенный недостаток, что мало заботимся о настоящем «резерве кадров» для выдвижения на большую работу, о том, чтобы на постах вторых секретарей райкомов и горкомов комсомола находились люди, способные при первой возможности стать первыми секретарями»[16].

Изучение имеющихся в архивных фондах комсомольских и партийных характеристик молодежных лидеров данного периода (в количестве 161) показало некоторую утрату позиций политических и идеологических качеств по сравнению с деловыми в перечне личностных качеств руководителей обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ. Так, впервые в истории комсомольского движения области главным требованием, предъявляемым к комсомольским работникам, стало наличие заслуженного авторитета среди комсомольцев, несоюзной молодежи, партактива и населения. На несколько позиций вверх по сравнению с предыдущим периодом переместились инициативность (с шестого на третье место) и работа над повышением своего общеобразовательного уровня (с десятого на пятое). В первой тройке качеств впервые не нашлось места политической грамотности. В целом рейтинг упоминаемых качеств выглядит следующим образом:

1. Наличие заслуженного авторитета среди комсомольцев, несоюзной молодежи партактива и населения – 113 упоминаний (70 %);

2. Систематическая работа над повышением своего идейно-политического уровня – 76 (47 %);

3. Инициативность – 71 (44 %);

4. Добросовестное (честное) отношение к работе – 56 (35 %);

5. Работа над повышением своего общеобразовательного уровня (заочное обучение) – 54 (33,5 %);

6. Наличие организаторских способностей (хороший, способный, неплохой, умелый организатор) – 53 (33 %);

7. Отсутствие партийных и (или) комсомольских взысканий – 49 (30 %);

8. Политическая грамотность – 47 (29 %);

9. Принципиальность – 46 (29 %);

10. Моральная устойчивость – 43 (27 %);

11. Активное участие в общественно-политической и хозяйственной жизни района – 35 (22 %);

12. Часто (регулярно) выступает с лекциями и докладами – 30 (19 %);

13. Энергичность – 25 (15,5 %);

14. Дисциплинированность – 23 (14 %);

15. Идеологическая выдержанность – 22 (14 %);

16. Чуткий и отзывчивый товарищ – 20 (12 %);

17. Требователен к себе и подчиненным – 16 (10 %);

18. Знающий свое дело (грамотный) руководитель – 14 (9 %);

19. Трудолюбие – 13 (8 %);

20. Настойчивость – 10 (6 %).

При составлении характеристик первых секретарей райкомов и горкомов ВЛКСМ акценты были сделаны на:

- умение мобилизовать работу комсомольских органов на решение конкретных хозяйственных задач, стоящих перед районом или городом:  «Работая секретарем РК ВЛКСМ, старается направить комсомольцев и молодежь района на выполнение хозяйственных задач. Молодежь района видит в нем своего вожака» (А.Ф. Бокарев, Ржаксинский райком)[17]; «Райком комсомола направил нужное число комсомольцев и молодежи на самые трудные и ответственные участки сельскохозяйственного производства» (В.Т. Пуляев, Покрово‑Марфинский райком)[18]; «Сейчас комсомольская организация начинает поход за механизацию на комсомольско-молодежных птицефермах» (В.И. Началов, Староюрьевский райком)[19]; «Проявил себя способным и инициативным организатором молодежи. В 1957 г. Сосновская районная комсомольская организация заняла второе место во Всесоюзном соревновании по выращиванию высоких урожаев кукурузы, за что была премирована ЦК ВЛКСМ мотоциклом» (В.А. Поротиков, Сосновский райком)[20]; «Районная комсомольская организация первой в области выполнила обязательства по выращиванию птицы, взятые в честь 40-летия ВЛКСМ. В августе 1958 г. РК ВЛКСМ рапортовал о том, что колхозам и совхозам района сдано 100200 выращенных цыплят, 17200 утят. Активное участие комсомольцы и молодежь района принимают в развитии свиноводства. Большой вклад внесли комсомольцы и молодежь района в уборку урожая, район первым в области выполнил план закупки зерна» (И.В. Юшков, Мучкапский райком)[21]; «Большую работу проводит Никифоровский райком комсомола под руководством тов. Сурова по мобилизации молодежи на выполнение социалистических обязательств по развитию свиноводства. 80 % всех СТФ в районе является комсомольско-молодежными» (В.П. Суров, Никифоровский райком)[22];

- оказание практической помощи первичным комсомольским организациям по всем направлениям их работы: «Оказывает практическую помощь первичным комсомольским организациям в улучшении постановки организационно-массовой работы и укреплении дисциплины среди комсомольцев» (Ю.Ф. Сепелев, Тамбовский горком)[23]; «Часто бывает в командировках, основное внимание уделяет оказанию практической помощи на местах» (В.И. Попков, Мичуринский райком)[24]; «Он многое сделал для улучшения работы первичных комсомольских организаций, для выполнения ими своих обязательств» (В.З. Гончаров, Мордовский райком)[25]; «Выезжая в комсомольские организации, правильно ставил вопросы по комсомольской жизни, советовался с членами бюро и секретарями комсомольских организаций. Много уделяет внимания внутрисоюзной работе, росту комсомольских рядов» (В.Ф. Буданцев, Тамбовский райком)[26]; «В работе тов. Ерошин умеет сколачивать актив и опираться на него. Результатом этого явилось улучшение работы первичной комсомольской организации Шибряйской МТС» (В.К. Ерошин, Уваровский райком)[27];

- проведение культурно-просветительной и военно-патриотической работы: «Под его непосредственным руководством заметно улучшилась работа сельских клубов, изб-читален и кино» (И.М. Пчелинцев, Никифоровский райком)[28]; «Районная комсомольская организация много и плодотворно работала по военно‑патриотическому воспитанию молодежи. Первыми в области здесь стали работать клубы будущего воина, внедрялись новые формы работы с подростками» (А.В. Малинин, Тамбовский райком)[29];

- повышение общеобразовательного уровня молодежи: «Комсомольская организация района решает ряд интересных вопросов, направленных на повышение общеобразовательного и культурно-технического уровня молодежи… Вопрос подготовки кадров среднего звена, организации заочного обучения ставился на обсуждение пленума РК ВЛКСМ» (А.И. Кудряшов, Бондарский райком)[30]; «Комсомольская организация района успешно решает вопросы учебы комсомольцев и молодежи в сельскохозяйственных вузах и техникумах. За два последних года было послано на учебу 547 человек» (В.А. Сложеникин, Моршанский райком)[31];

- самообразование: «Систематически повышает свой идейно-политический и общеобразовательный уровень, регулярно читает газеты, политическую и художественную литературу» (Д.И. Кудинов, Инжавинский райком)[32]; «Постоянно совершенствует свой стиль работы. Работая, на минуту не забывает о том, чтобы сочетать труд с учебой, с повседневным повышением уровня своих политических и общеобразовательных знаний» (Н.П. Саликов, Инжавинский райком)[33]; «Много читает художественной литературы, систематически следит за печатью» (В.Г. Волчихин, Знаменский райком)[34].

Представляют интерес оценки, имеющиеся в отдельных характеристиках: «думающий работник»[35]; «где бы ни работал, везде показывает образцы трудолюбия»[36]; «любит и знает работу»[37]; «знает настроения и запросы молодежи»[38]; «на замечания реагирует и принимает меры к их исправлению»[39]; «непримирим к недостаткам в работе»[40]; «вежлив в общении»[41]; «в поведении скромная»[42]; «компрометирующих данных не имеет»[43]; «делу Коммунистической партии предан»[44].

Следует отметить однозначно положительный тон изученных характеристик. Лишь в шести из них отмечены недостатки в работе: «Как недостаток подчас вспыльчив»[45]; «Не всегда проявляет достаточную требовательность к секретарям комсомольских организаций, мало уделяет внимания изучению и воспитанию комсомольского актива»[46]; «Единственным недостатком  является слабая требовательность»[47]; «Недостатком является то, что пока еще недостаточно предъявляет требовательности к работникам РК ВЛКСМ, что отрицательно сказывается на работе аппарата РК ВЛКСМ и организационно-политическом укреплении комсомольских организаций»[48]; «Находясь у руководства районной комсомольской организации, не проявляет творческой инициативы и не развивает ее среди комсомольцев и молодежи района. Жизнь и деятельность районной комсомольской организации строится без перспективы на будущее. Недостаточно знает работу комсомола и не проявляет должного усердия к ее познанию. Среди комсомольцев и молодежи района не пользуется авторитетом. Имеет черты кичливости и зазнайства»[49]; «В своей практической работе глубоко в существо дела той или другой комсомольской организации не вникает и не оказывает необходимой помощи в улучшении их работы»[50]. Двое из этих работников в дальнейшем успешно продолжили партийную карьеру, остальные перешли на работу по специальности.

В характеристиках первых секретарей обкома ВЛКСМ содержатся исключительно положительные оценки. Однако анализ протоколов областных комсомольских конференций, собраний областного комсомольского  актива свидетельствует о том, что и в стиле работы, и во взаимоотношениях руководителей комсомольских органов разных уровней (в частности, областного и районного) назрели проблемы: «Обком комсомола по-прежнему занимает позицию наблюдателя»[51]; «Тов. Сергеев прибыл к нам в пору развертывания сельскохозяйственных работ в августе месяце. Приехал на «Победе», пообещал побыть 4-5 дней. Мы надеялись, тов. Сергеев  нашему бюро райкома комсомола окажет надлежащую помощь, подскажет советами, как нужно правильно руководить районной комсомольской организацией, как конкретно укрепить наши организации в организационном отношении. Но напрасны были надежды работников райкома комсомола. Вместо 5 дней тов. Сергеев побыл 2 дня неполных, из которых половину пробыл в РК КПСС по заданию райкома партии. За это время он сумел побыть в одной колхозной организации»[52]; «Товарищи, мне кажется, в обкоме комсомола имеется вредная практика – все требуют с первого секретаря райкома. Вот звонит из отдела пропаганды Тимонина по вопросам пропаганды, я ей говорю – вопросами пропаганды ведает второй секретарь, а она мне: «А Вы что не знаете, какие вопросы решает отдел пропаганды?». Я говорю: «Дело не в этом, нужно повышать ответственность каждого работника»[53]; «Тов. Пьяных и Сепелев взяли неправильный стиль. Они как два спутника ездят из района в район, а неотложные дела, которые требуют серьезного вмешательства, не решаются. Они соревнуются, кто больше объездит районов – первый или второй секретарь»[54]; «О работе обкома комсомола. Большинство там новых товарищей. И к мнению секретарей райкомов комсомола – я имею в виду тех, которые по несколько лет работают – надо относиться правильно, прислушиваться к ним. Они во многом помогут. Не нужно думать, что только ты старший. Нужно учиться у народа и учить народ (с мест: «Правильно»)»[55].

Вопрос сменяемости комсомольских кадров довольно остро обсуждался на всех состоявшихся в 1954-1964 гг. областных конференциях ВЛКСМ (9-13-й) и ряде пленумов обкома комсомола. С трибун произносились правильные, не вызывающие сомнений слова: «Несерьезный, поверхностный подбор кадров, нетребовательное отношение к кадрам приводят к тому, что не имея настоящего опыта работы, некоторые молодые секретари горкомов и райкомов, проработав год, полтора, теряют чувство ответственности за порученное дело, начинают считать что им все можно, все позволено… При подборе и выдвижении комсомольских кадров нужно, прежде всего, исходить из интересов дела, строго учитывать способности и призвание человека, чтобы каждый чувствовал себя на месте и мог отдать максимум того, на что он способен. О вожаке молодежи нужно судить по конкретным результатам, а не по словам»[56]. Выступающие порой высказывали прямо противоположные мнения: «Следует сказать и о сменяемости наших комсомольских работников. Кто давал право обкому так относиться к кадрам? Где ленинский принцип воспитания кадров? Нужно не бояться повозиться с товарищами и выдвигать их на ответственные посты. А у нас держат на посту секретаря до тех пор, пока брюшко отрастет и от него старостью начнет пахнуть. Однако обком комсомола держит его, считая, что он правильней будет руководить, а он, наоборот, хуже руководит. Говорят, куда же его девать, а он по возрасту должен быть снят с работы, потому что ему уже 30 с лишним лет. Сюда не подходит, туда не подходит, и его забрасывают за борт комсомольской работы»[57]; «Ряд товарищей выступает и говорит, что большая сменяемость секретарей райкомов, горкомов комсомола, а также работников аппарата обкома комсомола – это вредно. Я не хочу согласиться с этими выступлениями. Какой смысл держать товарищей, от которых нет толку.  Например, выберешь секретаря комсомольской организации, кажется, хорошего, но он поработает немного и видишь, что пользы не будет»[58]; «Здесь надо знать чувство меры. Не надо консервировать людей и не надо проходной двор устраивать. Товарищи  обвиняют отдел комсомольских организаций в том, что мы допустили большую сменяемость секретарей райкомов комсомола. В основном эти товарищи посланы на учебу в партийную школу и взяты на партийную работу»[59].

Средний срок пребывания на руководящих постах работников обкома, горкомов и райкомов составлял 2 года (соответственно 28, 20 и 25 месяцев) и немногим отличался от подобного показателя предыдущего периода (в обкоме и райкомах – на 4 месяца больше, в горкомах – напротив, на 2 месяца меньше).

Комсомол по-прежнему оставался кузницей партийных кадров. Около трети молодежных лидеров (29 %) были освобождены от занимаемых должностей в связи с переходом на партийную работу, 18 % – по причине направления на партийную и комсомольскую учебу. На вышестоящую комсомольскую работу было направлено 21 % бывших первых секретарей.

По отрицательным причинам («неправильное поведение», «недостойное поведение в быту», «не справившиеся с работой») были уволены лишь 4 % работников (в 1946-1953 гг. – 18,5 %). Самым громким стало увольнение первого секретаря Избередеевского райкома ВЛКСМ. Вопрос «Об ошибках и крупных недостатках бюро Избердеевского райкома и первого секретаря тов. Паршева по руководству комсомольской организацией» подробно разбирался на заседании бюро обкома ВЛКСМ в октябре 1956 г. В постановлении бюро значилось: «Страдая вредным формализмом, тов. Паршев превратился в архивного работника, любящего собирать различные сводки, протоколы, отчеты, вырезки, статьи, данные и т.д. Любая копия документов хранилась лично у него. У тов. Паршева укоренилась вера в магическую силу бумажных  распоряжений, которыми сотнями рассылаются по делу и без дела в первичные организации. РК ВЛКСМ до сего времени не отрешился от ненужной заседательской суетни, проводимой, порой, целыми днями. В общении с молодежью тов. Паршев ведет себя не как товарищ, а как человек, на голову выше своих собеседников, не допускающий каких-либо возражений. С мнениями товарищей не считается, навязывает свою инициативу – личное «я»! Любит читать нудные поучительные нотации, считает себя «способнее» других и заявляет, что только он может выполнить любое поручение, а остальным это не под силу… Используя права первого секретаря, тов. Паршев превратился в зажимщика критики. Болезненно, с обидой реагируя на критику, он невольно стал на путь мщения за нее, посылая работников и членов бюро в те организации, за которые его критиковали. Этот своеобразный зажим критики привел к тому, что члены бюро и работники РК ВЛКСМ стали слепо соглашаться с мнениями т. Паршева, без должной оценки и обсуждения его предложений... Командование работниками и отсутствие учебы отразилось на слаженности и работе аппарата РК ВЛКСМ. Во избежание получения очередной «накачки» комсомольский актив перестал посещать РК ВЛКСМ и даже звонить по телефону. Это впоследствии привело к тому, что проводимые мероприятия в РК ВЛКСМ проходят при низкой явке комсомольского актива. Тов. Паршеву присущи и такие недостатки, как несобранность, растерянность, неумение оперативно решать вопросы с партийными, советскими и хозяйственными организациями, что порой приводит к ущемлению прав отдельной части молодежи»[60]. Бюро обкома постановило осудить стиль руководства бюро Избердеевского райкома ВЛКСМ и лично первого секретаря как неправильный, чуждый в руководстве комсомолом.

Думается, процесс освобождения С.В. Паршева от занимаемой должности во многом имел показательный характер, ибо за несколько месяцев до этого пленум обкома ВЛКСМ, рассмотрев вопрос «О работе комсомольских организаций по выполнению решений ХХ съезда КПСС и V пленума ЦК ВЛКСМ», осудил грубое нарушение демократического принципа, оказенивание работы, пренебрежительное отношение комсомольских руководителей к инициативе, идущей снизу: «В комсомольских организациях должна строго соблюдаться коллективность в руководстве. Надо изгнать порочный метод голого администрирования, полностью восстановить самодеятельность»[61].

В итоге коллективный портрет первых секретарей комсомольских органов рассматриваемого периода имел лишь одно существенное отличие от предыдущего: первый секретарь с высшим образованием перестал быть редкостью. Заметно увеличилось представительство обладателей дипломов о техническом образовании и специалистов сельского хозяйства. В остальном комсомольская элита периода «оттепели» была представлена, как и в послевоенные годы, мужчинами 25 лет, уроженцами сельской местности Тамбовской области. Главные требования, предъявляемые к ним вышестоящими партийными и комсомольскими органами, – наличие авторитета у населения (прежде всего, молодежи) и знание состояния промышленности и сельского хозяйства в конкретном городе или районе – позволяли решать основные задачи, стоящие перед комитетами ВЛКСМ, а именно обеспечение массового участия молодежи в выполнении конкретных производственно-экономических планов региона.

2. Стабилизация кадров: комсомольский вариант

Деятельность комсомольских организаций в 1965-1984 гг. характеризуется, прежде всего, доминированием командно-контрольного стиля взаимоотношений партии и комсомола. Устав КПСС, принятый ХХII съездом (1961 г.) с дополнениями, внесенными ХХIII съездом (1966 г.), закрепил положение о ВЛКСМ как «самостоятельной общественной организации молодежи, активном помощнике и резерве партии»[62]. Наличие собственного Устава, руководящих органов, организационной структуры, финансовых средств скорее имитировали организационную самостоятельность комсомола. Во главу угла был поставлен принцип: «Комсомольские организации должны быть на деле активными проводниками партийных директив во всех областях коммунистического строительства»[63].

Абсолютизация принципов партийного руководства молодежным движением отразилась даже в формулировках повесток дня комсомольских конференций. Традиционные отчеты молодежных руководителей о работе обкома ВЛКСМ в периоды между конференциями постепенно сменились пафосными докладами «О работе Тамбовского обкома комсомола по выполнению решений ХХV съезда КПСС, ХVIII съезда ВЛКСМ и задачах областной комсомольской организации по выполнению решений ноябрьского (1979 г.) Пленума ЦК КПСС и речи на нем Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР товарища Л.И. Брежнева» (22-я областная конференция, 1979 г.)[64], «О работе обкома ВЛКСМ и задачах комсомольских организаций области по выполнению решений ХХVI съезда КПСС и достойной встрече ХIХ съезда ВЛКСМ» (23-я областная конференция, 1982 г.)[65], «О работе обкома ВЛКСМ по выполнению решений ХХVI съезда КПСС, ХIХ съезда ВЛКСМ и задачах областной комсомольской организации, вытекающих из постановления ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении партийного руководства комсомолом и повышении его роли в коммунистическом воспитании молодежи» (24‑я областная конференция, 1984 г.)[66].

Архивные документы рассматриваемого периода свидетельствуют о довольно частом цитировании комсомольскими чиновниками резолюции  ХV съезда ВЛКСМ о решающем значении правильного подбора, расстановки и воспитания комсомольских кадров в условиях возросших масштабов хозяйственного и культурного строительства[67].

С целью составления просопографического портрета комсомольских чиновников периода «застоя» проанализированы личные дела, а также партийные и комсомольские характеристики 7 секретарей обкома, 41 секретаря горкомов, 122 секретарей райкомов ВЛКСМ (всего – 170 человек)[68].

Обращает на себя внимание резкий рост общеобразовательного уровня комсомольских лидеров. Это был один из самых важных показателей при назначении на интересующие нас должности. На 6-м пленуме Тамбовского обкома ВЛКСМ (июль 1969 г.) при рассмотрении вопроса «О работе Тамбовского горкома и Мичуринского райкома ВЛКСМ по подбору, расстановке и воспитанию комсомольских кадров» подчеркивалось: «Деловые и политические качества комсомольского работника во многом определяет уровень общеобразовательной подготовки»[69]. Все первые секретари обкома, сменившиеся в рассматриваемый период, а также 30 из 41 первого секретаря горкомов ВЛКСМ имели высшее образование. В целом по области удельный вес молодежных лидеров, окончивших высшие учебные заведения, составлял 63,5 % (в обкоме – 100 %, горкомах – 73, райкомах – 58 %). По сравнению с предыдущим периодом этот показатель вырос более чем в 3 раза. Ни один комсомольский руководитель не имел неполного среднего образования.

Исследователи региональной политической элиты России отмечают тенденции прагматизации и технократизации номенклатурного управления в брежневский период, когда тип «чистого» политического работника, не знающего практической экономической работы, окончательно ушел в прошлое, и абсолютное большинство управленцев являлись специалистами народного хозяйства[70].

В этой связи абсолютно логичным с учетом аграрного характера Тамбовской области является преобладание среди первых секретарей обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ специалистов сельского хозяйства (44 %) и инженерно-технических работников (21 %). Как и в предыдущий период, заметно сократилась доля руководителей, имеющих дипломы о педагогическом образовании (32 %).

Интересен факт несовпадения преимущественного профиля образования в комсомольских органах областного и городского звеньев. Так, среди первых секретарей обкома преобладали дипломированные специалисты сельского хозяйства (57 %), горкомов – работники с инженерно-техническим образованием (61,5 %). Впервые в истории комсомольского движения райкомы ВЛКСМ в большинстве своем не возглавили педагогические работники (их доля составила лишь 34 %). На первом месте здесь находились так же, как и в обкоме, специалисты сельского хозяйства (55 %). В перечне высших учебных заведений, которые окончили комсомольские лидеры, – Мичуринский плодоовощной институт, Воронежский сельскохозяйственный институт, Московский институт инженеров сельскохозяйственного производства, Воронежский и Тульский политехнические институты, Московский и Ростовский институты инженеров железнодорожного транспорта. По-прежнему самыми популярными оставались «родные» Тамбовский институт химического машиностроения и Тамбовский государственный педагогический институт.

Важнейшим условием при назначении на должность первого секретаря также было членство в КПСС. На всех 11 областных комсомольских конференциях, состоявшихся в 1965-1984 гг., при рассмотрении вопросов о подборе, расстановке и воспитании комсомольских кадров именно повышение марксистско-ленинской закалки и укрепление партийного ядра в комсомольских организациях назывались основными вопросами кадровой политики. При этом неизменное подчеркивалось, что «почти все», а начиная с 1972 г. «все секретари и абсолютное большинство работников аппаратов райкомов и горкомов комсомола являются членами КПСС»[71]. Партийная прослойка среди молодежных лидеров в 1965-1984 гг. составляла 91 %, при этом 16 из 170 первых секретарей, не являясь членами партии в момент назначения на должность, вступили в ее ряды максимум через 1-2 года (с учетом кандидатского стажа). Большинство будущих руководителей комсомольских органов (65,5 %) стали коммунистами в возрасте 22-25 лет: в 19 лет – 0,5 %, 20 лет – 3,5 %, 21 год – 4 %, 22 года – 13,5 %, 23 года – 15 %, 24 года – 18 %, 25 лет – 19 %, 26 лет – 9,5 %, 27 лет – 5 %, 28 лет – 2,5 %, 29 лет – 0,5 %.

Что касается членства в ВЛКСМ, 73 % молодежных лидеров вступили в комсомол в 14-15 лет (соответственно 46 и 27 %). Стали комсомольцами в 16 лет 13,5 % первых секретарей, 17 лет – 9 %, 18 лет – 2 %, 19 лет – 1 %, в 20‑22 года – по 0,5 %.

Средний возраст комсомольских чиновников по сравнению с предыдущим периодом увеличился на 1 год и составил 26 лет. Традиционно возраст зависел от уровня занимаемой должности в номенклатурной иерархии. Самыми старшими являлись первые секретари обкома: 6 из них вступили в должность, когда им было за 30 (самый возрастной – Баранов Василий Федорович – 34 года; через 2 года перешел на партийную работу)[72]. В 31 год лет возглавили комсомольские органы Канидова Вера Андреевна (Моршанский райком), Морданова Эмма Михайловна (Мичуринский горком), Третьяков Анатолий Аркадьевич  (Моршанский горком), в 30 лет – Горбачев Семен Степанович (Моршанский горком), Капранова Лариса Ивановна (Рассказовский горком), Кочанов Александр Николаевич (Мичуринский горком), Пятойкин Анатолий Григорьевич (Котовский горком), Сулье Александр Николаевич (Рассказовский горком), Устюгов Валерий Викторович (Кирсановский горком)[73]. Самыми молодыми первыми секретарями были Васильев Лев Николаевич (20 лет, Котовский горком), Колядин Валерий Степанович (20 лет, Мучкапский райком), Ветров Валерий Иванович (22 года, Ржаксинский райком), Сосновская Нина Ивановна (22 года, Уметский райком)[74].

Различие возрастного состава по гендерному признаку по сравнению с предыдущими периодами исчезло (ранее секретари-женщины были моложе своих коллег на один-два года). При этом соотношение мужчин и женщин, занимавших первые посты в комсомольских органах, осталось практически тем же – 86 и 14 % (в 1953-1964 гг. – 85 и 15 %). Столь популярный призыв ЦК ВЛКСМ «Смелее рекомендовать на ответственную комсомольскую работу девушек!»[75] коснулся, прежде всего, первичных комсомольских организаций. В течение 20 лет (1965-1984 гг.) в 4 из 7 горкомах (Кирсановский, Котовский, Тамбовский, Уваровский) и 10 из 21 райкомов ВЛКСМ (Гавриловский, Знаменский, Мучкапский, Никифоровский, Первомайский, Пичаевский, Ржаксинский, Староюрьевский, Токаревский, Уваровский) в должности первого секретаря ни работала ни одна женщина. Руководителями Тамбовского обкома ВЛКСМ в этот период также были в основном мужчины (6 из 7). Исключением стала Богун Людмила Яковлевна, возглавлявшая областную комсомольскую организацию в 1972-1973 гг.[76]

Анализ личных дел номенклатурных комсомольских работников показал увеличение доли выходцев из городской среды до 22 % (по сравнению с периодом «оттепели» – на 10 %). Особенно значимым представительство «горожан» было на областном и городском уровнях (43 и 46 %).

Лишь 19 % чиновников не являлись уроженцами Тамбовской области и прибыли в нее из других регионов страны. Анализ республиканской принадлежности показывает, что абсолютное большинство первых секретарей комсомольских органов области родились на территории РСФСР (за исключением 4 человек, прибывших с территории Белорусской и Украинской ССР).

По национальному составу руководители обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ в соответствии с проводимой в СССР политикой выдвижения на руководящие должности представителей титульной нации были русскими. Единственным исключением являлся белорус, уроженец Гомельской области БССР Горбачев Семен Степанович – первый секретарь Моршанского горкома ВЛКСМ в 1969-1972 гг.[77]

Существенные изменения произошли в показателе «социальное происхождение» молодежных лидеров в интересующий нас период. Значительно вырос удельный вес выходцев из рабочих (с 16 до 36 %) и служащих (с 12 до 27 %), соответственно, резко уменьшилась доля выходцев из крестьян (с 72 до 37 %). Причем на областном и городском уровне соотношение было еще более рельефным: 50, 33 и 17 %. Однако следует согласиться с мнением исследователей эволюции политической элиты России, отмечающих, что с учетом приоритета происхождения из семей рабочих и возможности выбора наиболее благоприятного социального происхождения при условии занятости родителей в разных сферах экономики показатель «социальное происхождение» нельзя считать абсолютным[78].

Вопросы подбора, расстановки и воспитания комсомольских кадров в 1965‑1984 гг. неоднократно обсуждались на самом различном уровне. Бюро ЦК ВЛКСМ в своем постановлении от 2 июля 1971 г. «О проведении отчетов и выборов в комсомольских организациях страны» требовало «рекомендовать в комсомольские органы наиболее подготовленных, активных молодых коммунистов, комсомольцев из числа рабочих, колхозников, специалистов»[79]. Пленум ЦК ВЛКСМ в постановлении от 28 октября 1975 г. «О задачах комитетов комсомола по дальнейшему улучшению подбора, расстановки и воспитания комсомольских кадров» призвал «постоянно заботиться о том, чтобы все участки комсомольской работы возглавляли политически зрелые, беззаветно преданные делу партии, обладающие хорошей подготовкой, широким кругозором, высокими моральными качествами, авторитетные, умелые организаторы молодежи»[80]. Первый секретарь Тамбовского обкома КПСС А.А. Хомяков, выступая на 23‑й областной комсомольской конференции 12 февраля 1982 г., настаивал  «смелее выдвигать [на комсомольскую работу] молодых специалистов, способных, энергичных организаторов и воспитателей, постоянно оказывать им помощь в активизации всей внутрисоюзной работы»[81].

В момент назначения на свои должности молодежные лидеры в большинстве своем имели определенный опыт руководящей комсомольской или партийной работы: в райкомах эти показатели составляли соответственно 62 и 13 %, горкомах – 73 и 7 %, обкоме – 86 и 14 % (в целом по области – 66 и 12 %). На прежнем уровне сохранялся удельный вес чиновников, прибывших из сферы народного хозяйства (в райкомах – 12 %, горкомах – 17,5 %).  Существенно сократилась доля бывших работников народного образования (7,5 и 2,5 %).

Большое внимание в рассматриваемый период уделялось укреплению главного резерва кадров первых секретарей – института вторых секретарей. Именно эти работники должны были быть готовы в любой момент возглавить комсомольский орган. Так, из семи руководителей обкома ВЛКСМ пятеро до своего назначения работали вторыми секретарями обкома (Рябов Александр Иванович, Волчихин Виктор Гаврилович, Баранов Василий Федорович, Моклаков Александр Алексеевич, Волостных Алексей Иванович)[82].

С целью составления перечня требуемых личных и деловых качеств первых секретарей проанализированы партийные и комсомольские характеристики руководителей областного, городских и районных комитетов ВЛКСМ в 1965‑1984 гг. (в количестве 114). Следует отметить усилившееся единообразие характеристик, употребление большого количества штампов и шаблонов, цитирование документов Центрального и областного комитетов ВЛКСМ по вопросам кадровой политики:

- «Много внимания уделяет улучшению организационной и идеологической работы в первичных комсомольских организациях района» (А.А. Казьмин, Бондарский райком)[83], «Проводит работу по организационному укреплению первичных комсомольских организаций, повышению их роли в коммунистическом воспитании молодежи, мобилизации юношей и девушек района на выполнение планов текущей пятилетки» (А.С. Ильин, Жердевский райком)[84], «Много занимается вопросами организационно-политического укрепления первичных комсомольских организаций, воспитания комсомольцев и молодежи в духе ленинских заветов. В своей повседневной работе большую практическую помощь оказывает секретарям первичных комсомольских организаций» (В.Ф. Расстрыгин, Жердевский райком)[85] /реакция на резолюции ХVI и ХVII съездов ВЛКСМ, постановления областных комсомольских конференций о повышении роли первичных комсомольских организаций в воспитании молодежи»[86]/;

- «Много времени уделяет практической помощи первичным комсомольским организациям района, повышению их боевитости» (В.Н. Жеребцов, Мучкапский райком)[87], «Целенаправленно решает вопросы повышения боевитости первичных комсомольских организаций, участвует в районных мероприятиях по учебе комсомольского актива» (А.В. Космынин, Сосновский райком)[88], «Большое внимание уделяет укреплению и повышению боевитости первичных комсомольских организаций, авангардной роли комсомольцев в решении хозяйственных и политических задач по выполнению решений ХХVI съезда КПСС и ХVIII съезда ВЛКСМ» (В.И. Пашинин, Тамбовский райком)[89] /реакция на постановление 4-го пленума ЦК ВЛКСМ от 27 апреля 1971 г. «Об итогах ХХIV съезда КПСС и задачах комсомола по выполнению его решений» с постановкой задачи повышения боевитости первичных комсомольских организаций, роста инициативы и активности каждого комсомольца[90]/;

- «Умеет правильно воспринимать критику и быть самокритичным» (В.Б. Зимарин, Тамбовский горком)[91], «Критику воспринимает правильно, самокритичен» (В.В. Бердников, Гавриловский райком)[92], «Умеет правильно воспринимать критику и быть самокритичным» (В.М. Телегин, Староюрьевский райком)[93] /реакция на Постановление ЦК КПСС от 12 февраля 1975 г. «О состоянии критики и самокритики в Тамбовской областной партийной организации», постановление ЦК ВЛКСМ от 12 сентября 1975 г. «О мерах по дальнейшему развертыванию критики и самокритики в комсомольских организациях»[94] /;

- «Активно борется с подражаниями в молодежной среде западной моде и проявлениями буржуазной идеологии, чуждыми социализму взглядами, недостатками» (А.Н. Огурцов, Никифоровский райком)[95], «Ему присущи коммунистическая убежденность, непримиримость к проявлениям буржуазной идеологии» (Ю.Н. Гуркин, Мичуринский райком)[96], «Непримирим к буржуазной идеологии, чуждым социальным взглядам и нравам» (В.С. Честных, Первомайский райком)[97] /реакция на постановление 9-го пленума ЦК ВЛКСМ от 10 августа 1984 г. «О задачах комсомольских организаций по выполнению постановления ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении партийного руководства комсомолом и повышении его роли в коммунистическом воспитании молодежи», указаний и советов Генерального секретаря ЦК КПСС товарища К.У. Черненко» с постановкой задачи формирования у молодежи непримиримости к буржуазной идеологии[98]/.

Среди наиболее часто упоминаемых в характеристиках качеств кандидатов на должность первого секретаря комсомольского органа лидирующую позицию в 1965-1984 гг. занимало наличие заслуженного авторитета и уважения среди комсомольцев, несоюзной молодежи и партийного актива. Интересно, что в предыдущие периоды в данной строке в обязательном порядке значилось наличие авторитета среди населения. В рассматриваемый период слово «население» из фразы исчезло, авторитет упоминался вкупе с уважением. Согласно характеристикам, руководители из комсомольских «вожаков» превратились в «воспитателей и организаторов» молодежи. Вместо «подчиненных» приветствовалось упоминание «товарищей». Практически не встречается словосочетание «честное отношение к работе» (исключительно – «добросовестное»).

В целом перечень требуемых личных и деловых качеств комсомольских работников в рассматриваемый период следующий:

1. Наличие заслуженного авторитета и уважения среди комсомольцев, несоюзной молодежи и партактива – 86 упоминаний (75 %);

2. Активное участие в общественно-политической жизни района, города (участие в выборных органах) – 64 (56 %);

3. Выдержанность в моральном и бытовом отношении (скромен в быту, выдержан по характеру, морально устойчив) – 58 (51 %);

4. Инициативность – 53 (46,5 %);

5. Наличие организаторских способностей (хороший, способный, умелый организатор) – 52 (46 %);

6. Систематическая работа над повышением своего идейно-теоретического (политического) уровня – 51 (45 %);

7. Оказание практической помощи первичным организациям (часто бывает в первичных организациях) – 47 (41 %);

8. Политическая грамотность – 41 (36 %);

9. Принципиальность – 37 (32,5 %);

10. Работа над повышением своего общеобразовательного уровня (заочное обучение) – 34 (30 %);

11. Добросовестное отношение к работе – 33 (29 %);

12. Требовательность к себе и товарищам – 32 (28 %);

13. Часто выступает с лекциями и докладами – 28 (24,5 %);

14. Дисциплинированность – 23 (20 %);

15. Исполнительность – 18 (16 %);

16. Отсутствие партийных и комсомольских взысканий – 16 (14 %);

17. Уделяет большое внимание повышению боевитости первичных организаций – 14 (12 %);

18-20. Добросовестно выполняет партийные поручения – 11 (10 %);

18-20. Настойчивость, энергичность – 11 (10 %);

18-20. Чуткость, отзывчивость – 11 (10 %).

Отдельные характеристики содержали положения и оценки, несколько выходящие за рамки трафарета: «прост в общении с коллегами по работе»[99]; «черты его характера – принципиальность, честность, душевная теплота, забота о товарищах – очень помогают ему работе»[100]; «умеет планировать свою личную работу, отличается аккуратностью в подготовке документов, анализирует их исполнение, умеет грамотно и обоснованно излагать свои мысли, в отношении с товарищами корректен»[101]; «учитывает мнения и нужды подчиненных, случаев злоупотребления властью не допускает»[102]; «грамотный, культурный, вежливый»[103]; «обладает хорошей способностью передавать свои знания другим»[104]; «умеет создать в коллективе деловую атмосферу»[105]; «на всех порученных участках проявляет умения и смекалку, к работе относится творчески»[106]; «в работу комсомольских организаций всегда стремится внести что-то новое»[107]; «много читает специальной и художественной литературы»[108].

Необходимо отметить изменения требований к содержанию характеристик, а именно уделение большего внимания описанию «трудовой закалки беззаветно преданных делу партии, политически зрелых, компетентных и умелых организаторов молодежи»[109]. Примером подробного изложения трудового пути является партийная характеристика первого секретаря Бондарского райкома ВЛКСМ Клейменова Владимира Васильевича: «Родился в 1946 году, в селе Пахотный Угол Бондарского района Тамбовской области. Окончив в 1963 году Пахотноугловскую среднюю школу, поступил учиться в профессионально-техническое училище города Шахты Ростовской области. Свою трудовую деятельность начал с июня 1965 года в качестве электрослесаря шахты «Южная-1» в городе Шахты. В октябре 1965 года был призван в ряды Советской Армии. Службу проходил в составе Северной группы войск в Польской Народной Республике в танковых частях в воинском звании ефрейтора. Демобилизовавшись в мае 1968 года из рядов Советской Армии, прибыл в Бондарский район и с июня этого же года приступил к работе в качестве председателя районного Совета ДСО «Урожай». В марте 1969 года был утвержден председателем Бондарского районного комитета физкультуры и спорта при райисполкоме и проработал там по май 1970 года. Затем в мае 1970 года был послан на должность председателя Бондарского районного комитета ДОСААФ, где проработал до апреля 1972 года. В апреле 1972 года Клейменов В.В. утвержден инструктором отдела пропаганды и агитации Бондарского райкома КПСС, а с 30 ноября 1972 года избран первым секретарем Бондарского райкома ВЛКСМ»[110].

Именно в этот период в характеристики в обязательном порядке стали вносить сведения о семейном положении комсомольских работников, а также проживании родственников за границей[111].

При всей важности успехов возглавляемых комсомольских организаций в производственно-экономической сфере[112] особый акцент делался на правильное поведение руководителей органов ВЛКСМ – новое словосочетание в делопроизводственном тоне: «правильно организует и направляет работу аппарата райкома ВЛКСМ и первичных комсомольских организаций»[113]; «умеет владеть собой, устанавливает правильные отношения с людьми»[114]; «умеет строить правильные взаимоотношения в коллективе, создавать в нем здоровую, творческую обстановку, в быту ведет себя правильно»[115]; «на критические замечания реагирует правильно»[116]; «в работе проявляет разумную инициативу»[117]; «умеет признавать свои ошибки и делать из них правильные выводы»[118].

Лишь в семи характеристиках первых секретарей райкомов и трех первых секретарей горкомов ВЛКСМ отмечены недостатки в их деятельности:

- «Вместе с тем робок в решении более сложных и ответственных вопросов. Ему не хватает специальных знаний. Иногда начатое дело не доводит до конца» (в дальнейшем переведен на партийную работу)[119];

- «Не всегда правильно воспринимает критику и бывает самокритичным, не всегда начатое дело доводит до конца. Не предъявляет должную требовательность к секретарям комсомольских организаций за повышение эффективности их работы» (в дальнейшем переведен на советскую работу)[120];

- «В своей работе не всегда видит главное, не проявляет должной твердости в решении некоторых вопросов, не требователен к работникам аппарата, недостаточно уделяет внимания работе с резервом кадров комсомольских работников» (в дальнейшем переведен на партийную работу)[121];

- «Не требователен к аппарату за выполнение должностных обязанностей. Недостаточно уделяет внимания комсомольскому политпросвещению, учебе комсомольских кадров и организации соцсоревнования среди молодежных трудовых коллективов. Не всегда проявляет настойчивость в доведении до конца начатого дела» (в дальнейшем переведен на партийную работу)[122];

- «Мало внимания уделяет деятельности первичных комсомольских организаций. Требует улучшения работа с молодыми специалистами, аппаратом райкома ВЛКСМ, с резервом кадров. В этом деле ему недостает последовательности, четкости. Иногда принимает самостоятельные решения без учета мнения коллектива и сложившейся ситуации» (в дальнейшем переведен на партийную работу)[123];

- «Имеет строгий выговор за проявление личной нескромности в получении квартиры и заселения ее без ордера» (освобожден от должности за серьезные недостатки в работе)[124];

- «Среди секретарей комсомольских организаций большая текучесть, низка их партийная прослойка. Нет надлежащей шефской работы над ученическими бригадами, слаба связь с пионерскими организациями школ, мало внимания уделяет комсомольским оперативным отрядам» (в дальнейшем переведен на вышестоящую комсомольскую работу)[125];

- «Вместе с тем ему недостает инициативы в решении перспективных задач, стоящих перед комсомольской организацией города. Начатые дела не всегда им доводятся до конца» (в дальнейшем освобожден от должности в связи с переменой места жительства)[126];

- «Недостаточно работает над повышением своего политического и общеобразовательного уровня, нигде не учится после окончания техникума. Мало выступает с лекциями и докладами перед молодежью города» (в дальнейшем освобожден от должности в связи с переходом на другую работу)[127];

- «Не всегда требователен к подчиненным за решение конкретных вопросов деятельности комсомольских организаций. Одновременно берется за несколько дел, упуская при этом качество выполнения. Допускает случаи вспыльчивости» (в дальнейшем переведен на партийную работу)[128].

Характеристики первых секретарей обкома ВЛКСМ 1965-1984 гг. отличаются абсолютно однообразным стилем, создающим впечатление написания их под копирку и подтверждающим положение Устава КПСС о том, что «комсомольские организации должны быть на деле активными проводниками партийных директив во всех областях коммунистического строительства»[129] и возглавлять их призваны зарекомендовавшие себя только с положительной стороны «умелые организаторы и воспитатели молодежи»[130].

Резкое изменение претерпел показатель сменяемости кадров в рассматриваемый период. Средний срок пребывания в должности первого секретаря комсомольского органа вырос по сравнению с периодом «оттепели» в 1,5 раза и составил 3,5 года (в обкоме – 37 месяцев, горкомах и райкомах – 41 месяц). Наиболее стабильная ситуация наблюдалась в Староюрьевском райкоме ВЛКСМ: за 20 лет лишь трижды произошла смена руководителя[131]. Среди «долгожителей» на интересующих нас должностях – Щербаков Владимир Николаевич (Инжавинский райком) – 11 лет 6 месяцев, Авдошин Олег Петрович (Тамбовский райком) – 8 лет 5 месяцев, Савельев Александр Константинович (Кирсановский горком) – 7 лет 9 месяцев[132]. Указанные лица в дальнейшем продолжили партийную карьеру.

Анализ причин ротации позволяет сделать вывод о стабильно высоком удельном весе комсомольских руководителей, продолживших движение вверх по номенклатурной лестнице (переведены на партийную работу – 33 %, на вышестоящую комсомольскую работу – 13 %, на советскую работу – 4 %, направлены на партийную и комсомольскую учебу – 10 %). Отметим заметное увеличение доли первых секретарей, освобожденных от должности в связи с переходом на работу по специальности (31 %). По отрицательным причинам были уволены 5,5 % руководителей, в т.ч. семь первых секретарей райкомов («за необеспечение руководства работой аппарата и бюро райкома ВЛКСМ»[133], «за грубое нарушение требований Устава ВЛКСМ по приему в комсомол молодых рабочих и колхозников»[134], «за неправильный стиль руководства»[135], «за серьезные недостатки в работе»[136], «за злоупотребление служебным положением»[137], «как необеспечивший руководства»[138], «как скомпрометировавший себя»[139]) и два первых секретаря горкомов ВЛКСМ («за грубое нарушение требований Устава ВЛКСМ по приему в комсомол рабочих и колхозников и фальсификацию финансовых документов»[140] и «неправильное личное поведение»[141]).

Анализ архивных документов позволяет сделать выводы о некоторых изменениях социально-профессиональных характеристик руководителей комсомольских органов области в 1965-1984 гг. Главные из них коснулись уровня общеобразовательной подготовки первых секретарей, когда высшее образование стало одним из базовых условий назначения на интересующие нас должности. Достоянием прошлого стал тип молодежного лидера – исключительно политического работника, ему на смену пришел крепкий хозяйственник (инженер либо специалист сельского хозяйства). В общественно-политической системе окончательно утвердилась роль комсомола как одного из ее важнейшего звена. Первые секретари повзрослели, несколько отдалились от рядовой союзной молодежи, изменив статус «лидеров и вожаков» на «организаторов и воспитателей». Судя по характеристикам, стенограммам выступлений на конференциях, пленумах и заседаниях бюро, справкам, информациям,  в большинстве своем они избирались из числа хороших исполнителей и, занимая руководящие посты, сами были хорошими исполнителями. Однако на вершине комсомольской номенклатурной лестницы страны, регионов явно требовались лидеры – реформаторы, генераторы идей. Появление таковых из среды исполнителей в условиях командно-административной системы, когда политическая зрелость выражалась, прежде всего,  в правильном поведении, было проблематично.

3. Функциональная трансформация корпуса в годы «перестройки»

По мнению современных политологов, годы «перестройки» характеризовались трансформацией политической элиты (сменилось более 80 % кандидатов и членов ЦК КПСС). «Но назвать это сменой элит нельзя. Смена – более глубокое, качественное изменение состава элиты, тогда как трансформация может происходить без изменения качественных показателей элиты… Как таковой смены элит не произошло, де-факто сохранилась прежняя элита, которая образовала неономенклатуру, якобы с «демократическими» ценностями»[142].

Несмотря на позиционирование ВЛКСМ как самостоятельной общественно‑политической организации его место по-прежнему было четко ограничено рамками помощника и резерва партии. «Каждый комсомольский работник должен быть пропагандистом документов партии, добиваясь, чтобы их обсуждение в молодежной аудитории носило деловой, конструктивный характер» (речь шла о вынесенных на обсуждение октябрьским (1985 г.) Пленумом ЦК КПСС проектов новой редакции Программы КПСС, Основных направлений экономического и социального развития СССР на 12-ю пятилетку и на период до 2000 года, изменений в Уставе КПСС)[143].

Очевидные выводы о зависимости стиля комсомольской работы от подбора, расстановки и воспитания комсомольских кадров неизменно сопровождалось констатацией «немалых» успехов в этом направлении, а именно увеличением партийной прослойки, возрастанием количества комсомольских руководителей, получивших высшее образование и имеющих производственный стаж[144]. Анализ личных дел первых секретарей областного, городских и районных комитетов ВЛКСМ позволяет сделать вывод, что коллективные портреты комсомольских чиновников периодов «перестройки» и «застоя» существенно не отличаются[145].

В 1985-1991 гг. на интересующих нас должностях работало 77 человек (в обкоме – 2, горкомах – 25, райкомах – 50). Средний возраст комсомольских руководителей достиг пика за весь период существования областной организации и составил 27 лет. Причем «взросление» кадров произошло на всех трех уровнях – областном (31 год), городском (28 лет), районном (27 лет). К моменту назначения на должность первого секретаря обкома ВЛКСМ за плечами Тюрина Алексея Петровича и сменившего его Сабетова Александра Константиновича было обучение в высшем учебном заведении, служба в армии, работа на производстве, ступени комсомольской карьеры[146]. В 34 года стала первым секретарем Алешина Вера Николаевна  (Рассказовский горком), в 30 лет – Щукин Сергей Викторович (Котовский горком) и Бабков Владимир Александрович (Уметский райком)[147]. Всем руководителям Инжавинского (3 чел.), Петровского (4 чел.) и Сосновского (3 чел.) райкомов, сменившихся в период «перестройки», на момент вступления в должность исполнилось 28 лет[148]. Из 50 первых секретарей райкомов лишь пятеро приступили к работе в возрасте 24 лет[149], восемь – в возрасте 25 лет[150]. Среди первых секретарей горкомов самым «юным» был 25-летний Жеребцов Павел Владимирович (Котовкий горком)[151]. Дифференциация возрастного состава по половой принадлежности, как и в предыдущий период, не отмечается.

Анализ гендерного состава комсомольских чиновников показал доминирование мужчин на интересующих нас должностях. Традиционные призывы вышестоящих органов о выдвижении на руководящую комсомольскую работу женщин в документах изучаемого периода отсутствуют. Соотношение мужчин и женщин среди первых секретарей достигло рекордного значения: 88 и 12 %. Только мужчины возглавляли обком, 5 горкомов и 15 райкомов ВЛКСМ. Лишь в Моршанском горкоме и 5 райкомах (Знаменский, Мучкапский, Ржаксинский, Сосновский, Уметский) зафиксированы разовые назначения женщин. В обкоме «женской руки» у руководства не наблюдалось с 1974 г. Исключением в сложившейся ситуации стал Рассказовский горком, которым в период «перестройки» руководили по очереди трое женщин и двое мужчин.

В соответствии с требованиями времени абсолютное большинство молодежных лидеров имели высшее образование. В обкоме и горкомах этот показатель составлял 100 %, райкомах – 70 %. Руководители обкома А.П. Тюрин и А.К. Сабетов окончили соответственно Мичуринский плодоовощной институт и Тамбовский институт химического машиностроения. Последний являлся самым популярным вузом среди первых секретарей горкомов ВЛКСМ: дипломы о его окончании имели 9 человек (36 %). На втором месте значился Тамбовский государственный педагогический институт (16 %). В перечне высших учебных заведений, в которых проходили обучение лидеры городского звена, – Мичуринские плодоовощной и педагогический институты, Воронежский государственный университет, Воронежские политехнический, технологический и лесотехнический институты, Московский институт инженеров железнодорожного транспорта и др.

Анализ профиля образования свидетельствует о преобладании среди первых секретарей горкомов комсомола технических специалистов (64 %). Далее с заметным отставанием следовали педагоги (28 %) и специалисты сельского хозяйства (8 %). В райкомах большинство руководителей окончили сельскохозяйственные учебные заведения (37,5 %). В равной доле были представлены обладатели дипломов о техническом и гуманитарном (педагогическом) образовании (по 25 %). При этом 8 % районных лидеров совмещали работу с заочным обучением (имели незаконченное высшее образование).

Изучение экономо-географической характеристики местности, в которой родились будущие первые секретари комсомольских органов, позволяет сделать вывод об  отсутствии кардинальных изменений в показателе удельного веса выходцев из городской среды и сельской местности. Среди комсомольских чиновников 23 % составляли горожане и 77 % – сельчане (в 1965-1984 гг. соответственно 22 и 78 %). Как и в предыдущие периоды, представительство горожан на областном и городском уровнях (50 и 36 %) превышало соответствующий показатель на районном уровне (16 %).

В этой связи следует отметить, что при заполнении графы «Социальное происхождение» личных листков по учету кадров 39 % руководителей подчеркнуло «из служащих» (причем в горкомах этот показатель составил 60 %, обкоме – 50 %, райкомах – 28 %), 34 % – «из рабочих», 27 % – «из крестьян». На волне демократизации и роста протестных настроений впервые была нарушена традиция предпочтительного указания рабоче-крестьянских корней.

С каждым годом сокращалась доля «варягов» среди комсомольских чиновников. Лишь 12 % молодежных лидеров периода «перестройки» прибыли в Тамбовскую область из других регионов страны. При этом все первые секретари являлись уроженцами РСФСР за исключением одного из руководителей Мичуринского горкома ВЛКСМ, родившегося в Запорожской области Украинской ССР[152].

Особый интерес представляет процесс назначения на должность первого секретаря комсомольского органа районного уровня. Среди руководителей райкомов ВЛКСМ 94 % составляли уроженцы Тамбовской области. При этом в половине райкомов (Бондарский, Гавриловский, Знаменский, Инжавинский, Мордовский, Никифоровский, Ржаксинский, Сампурский, Сосновский, Токаревский) на указанные должности назначались (избирались) исключительно уроженцы своего района. Выявлена также абсолютная однородность национального состава, а именно стопроцентное представительство коренной нации – русских.

В рассматриваемый период должность первого секретаря комсомольского органа в обязательном порядке предполагала членство в КПСС. Из 77 чиновников лишь 4 райкомовских работника на момент назначения не состояли в партии (являлись кандидатами в члены КПСС и вступили в нее спустя год по истечении кандидатского стажа).  В возрасте 24-26 лет в партию вступили свыше 55 % будущих первых секретарей (в т.ч. в 24 года – 14,25 %, в 25 лет – 18 %, в 26 лет – 23,5 %). Таким образом, номенклатурные комсомольские работники при назначении на должность, как правило, имели 12-13-летний комсомольский (91 % секретарей стали комсомольцами в 14-15 лет) и партийный стаж от 1 до 3 лет. Так, оба руководителя обкома ВЛКСМ вступили в комсомол в 14 лет, в партию – в 23 года, избраны первыми секретарями в 31 год.

По сравнению с комсомольскими чиновниками ранних периодов их коллеги эпохи «перестройки» были несколько дальше от молодежи с ее повседневными проблемами и интересами в силу своего возраста, образовательного уровня и жизненного опыта. При обсуждении кадровых вопросов на пленумах обкома ВЛКСМ обращалось внимание на изменение форм и методов работы с молодежью: они должны стать «молодежными, свободными от заорганизованности, кампанейщины, всякой мишуры»[153], а сами комсомольские работники – «истинными друзьями молодежи»[154]. Особый упор предлагалось сделать на работу с первичными организациями. Показателен отчет первого секретаря Тамбовского горкома ВЛКСМ В.Б. Зимарина на пленуме обкома ВЛКСМ в ноябре 1985 г. о работе в этом направлении: «Горком ВЛКСМ постоянно совершенствует стиль и формы своей работы. Сейчас мы построили свою деятельность с таким расчетом, чтобы чаще вести работу в низовых организациях. Работники горкома сейчас три дня в неделю посещают первичные комсомольские организации с целью оказания практической помощи. Значительно сократилось количество совещаний комсомольского актива в горкоме ВЛКСМ. Они проводятся теперь один раз в месяц. Тем самым комсомольские работники получили возможность больше времени проводить в своих организациях, вести работу непосредственно на местах»[155].

Показатели качественного состава комсомольских кадров имели в этот период три главных составляющих: членство в КПСС, наличие высшего образования, производственный стаж. В характеристиках в обязательном порядке указывалась специальность по диплому, сведения о работе на производстве. Строка «прошел школу трудового коллектива» носила, по сути, ритуальный характер. Первый секретарь обкома А.П. Тюрин в начале трудовой деятельности был начальником производственного участка колхоза «Красный путиловец» Ржаксинского района Тамбовской области. Сменивший его А.К. Сабетов работал мастером на заводе «Тамбовполимермаш»[156]. В активе первых секретарей горкомов ВЛКСМ работа в самых различных сферах экономики: Е.В. Стаханов и Ю.И. Токарев (Кирсановский горком) трудились в свое время соответственно осмотрщиком вагонов и мастером ПМК, Е.А. Бондаренко, С.В. Щукин и П.В. Жеребцов (Котовский горком) – токарем, инженером и старшим инженером‑теплотехником, И.А. Платицын, Н.М. Истомин и С.В. Кораблин (Мичуринский горком) – лаборантом совхоза-техникума, фрезеровщиком и механиком, Л.В. Луканкин и В.М. Грачев (Тамбовский горком) – инженером и прорабом т.п.[157] Однако следует отметить, что «школа трудового коллектива» занимала достаточно непродолжительный временной отрезок, ее сменяло продвижение по комсомольско-партийной лестнице.

Подавляющее большинство (93 %) первых секретарей областного и городского звена в качестве предыдущего места работы имели комсомольские (78 %) или партийные (15 %) органы. Чаще всего это были должности второго секретаря горкома ВЛКСМ и инструктора горкома КПСС. Лишь 2 из 25 руководителей горкомов пришли непосредственно с производства: Бондаренко Евгений Алексеевич (Котовский горком; до своего назначения работал токарем Котовского лакокрасочного завода)[158] и Минаков Игорь Семенович (Мичуринский горком; работал инженером-конструктором Мичуринского приборостроительного завода «Прогресс»)[159].

Несколько шире были источники рекрутации первых секретарей райкомов ВЛКСМ: комсомольская работа – 52 %, партийная работа – 22 %, сельское хозяйство – 16 %, система образования – 6 %, промышленные предприятия – 4 %.

С целью составления перечня основных деловых и личных качеств молодежных лидеров рассматриваемого периода проведен контент-анализ 38 партийных и комсомольских характеристик первых секретарей комсомольских органов.

В отличие от предыдущих периодов особое внимание при составлении характеристик уделялось перечислению государственных и ведомственных наград работников. Впервые рейтинг требуемых качеств возглавило участие в работе выборных органов и другой общественной работе с подробным перечислением: «Избран кандидатом в члены обкома КПСС, депутатом областного Совета народных депутатов»[160], «Принимает активное участие в общественной жизни: является членом бюро обкома ВЛКСМ, депутатом районного Совета народных депутатов»[161], «Является членом городского комитета народного контроля. Возглавляет городской штаб оперативных комсомольских отрядов»[162], «Активно занимается общественной работой, добросовестно выполняет поручения партийной, профсоюзной и комсомольской организаций. Является пропагандистом системы комсомольского политпросвещения, членом оперативного комсомольского отряда дружинников при райкоме ВЛКСМ»[163].

В целом перечень упоминаемых качеств выглядит следующим образом:

1. Активное участие в общественной работе (участие в выборных органах) – 35 упоминаний (92 %);

2. Наличие организаторских способностей (хороший организатор) – 26 (68 %);

3. Оказание практической помощи первичным организациям, работает над повышением их боевитости – 24 (63 %);

4. Наличие авторитета и уважения среди комсомольцев, несоюзной молодежи и партактива – 20 (53 %);

5-6. Общительность (прост в общении, умеет общаться, быстро сходится с людьми) – 17 (45 %);

5-6. Добросовестность – 17 (45 %);

7-8. Инициативность – 16 (42 %);

7-8. Принципиальность – 16 (42 %);

9-10. Систематическая работа над повышением своего идейно‑политического уровня – 14 (37 %);

9-10. Скромность на работе и в быту – 14 (37 %);

11. Правильная реакция на критику (умение признавать ошибки) – 13 (34 %);

12-15. Честность – 12 (32 %);

12-15. Дисциплинированность – 12 (32 %);

12-15. Идейная убежденность – 12 (32 %);

12-15. Политическая грамотность – 12 (32 %);

16-17. Знание основ марксизма-ленинизма и умение применять их в практической деятельности – 11 (29 %);

16-17. Моральная устойчивость – 11 (29 %);

18-19. Умение самостоятельно решать вопросы, при необходимости прибегая к помощи вышестоящих органов – 10 (26 %);

18-19. Внимательность (вежливость, тактичность, отзывчивость) – 10 (26 %);

20. Выдержанность (умеет владеть собой) – 9 (24 %).

Достаточно часто назывались следующие качества: умение ясно излагать мысли в устной и письменной форме, требовательность к себе и подчиненным, умение доводить начатое дело до конца, самокритичность, умение работать в коллективе, высокое чувство ответственности за порученное дело. Широко использовались возникшие в предыдущий период фразеологические обороты со словом «правильно»: «политику Коммунистической партии Советского Союза понимает правильно»[164]; «вопросы, входящие в его компетенцию, решает правильно, самостоятельно, при необходимости обращается за консультацией в обком комсомола и райком партии»[165]; «продуманно планирует и строит свою работу, правильно ее анализирует»[166]; «способен создавать деловую атмосферу в коллективе, устанавливать правильные отношения с людьми»[167]; «правильно строит отношения с товарищами по работе и молодежью»[168]; «правильно строит свою работу на местах»[169]; «критику воспринимает правильно»[170].

Ряд характеристик содержал нетрафаретные оценки комсомольских лидеров: «работает с полной отдачей сил, не считается со временем»[171]; «его отличает умение не теряться перед аудиторией»[172]; «в обращении с товарищами по работе добр, тактичен»[173]; «эрудированна, грамотна, стремится быть в гуще всех молодежных дел и проблем»[174]; «вносит конкретные, деловые предложения по активизации военно-патриотического и физического воспитания молодежи; активно занимается спортом»[175]; «в своей деятельности старается применить все новое, передовое»[176]; «ставит общественные интересы выше личных, не ограничивается кругом организационных вопросов, имеет склонность и способность к работе с «трудными» подростками»[177]; «отличается самостоятельностью, умением видеть перспективу»[178]; «внимательно относится к людям»[179].

Каждая вторая характеристика заканчивается абзацем с перечислением недостатков в работе, начинающимся со слов: «вместе с тем» или «однако». Претензии касались:

-  недостаточного внимания укреплению первичных комсомольских организаций [180];

- недостаточной требовательности к себе и подчиненным[181];

- поспешности при решении отдельных вопросов[182];

- медлительность в решении кадровых и других вопросов[183];

- недостаточной настойчивости в достижении поставленной цели[184];

- неумении доводить начатое дело до конца[185];

- вспыльчивости[186].

Несмотря на указание недостатков и акцентирование внимания на человеческих качествах, анализ комсомольских и партийных характеристик лидеров оставляет впечатление лицемерного благополучия в организации, в которой назревал явный кризис. На состоявшемся в июне 1987 г. пленуме  обкома ВЛКСМ, обсуждавшем итоги ХХ съезда ВЛКСМ, говорилось об отрыве комсомольских руководителей от рядовых членов организации, подрыве их авторитета и неумении сбросить маску оптимизма и благополучия, осилить потребность в рапортомании, бездумном исполнительстве. Как по наследству прививалась готовность работать на подхвате, по принципу «сиди и жди, пусть думают вожди». За повседневной суетою, показной деловитостью, под видом малозначащей смены декораций прятались бездеятельность, боязнь правдивого анализа положения дел, риска перемен. Пленум призвал «вместо поиска людей с определенными анкетными данными, как это бывало раньше, выдвигать людей с определенными способностями, с учетом их будущей работы»[187].

В условиях начавшейся «перестройки», демократизации общественно-политической жизни определенные надежды молодежи на приход к руководству комсомольскими организациями действительно авторитетных и инициативных людей были связаны с внедрением демократических норм в подборе комсомольских кадров. В конце 1987 г. прошли выборы из нескольких кандидатур секретарей в Знаменском, Бондарском райкомах, Мичуринском горкоме комсомола, был проведен конкурс на замещение вакансий в обкоме ВЛКСМ[188].

21 мая 1988 г. на 4-м пленуме обкома ВЛКСМ состоялись выборы руководителя Тамбовской областной комсомольской организации (возглавлявший до этого обком А.П. Тюрин был освобожден от должности в связи с переводом на советскую работу)[189]. Во вступительной речи заместителя заведующего отделом комсомольских органов при ЦК ВЛКСМ В.А. Маркова отмечалось, что Тамбовская область стала третьим регионом в СССР, в котором выборы первого секретаря областной организации ВЛКСМ проводились на альтернативной основе с учетом «самого широкого мнения комсомольского актива». 11 мая на заседании бюро обкома с участием секретарей райкомов комсомола были рассмотрены выдвинутые кандидатуры, газета «Комсомольское знамя» опубликовала краткие сведения о них, проводились встречи с комсомольским активом в гг. Кирсанов, Мичуринск, Моршанск, Уварово, Тамбов. В этих встречах приняли участие около 400 человек, высказали свое мнение около 50 человек. В отношении кандидатуры первого секретаря было опрошено 11 членов бюро, 7 заведующих отделами обкома ВЛКСМ, 26 первых секретарей горкомов и райкомов ВЛКСМ, 2 члена партбюро первичной парторганизации аппарата обкома ВЛКСМ (всего – 46 человек). Из них 17 отдали предпочтение А.К. Сабетову (секретарю по пропаганде и агитации обкома ВЛКСМ), 13 – А.Н. Чебушеву (второму секретарю обкома ВЛКСМ), 4 – А.Ю. Иванову (заведующему отделом комсомольских организаций обкома ВЛКСМ), 4 – Ю.Н. Щербинину (бывшему заведующему отделом комсомольских организаций обкома ВЛКСМ, переведенному на работу в аппарат ЦК ВЛКСМ), 1 – Л.В. Луканкину (первому секретарю Тамбовского горкома ВЛКСМ). Остальные опрошенные четкой позиции в отношении кандидатуры первого секретаря не заняли[190].

В день проведения пленума перед началом его работы состоялось собрание представителей и первых секретарей райкомов и горкомов комсомола, от имени которого на рассмотрение пленума были внесены две кандидатуры – А.Н. Чебушева и А.К. Сабетова. Далее кандидаты выступили с программами своих действий, содержащими похожие положения (новый подход в условиях демократии и гласности к работе с кадрами и активом, а именно принцип выборности всех комсомольских работников; поддержка и реализация молодежной социально значимой инициативы; отстаивание интересов молодежи; совершенствование финансовой деятельности и укрепление материальной базы областной комсомольской организации)[191].

Анализ выступлений в ходе обсуждения на пленуме, а также предварительных письменных отзывов показал, что А.К. Сабетов, курировавший отдел пропаганды и культурно-массовой работы, отдел спортивной и оборонно‑массовой работы, имел более предметные результаты работы (с его именем связано создание объединений и клубов по интересам, в т.ч. клуба самодеятельной песни, молодежной телерадиопередачи «Горизонт», молодежных кафе, работа бюро молодежного туризма «Спутник», проведение социологических исследований, организация дискотек). Высказывавшиеся за кандидатуру А.К. Сабетова особо подчеркивали его умение видеть  перспективу в работе, масштабно и нестандартно мыслить, не замыкаться на мелочах и быстро находить контакты с людьми: ««в обращении с товарищами прост, доступен, демократичен, обладает коммуникабельностью», «больше контактирует с комсомольскими организациями, постоянно общается с молодежью», «более сдержан, уравновешен», «никогда не отказывает тем, кто нуждается в помощи, всегда советуется с людьми», «может спросить с исполнителей, не ущемляя их личного достоинства», «при решении многих вопросов учитывает мнение комсомольских работников и актива», «умеет организовать и сплотить коллектив», «аргументированно, убедительно выступает в различных аудиториях».

В качестве недостатков А.К. Сабетова назывались излишняя демократичность в общении с подчиненными («что может перейти в панибратство») и взятие на себя решения вопросов, входящих в компетенцию других («иногда подменяет исполнителей в работе», «разбрасывается в работе, дублирует, подменяет работу других», «ему следует быть более сдержанным, не пытаться все сделать самому»).

Хозяйственная деятельность и аппаратная работа А.Н. Чебушева была менее заметной. Сторонники характеризовали его как грамотного работника, обладающего хорошими организаторскими способностями: «хорошо знает аппаратную работу, обладает упорством, переживает за деятельность областной комсомольской организации», «он лучше, чем кто другой, знает организационную работу», «ему присущи упорство в работе, доведение начатого дела до конца», «работоспособный, грамотный, инициативный работник, компетентно решает поставленные вопросы».

Основным недостатком А.Н. Чебушева, по мнению коллег, являлась его вспыльчивость («вспыльчив, работает волевыми методами, не всегда прислушивается к мнению других», «бывает горяч, не сдержан в отношениях с людьми», «порой бывает горяч, вспыльчив, ему надо быть более чутким в обращении с работниками аппарата обкома комсомола», «не всегда сдержан в обращении с людьми, иногда создает нервозную обстановку в аппарате», «бывает резок в общении с людьми, не всегда прислушивается к мнению других, ему присущ командно-нажимной стиль руководства», «не всегда правильно находит подход к людям, а это в нашей работе – главное», «порой он создает нервозность, которая мешает работать», «бывает вспыльчив в обращении с подчиненными, не всегда четко и убедительно выступает в молодежных аудиториях»).

В целом, по мнению выступающих, кандидаты имели большой опыт комсомольской работы, им обоим были присущи деловитость в работе, динамизм, высокое чувством ответственности за порученное дело[192].

Акцент в предвыборной программе А.К. Сабетова на необходимость изменения стиля и форм работы (ухода от командно-административного стиля и внедрения демократических форм)[193] и более высокий авторитет среди комсомольского актива при общих равных пунктах программ действий кандидатов в итоге сыграли решающую роль.

В список для тайного голосования по выборам первого секретаря обкома комсомола были внесены 2 кандидатуры, счетной комиссией выдано 83 бюллетеня. Согласно протоколу счетной комиссии за А.К. Сабетова проголосовали 60 участников пленума, против – 23. За кандидатуру А.Н. Чебушева подано 23 голоса, против – 60. Большинством голосов первым секретарем обкома был избран А.К. Сабетов[194]. В его партийной характеристике подчеркивалось: «Первым секретарем обкома ВЛКСМ избран из двух кандидатур»[195].

В подлинной демократичности проведенных выборов позволил усомниться лишь один из присутствующих на пленуме – студентка ТГПИ, член бюро обкома ВЛКСМ М.В. Петрова. Приведем выдержку из ее выступления на пленуме: «Впервые за долгие годы выборы первого руководителя областной комсомольской организации проходят действительно гласно, на конкурсной основе с привлечением к выборам широкой массы рядовых комсомольцев. Но, несмотря на все положительные моменты, нам сегодня не удалось полностью избежать келейности в решении кадрового вопроса, до предела использовать принцип демократизма. С одной стороны, все у нас вроде бы в духе времени: два кандидата на первого секретаря, выступления тт. Сабетова и Чебушева со своими программами перед комсомольским активом районов и городов, широкое освещение в газете «Комсомольское знамя» и так далее. Но давайте заглянем поглубже и тогда станет очевидным, что в ходе предвыборной кампании в стороне оказались первичные организации. Кто из кандидатов может с полной уверенностью назвать коллектив молодежи, где его программа и он сам получил поддержку? По-моему, никто. Кажется, не видели их рядовые комсомольцы на предприятиях городов области, фермах, полях колхозов и совхозов, студенческих аудиториях. Да и выступления перед активом в городах Тамбове и Кирсанове нельзя назвать достаточно плодотворными, ибо ребята ведь никому не отдали предпочтение, а сегодня, здесь, они уже реально не могут оказать влияние на ход выборов. Получается, выслушали друг друга и остались при своих интересах. Правильно было бы, если бы после каждого обсуждения коллектив решал, кому отдать приоритет, а сегодня все результаты были бы доложены пленуму. Если уж до конца раскрывать демократические принципы, то стоит говорить о том, что каждый молодежный коллектив имеет полное право выдвигать свою кандидатуру… Нельзя просто поверить, что две кандидатуры тт. Сабетова и Чебушева получат полную поддержку всей молодежи области. Этого просто не могло быть. Других кандидатур не появилось лишь только потому, что от процесса выборов были в какой-то степени все же отстранены первички. Как и прежде, мы не смогли избежать «авторитета кресла», оглядку на «вышестоящие органы». А что там думают? Стереотип в нас живет, несмотря на все позитивные процессы в нашем обществе»[196].

Это выступление полностью отражало реальную ситуацию. Отрыв руководителей от рядовых комсомольцев продолжал увеличиваться, несмотря на обилие принимаемых «правильных», «в духе времени» документов. На состоявшемся в декабре 1988 г. пленуме обкома ВЛКСМ, обсуждавшем вопрос «О работе комсомольских организаций области в условиях политической и экономической реформ, дальнейшей демократизации жизни ВЛКСМ», торжественно подчеркивалось, что выборы всех секретарей горкомов, райкомов ВЛКСМ проходят на демократической основе[197]. Однако на практике это касалось в больше степени вторых и третьих секретарей. Анализ итоговой информации о ходе отчетно-выборных конференций городских и районных комсомольских организаций области на 1 января 1990 г. показал, что на альтернативной основе были избраны лишь два первых секретаря: в Рассказовской городской и Первомайской районной организациях ВЛКСМ[198].

Внутренний кризис в ВЛКСМ стал особо очевидным в дни работы ХХI съезда ВЛКСМ (апрель 1990 г.), принявшего Программные цели и новый Устав ВЛКСМ. Была предпринята попытка уйти от прежней системы отношений, когда комсомол фактически являл собой ведомство по делам молодежи, что позволяло государству, не производя расходы из своего бюджета, успешно использовать энтузиазм молодых и взвалить всю ответственность за молодежь на плечи комсомола. Новый Устав определил главной целью ВЛКСМ создание условий для свободного развития личности, защиту и реализацию интересов и прав членов организации, содействие демократическим преобразованиям в обществе[199].

Однако рядовые комсомольцы в большинстве своем утратили веру в комсомол. В их жизни он стал бессмысленным. Основной вопрос, задаваемый на собраниях и встречах – «А что мне дает комсомол?», – не находил конкретного ответа. Руководители органов ВЛКСМ были вынуждены признать, что «в том виде, в котором существует сейчас, комсомол не может удовлетворить всех потребностей нашей молодежи, так как для полной реализации ее требований необходимы истинная власть и материальные средства, которых пока у комсомола нет и непонятно, когда они будут»[200].

С другой стороны, намечалась тенденция отхода от основных целей и задач организации в угоду сохранения ее численного состава. Об этом предупреждал лектор обкома ВЛКСМ А. Соловьев: «Мне кажется, что наша важнейшая задача на сегодняшний момент заключается в том, чтобы не допустить перерождения комсомола в молодежно-досуговый центр, в организацию, подобную БММТ «Спутник», центр НТТМ и другие»[201].

Были и те, кто вспоминал об идейной общности, но также не находил ответа. Квинтэссенцией позиций секретарей первичных комсомольских организаций стало выступление секретаря комитета комсомола совместного советско-югославского предприятия «Рассказово-Инвест» О.А. Ковалевой на 27‑й внеочередной областной комсомольской конференции (июнь 1990 г.): «Когда я ехала сюда, то почему-то думала, что мы будем говорить о съезде. Если честно, то я и моя комсомольская организация очень ждали этого съезда, почему‑то думали, что он придет, изменит очень многое. Как всегда, в нас что-то еще такое осталось бюрократическое, мы ждем, что кто-то придет и все нам сделает… Но по тому, как наш съезд транслировался, можно понять, какое отношение вообще к комсомолу… Мне было стыдно. Было ощущение, что на съезд собрались не лучшие из лучших, а непонятно кто. Не могли понять друг друга, всем хотелось выступить, всем все сказать сразу. Принимались решения, через какое-то время понимали, что не нужно их принимать и так далее. И вот поэтому, когда я сегодня приехала сюда, мне казалось, что Саша Сабетов расскажет нам, почему так съезд прошел. Я читала, конечно, его интервью в газете «Комсомольское знамя» и поняла, что из съезда он взял только то, что хорошо, что мы остались, вернее, что комсомол не распался на части. Но я вам хочу сказать на примере своей первички. Мы, может быть, сохранили свою организацию в целом, но потихоньку она распадается. Если честно, то я уже не знаю, что мне сейчас говорить комсомольцам. Если раньше я говорила: «Подождите съезда, он нам покажет что-то новое», то сейчас я в полной растерянности. Сама потихонечку перестаю верить в то, что будет…»[202].

Скептическое и негативное отношение к членству в ВЛКСМ в молодежной среде получало все большее распространение. Многие комсомольцы практически прекратили работу в первичных организациях. Если в 1989 г. вышли из рядов ВЛКСМ по личным заявлениям 120 комсомольцев, то в 1990 г. их насчитывалось 1928 человек[203]. На 1 января 1991 г. в областной комсомольской организации состояло 94869 человек (на 1 января 1986 г. – 160432)[204].

Деятели комсомольского движения рассматриваемого периода отмечали, что «печален не сам факт падения численности комсомола, сколько сопутствующие этому явления. Очевидно, например, что комсомол теряет «первички», постепенно превращаясь в аппарат, оставшийся наедине с самим собой, да с примкнувшими к нему «любителями» коммерческо-предпринимательской деятельности. Эти «любители» (члены МЖК, центров НТТМ и досуга, молодежных кооперативов и предприятий) – как правило, люди не комсомольского возраста, и их лояльное отношение к ВЛКСМ нередко объясняется не политическими мотивами, не стремлением «претворять в жизнь» программные цели комсомола, соблюдать Устав ВЛКСМ и т.п., а утилитарной заинтересованностью в использовании льгот, прав и возможностей, предоставляемых комсомолу государством[205].

В июне 1991 г. на совместном пленуме Тамбовского обкома ВЛКСМ и обкома КПСС первый секретарь обкома комсомола А.К. Сабетов констатировал, что многие комсомольские работники «все хуже оценивают свои перспективы, социальную защищенность, поэтому очень высока сменяемость. В 1990 г. сменилось 13 первых секретарей горкомов, райкомов ВЛКСМ»[206]. Средняя продолжительность исполнения обязанностей первого секретаря комсомольского органа в 1985-1991 гг. снизилась по сравнению с предыдущим периодом более чем в 1,5 раза и составила 25 месяцев.

В сложившейся критической ситуации комсомолу был необходим новый, принципиально другой социально-психологический типаж молодежных лидеров – не просителей благ от центра, информаторов, «проповедников» и «учителей», а соавторов, творцов общих дел, партнеров центральных комсомольских органов, формирующихся общественных деятелей, обладающих высокой квалификацией. Выборы на альтернативной основе не гарантировали стопроцентный результат. Нередко они проходили практически «вслепую», основывались на субъективных симпатиях или антипатиях к претенденту на должность или происходили по принципу популярности работника. Самой процедуре выборов недоставало важной составляющей – объективной оценки потенциальных возможностей кандидатов, умения «практически руководить людьми», наличия организаторских способностей, знания законов социального управления и т.д.[207] «Нужны новые лидеры, обладающие, по меньшей мере, тремя качествами: компетентностью (т.е. знающие, что делать и как делать), решительностью (т.е. не только болтающие о том, что и как, но и реально делающие дело), совестливостью (совесть должна стать важнейшим качеством политического лидера в условиях становления социального и нравственного государства)»[208].

Подобных лидеров на высоком уровне не нашлось. Проблемы, с которыми столкнулся ВЛКСМ в условиях глобальных общественно-политических и социально-экономических деформаций в стране на рубеже 1980-1990-х гг., оказались неразрешимыми. В сентябре 1991 г. ХХII чрезвычайный съезд ВЛКСМ посчитал политическую роль ВЛКСМ как федерации коммунистических союзов молодежи исчерпанной. В ноябре 1991 г. Тамбовская областная комсомольская организация была преобразована в Тамбовский союз молодежи[209].

4. Сравнительная характеристика корпуса первых секретарей областного, городских и районных комитетов ВЛКСМ на заключительных этапах исторического развития СССР

В целях понимания логики трансформации корпуса первых секретарей комитетов ВЛКСМ Тамбовской области проведем сравнительный анализ обобщенных данных о типичных социально-профессиональных чертах комсомольских лидеров периодов «оттепели» (1954-1964 гг.), «застоя» (1965 – 1984 гг.) и «перестройки» (1985-1991 гг.).

Экономо-географическая характеристика мест рождения

Анализ перечня мест рождения будущих первых секретарей свидетельствует о некотором сокращении удельного веса уроженцев сельской местности  в общем составе по сравнению с предыдущими периодами, однако, полученные показатели позволяют сделать выводы о полном доминировании сельчан на протяжении всей деятельности областной комсомольской организации. С учетом специфики региона приветствовалось назначение руководителей, имеющих сельские корни, не только на районном, но и на областном и городском уровнях (см. Таблицу 24).

Таблица 24 – Особенности экономо-географических характеристик мест рождения первых секретарей Тамбовского обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Органы ВЛКСМ

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

горожане

сельчане

горожане

сельчане

горожане

сельчане

 

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Обком

2

33

4

67

3

43

4

57

1

50

1

50

Горкомы

12

36

21

64

19

46

22

54

9

36

16

64

Райкомы

10

6

158

94

15

12

107

88

8

16

42

84

Всего

24

12

183

88

37

22

133

78

18

23

59

77

Более 80 % секретарей родились в Тамбовской области, а на заключительном этапе этот показатель составил 88 % (см. Таблицы 25 и 26). Представительство уроженцев других регионов страны неумолимо сокращалось. В результате, если в 1954-1964 гг. в комсомольских органах еще можно было встретить руководителей, прибывшего из других союзных республик, то в 1985‑1991 гг. был лишь единственный случай подобного назначения.

Таблица 25 – Анализ состава молодежных лидеров по месту их рождения в 1954-1991 гг.

Область

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Тамбовская

179

86

138

81

68

88

Воронежская

5

2

4

2

-

-

Курская

-

-

-

-

-

-

Пензенская

1

0,5

2

1

-

-

Рязанская

3

1,5

-

-

1

1

Таблица 26 – Удельный вес уроженцев Тамбовской области среди комсомольских руководителей в 1954-1991 гг.

Органы ВЛКСМ

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Обком

3

50

4

57

1

50

Горкомы

25

76

27

66

20

80

Райкомы

151

90

107

88

47

94

Всего

179

86

138

81

68

88

Социальное происхождение

Серьезные изменения претерпел показатель «социальное происхождение»  – доля выходцев «из крестьян» резко уменьшилась, как в общем составе, так и на всех (даже районном) уровнях власти, и в итоге составила рекордно низкие 27 % (см. Таблицу 27). В конечном итоге сдали свои позиции и «рабочие» корни. Управленческие структуры при пополнении отдавали предпочтение «своим» – выходцам из среды «служащих» (см. Таблицы 28, 29, 30).

Таблица 27 – Социальное происхождение первых секретарей обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Социальное происхождение

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Из крестьян

150

72

63

37

21

27

Из рабочих

33

16

61

36

26

34

Из служащих

24

12

46

27

30

39

Таблица 28 – Социальное происхождение первых секретарей обкома ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Социальное происхождение

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Из крестьян

4

67

2

29

1

50

Из рабочих

1

16,5

4

57

-

-

Из служащих

1

16,5

1

14

1

50

Таблица 29 – Социальное происхождение первых секретарей горкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Социальное происхождение

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Из крестьян

15

45,5

6

14,5

3

12

Из рабочих

12

36,5

20

49

7

28

Из служащих

6

18

15

36,5

15

60

Таблица 30 – Социальное происхождение первых секретарей райкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Социальное происхождение

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Из крестьян

131

78

55

45

17

34

Из рабочих

20

12

37

30

19

38

Из служащих

17

10

30

25

14

28

Половозрастной состав

Изучение полового состава выявило абсолютное преобладание мужчин на всех уровнях номенклатурной комсомольской лестницы (см. Таблицу 31). Периодические призывы вышестоящих органов об активном  привлечении женщин к руководящей комсомольской работе на практике выражались в избрании девушек секретарями первичных организаций ВЛКСМ. Общественная работа – для женщин, ответственная (номенклатурная) – для мужчин. В этой связи заметим, что основной груз практического выполнения принятых планов и провозглашенных обязательств падал именно на первички.

Таблица 31 – Гендерный анализ состава руководящих комсомольских работников в 1954-1991 гг.

Органы ВЛКСМ

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Обком

5

83

1

17

6

86

1

14

2

100

-

-

Горкомы

29

88

4

12

36

88

5

12

21

84

4

16

Райкомы

142

84,5

26

15,5

104

85

18

15

45

90

5

10

Всего

176

85

31

15

146

86

24

14

68

88

9

12

Рассмотрение возрастного состава показало отсутствие принципиальных различий по гендерному признаку и устойчивую тенденцию «старения» кадров (см. Таблицу 32). Вступление в должность первого секретаря комитета ВЛКСМ лица, имеющего возраст 30 и более лет, перестало быть редкостью. При всем уважении к руководителям комсомольских органов и организаций области  позволим усомниться, что взрослым мужчинам были близки и понятны интересы, проблемы, тревоги 14-16-летних юношей и девушек.

Таблица 32 – Сравнительный анализ возрастных характеристик молодежных лидеров в 1954-1991 гг.

Органы ВЛКСМ

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

средний

возраст

муж.

жен.

средний

возраст

муж.

жен.

средний

возраст

муж.

жен.

Обком

27

28

26

31

31

31

31

31

-

Горкомы

26

26

24

27

27

29

28

28

29

Райкомы

25

25

24

26

26

26

27

27

26

Органы ВЛКСМ

трех уровней

25

25

24

26

26

26,5

27

27

27

Национальный состав

Преобладание представителей русской национальности в рассматриваемые периоды оставалось незыблемым. Из 454 человек, сменившихся на постах первых секретарей комитетов области в 1954-1991 гг., лишь двое имели некоренную национальность (см. Таблицу 33).

Таблица 33 – Национальный состав комсомольской элиты в 1954-1991 гг.

Национальность

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Русские

206

99,5

169

99

77

100

Украинцы

1

0,5

-

-

-

-

Белорусы

-

-

1

1

-

-

Общеобразовательный уровень

Глобальные изменения произошли с показателем уровня общеобразовательной подготовки (см. Таблицу 34). Наличие первых секретарей, не имеющих высшего образования, считалось серьезным недостатком кадровой политики. Активно приветствовалось совмещение руководящей комсомольской работы с заочным обучением в высшем учебном заведении. Политически грамотные, активные, исполнительные молодежные лидеры с неполным средним образованием остались в эпохе 1950-х гг. На смену им пришли высокообразованные руководители, умеющие грамотно мыслить, обладающие общетеоретическими знаниями и практическими навыками производственной работы.

Таблица 34 – Сравнительный анализ общеобразовательного уровня первых секретарей обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Образование

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Высшее

40

19

108

63,5

62

80,5

Н/высшее

20

10

31

18,25

4

5

Среднее

137

66

31

18,25

11

14,5

Н/среднее

10

5

-

-

-

-

Рост общеобразовательного уровня комсомольской элиты отмечен на всех  трех уровнях – областном, городском и районном (см. Таблицы 35, 36 и 37).

Таблица 35 – Сравнительный анализ общеобразовательного уровня руководителей обкома ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Образование

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Высшее

5

83

7

100

2

100

Н/высшее

-

-

-

-

-

-

Среднее

1

17

-

-

-

-

Н/среднее

-

-

-

-

-

-

Таблица 36 – Сравнительный анализ общеобразовательного уровня руководителей горкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Образование

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Высшее

11

33

30

73

25

100

Н/высшее

-

-

-

-

-

-

Среднее

21

64

11

27

-

-

Н/среднее

1

3

-

-

-

-

Таблица 37 – Сравнительный анализ общеобразовательного уровня руководителей райкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Образование

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Высшее

24

14

71

58

35

70

Н/высшее

20

12

31

25,5

4

8

Среднее

115

68,5

20

16,5

11

22

Н/среднее

9

5,5

-

-

-

-

Комсомольский и партийный стаж

Солидный комсомольский стаж являлся несомненным условием избрания комсомольского руководителя. После окончательного установления ХIV съездом ВЛКСМ возраста приема в комсомол с 14 лет организация стала ежегодно активно пополнять свои ряды за счет 14-15-летней возрастной группы. В большинстве своем будущие первые секретари вступили в комсомол именно в этом возрасте (см. Таблицу 38).

Таблица 38 – Возраст вступления первых секретарей комитетов комсомола  области 1954-1991 гг. в члены ВЛКСМ

Возраст

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

14 лет

54

26

78

46

51

66

15 лет

40

19,5

46

27

19

25

16 лет

32

15,5

23

13,5

4

5

17 лет

27

13

15

9

2

3

18 лет

21

10

3

2

1

1

19 лет

13

6

2

1

-

-

20 лет

12

6

1

0,5

-

-

21 год

8

4

1

0,5

-

-

22 года

-

-

1

0,5

-

-

В 1960-1980-е гг. членство в КПСС из условия, желательного при избрании на номенклатурные комсомольские должности, превратилось в обязательное (см. Таблицу 39).  Качественный состав комсомольских кадров рассматривался через призму процента партийной прослойки. ВЛКСМ служил не только проводником идей КПСС, но и ее основным кадровым резервуаром. В связи с этим показательно выступление секретаря Тамбовского обкома КПСС М.П. Ускова на пленуме обкома ВЛКСМ (июль 1965 г.) о повышении партийной ответственности руководителей комсомольских органов: «Если коммуниста послали работать в комсомол на ответственную работу в областной, районный или городской комитет, это большое доверие, это великая честь, которая оказывается человеку. Но в то же время это обязывает работать не покладая рук, прикладывать все силы, чтобы оправдать это доверие. К сожалению, что не все коммунисты, работающие в комсомоле, делают так. Мы будем по линии партийных органов систематически повышать требовательность, повышать ответственность, спрашивать за порученное дело с тех товарищей, которые работают в комсомоле»[210].

Таблица 39 – Возраст вступления первых секретарей комитетов ВЛКСМ области 1954-1991 гг. в члены ВКП(б)-КПСС

Возраст

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

19 лет

1

0,5

1

0,5

-

-

20 лет

8

4

6

3,5

3

4

21 год

9

4

7

4

4

5

22 года

27

13

23

13,5

4

5

23 года

29

14

25

15

6

8

24 года

36

17

30

18

11

14,25

25 лет

20

10

32

19

14

18

26 лет

20

10

16

9,5

18

23,5

27 лет

5

2,5

9

5

6

8

28 лет

-

-

4

2,5

6

8

29 лет

-

-

1

0,5

1

1,25

На момент назначения

не были членами партии

52

25

16

9

4

5

Источники рекрутации

Нижестоящая комсомольская и партийная работа оставались основными источниками рекрутации  первых секретарей на протяжении всех истории областной организации ВЛКСМ. Если в предыдущие периоды это была, прежде всего, низовая работа в первичных организациях и группах, то в более поздние периоды бесперебойно работала система резерва кадров, когда подавляющее большинство руководителей определенное время до назначения на должность первого секретаря работали вторым секретарем того же комитета либо инструктором партийного органа. Указанная практика была широко распространена на областном и городском уровнях. В райкомах источники рекрутации были несколько шире за счет лиц, пришедших из сфер народного хозяйства и образования (см. Таблицы 40, 41, 42, 43).

Таблица 40 – Источники рекрутации номенклатурных комсомольских работников области в 1954-1991 гг.

Предыдущее место работы

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Комсомольская работа

136

65,5

112

66

47

61

Партийная работа

12

5,75

20

11,75

15

19,5

Советская работа

8

4

4

2

-

-

Система народного образования

20

9,5

10

6

3

4

Промышленные предприятия

8

4

8

4,75

4

5

Сельское хозяйство

16

7,75

13

7,75

8

10,5

Другие отрасли

2

1

-

-

-

-

Учреждения культуры

1

0,5

-

-

-

-

Демобилизация из армии

4

2

3

1,75

-

-

Таблица 41 – Источники рекрутации первых секретарей обкома ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Предыдущее место работы

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Комсомольская работа

5

83

6

86

2

100

Партийная работа

1

17

1

14

-

-

Таблица 42 – Источники рекрутации первых секретарей горкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Предыдущее место работы

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Комсомольская работа

26

79

30

73

19

76

Партийная работа

-

-

3

7

4

16

Система народного образования

1

3

1

2,5

-

-

Промышленные предприятия

5

15

6

15

2

8

Сельское хозяйство

1

3

1

2,5

-

-

Таблица 43 – Источники рекрутации первых секретарей райкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Предыдущее место работы

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Комсомольская работа

105

62,5

76

62

26

52

Партийная работа

11

6,5

16

13

11

22

Советская работа

8

5

4

3

-

-

Система народного образования

19

11

9

7,5

3

6

Промышленные предприятия

3

2

2

2

2

4

Сельское хозяйство

15

9

12

10

8

16

Другие отрасли

2

1

-

-

-

-

Учреждения культуры

1

0,5

-

-

-

-

Демобилизация из армии

4

2,5

3

2,5

-

-

Стаж работы в должности

Тенденция увеличения срока исполнения обязанностей первого секретаря комитета ВЛКСМ достигла своего пика в середине 1980-х гг. (41 месяц). Кризис власти в период «перестройки» затронул и комсомольские органы: политическая и социально-экономическая нестабильность способствовала высокой сменяемости кадров (см. Таблицу 44).

Таблица 44 – Средняя продолжительность исполнения обязанностей первого секретаря обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Органы ВЛКСМ

1954-1964 гг.

(мес.)

1965-1984 гг.

(мес.)

1985-1991 гг.

(мес.)

Обком ВЛКСМ

28

37

33,5

Горкомы ВЛКСМ

20

41

20

Райкомы ВЛКСМ

25

41

27

Органы ВЛКСМ трех уровней

24

41

25

Основные направления ротации

Изучение личных дел номенклатурных комсомольских работников показало уменьшение количества дел, в которых отсутствует информация о причинах освобождения от обязанностей должностного лица (в 1954-1964 гг. – 7 %, в 1965‑1984 гг. – 5 %). Следовательно, анализ основных направлений ротации комсомольской элиты в 1954-1984 гг. имеет более точный характер по сравнению с предыдущими периодами. При этом основные выводы в результате анализа подтверждают полученные ранее – большинство первых секретарей продолжили номенклатурный рост (см. Таблицу 45). Из общей картины вполне логично выпадает период 1985-1991 гг., завершившийся прекращением деятельности КПСС и ВЛКСМ.

Таблица 45 – Сравнительный анализ официальных причин ротации комсомольских лидеров в 1954-1991 гг.

Официальная причина освобождения от должности

1954-1964 гг.

1965-1984 гг.

1985-1991 гг.

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Переход на другую

(в т.ч. вышестоящую) комсомольскую работу

40

21

21

13

6

8

Переход на партийную  работу

56

29

54

33

15

19,5

Переход на советскую работу

6

3

7

4

3

4

Переход на профсоюзную работу

-

-

-

-

-

-

Направление на партийную (комсомольскую) учебу

35

18

16

10

5

6,5

Переход на другую работу

(в т.ч. по работу специальности)

36

19

50

31

19

25

Освобождение по отрицательным причинам

8

4

9

5,5

1

1

Освобождение по семейным обстоятельствам (личной просьбе) и состоянию здоровья

8

4

4

2,5

-

-

Мобилизация в армию

3

2

1

1

-

-

Освобождение в связи с прекращением деятельности комсомола

-

-

-

-

28

36

Требования, предъявляемые к кандидатам на руководящие комсомольские посты

В 1954-1991 гг. руководителям комитетов ВЛКСМ области работали 454 человека. Комсомольские и партийные характеристики 313 из них, хранящиеся в архивных фондах ГАСПИТО, были изучены с целью составления рейтинга  основных требований, предъявляемых к молодежным лидерам. В результате составлен список 11 наиболее употребляемых качеств комсомольских чиновников в 1954-1991 гг. Не вызывает сомнения, что для ответственных работников общественно-политической организации наиболее важными были политические и идеологические качества (см. Таблицу 46). Отметим отсутствие в списке требования высокого общеобразовательного уровня.

Таблица 46 – Контент-анализ характеристик руководителей обкома, горкомов и райкомов ВЛКСМ в 1954-1991 гг.

Упоминаемое качество

Итого в 1954-1991 гг.

Место в рейтинге в 1954-1964 гг.

Место в рейтинге в 1965-1984 гг.

Место в рейтинге в 1985-1991 гг.

Место в рейтинге

Количество упоминаний

абс.

%

Наличие авторитета и уважения среди комсомольцев, несоюзной молодежи и партактива

1

219

70

1

1

4

Систематическая работа над повышением своего идейно-политического уровня

2

141

45

2

6

9-10

Инициативность

3

140

45

3

4

7-8

Активное участие в общественной работе (общественно-политической жизни)

4

134

43

11

2

1

Наличие организаторских способностей

5

131

42

6

5

2

Моральная устойчивость

6

112

36

10

3

16-17

Добросовестное отношение к работе

7

106

34

4

11

5-6

Политическая грамотность

8

100

32

8

8

12-15

Принципиальность

9

99

32

9

9

7-8

Дисциплинированность

10

58

18,5

14

14

12-15

 

Сравнительный анализ социально-профессиональных характеристик корпуса первых секретарей комсомольских органов в 1954-1964, 1965-1984 и 1995-1991 гг. позволяет создать более приближенный к истине его коллективный портрет, освободиться от накопившихся стереотипов и заблуждений. Полученные конкретные просопографические данные ценны, прежде всего, тем, что не подвержены конъюктурным искажениям.

Документы свидетельствуют о том, что типичными руководителями комсомольских органов на всех ступенях номенклатурной лестницы области в названные периоды были мужчины, уроженцы Тамбовской губернии, имеющие сельские корни, по национальности – русские, по социальному происхождению – преимущественно из служащих и рабочих. Их возраст составлял около 30 лет. К моменту назначения на должность они имели высшее или незаконченное высшее образование и опыт работы на производстве, в обязательном порядке являлись членами КПСС. С полным основанием можно утверждать, что в период своего существования Тамбовская областная комсомольская организация обладала достаточным количеством ресурсов для формирования собственного резерва и выполнения роли кадрового резервуара для партии.


[1] Козлов Д. Социализация советской молодежи периода «оттепели»: варианты альтернативных идентичностей (на примере Архангельской области)» // Laboratorium. 2012. № 2. С. 115, 116.

[2] Бредихин В.Е. Подготовка руководящих комсомольских кадров в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. (на материалах Тамбовской области)» // Альманах современной науки и образования. 2014. № 10. С. 41-42.

[3] Славный путь Ленинского комсомола. Т. 2. М., 1974. С. 299.

[4] Товарищ комсомол. Документы съездов, конференций и ЦК ВЛКСМ (1918-1968). Т. 2. М., 1969. С. 125-132.

[5] Славный путь Ленинского комсомола. Т. 2. М., 1974. С. 474, 475.

[6] ГАСПИТО. Ф. П-16. Оп. 34. Д. 3. Л. 7; Ф. П-68. Оп. 2. Д. 459, 517; Ф. П-134. Оп. 2. Д. 168; Ф. П-164. Оп. 2. Д. 2321; Ф. П-189. Оп. 5. Д. 1027; Оп. 6. Д. 3. Л. 134; Оп. 6. Д. 6. Л. 152; Ф. П-257. Оп. 2. Д. 2519; Оп. 36. Д. 1. Л. 123; Д. 8. Л. 104; Ф. П-273. Оп. 2. Д. 1573, 1844; Ф. П‑319. Оп. 2. Д. 3826; Оп. 34. Д. 1. Л. 53; Д. 3. Л. 58; Д. 12. Л. 80, 112; Д. 16. Л. 72; Ф. П-355. Оп. 2. Д. 1511; Ф. П-365. Оп. 2. Д. 2626, 2628; Оп. 40. Д. 8. Л. 16; Ф. П-372. Оп. 40. Д. 2. Л. 124, 134; Д. 12. Л. 68; Ф. П-401. Оп. 38. Д. 10. Л. 46; Ф. П-403. Оп. 35. Д. 1. Л. 72; Ф. П-427. Оп. 40. Д. 2. Л. 68; Оп. 41. Д. 7. Л. 138; Д. 10. Л. 119; Ф. П-461. Оп. 40. Д. 10. Л. 125; Ф. П-462. Оп. 2. Д. 1813, 1922; Ф. П-479. Оп. 2. Д. 3679, 4071; Оп. 40. Д. 1. Л. 148; Ф. П-513. Оп. 38. Д. 23. Л. 111; Д. 24. Л. 73; Д. 28. Л. 56; Ф. П-577. Оп. 41. Д. 3. Л. 98; Д. 4. Л. 73; Д. 9. Л. 41; Ф. П-700. Оп. 40. Д. 7. Л. 114; Д. 10. Л. 85; Д. 13. Л. 133; Ф. П-735. Оп. 43. Д. 2. Л. 76; Д. 12. Л. 26; Д. 28. Л. 73; Д. 29. Л. 37; Д. 33. Л. 106; Д. 52. Л. 44; Д. 56. Л. 118; Д. 58. Л. 42; Д. 61. Л. 22; Д. 65. Л. 74, 158; Д. 69. Л. 2; Д. 73. Л. 24; Д. 75. Л. 24; Д. 82. Л. 111; Д. 84. Л. 36; Д. 86. Л. 14, 18; Д. 92. Л. 140; Д. 99. Л. 67; Д. 101. Л. 126; Д. 110. Л. 76; Д. 112. Л. 53; Д. 114. Л. 20; Ф. П-779. Оп. 2. Д. 3416; Оп. 42. Д. 5. Л. 114; Ф. П-808. Оп. 35. Д. 8. Л. 118; Д. 9. Л. 117; Ф. П-925. Оп. 41. Д. 2. Л. 136; Д. 19. Л. 119; Ф. П-965. Оп. 42. Д. 8. Л. 125; Д. 9. Л. 148; Ф. П-998. Оп. 36. Д. 1. Л. 2; Д. 13. Л. 37; Д. 14. Л. 115; Ф. П-1014. Оп. 39. Д. 1. Л. 140; Д. 4. Л. 160; Д. 7. Л. 135; Д. 19. Л. 82; Ф. П-1015. Оп. 2. Д. 3064; Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 12110. Л. 57об.; Оп. 2. Д. 224; Оп. 4. Д. 141, 526, 530, 792, 881, 887, 1026, 1099, 1467, 1547, 1755, 1917, 3070, 3155, 3548, 4087, 4090, 4116, 4117, 4188, 4503, 4562, 4992, 5054, 5286, 5809, 6621, 7111, 7623, 7624, 7784, 7907, 7992, 8105, 8362, 8477, 8741, 9175, 9690, 9848, 9851, 9957, 10049, 10050, 10350, 10493, 10526, 10799, 10880, 10881, 10897, 10991, 10992, 11045, 11190, 11373, 11632, 11869, 12540, 12624, 12719, 12792, 12903, 13195, 13316, 13317, 13579, 13669, 13888, 14039, 14041, 14060, 14062, 14230, 14395, 14789, 15046, 15067, 15079, 15222, 15282, 15464, 16042, 16043, 16072, 16148, 16262, 16559, 16732, 16795, 16854, 17010, 17017, 17407,  17639, 17666, 17905, 17906, 17907, 18065, 18428, 18429; Оп. 5. Д. 72, 79, 122, 124, 162, 288, 357, 370, 424, 431, 503, 522, 548, 556, 636, 734; Оп. 17. Д. 19, 71, 78, 192, 236, 242, 247, 268, 306, 392; Оп. 22. Д. 2, 31, 69, 84, 103; Оп. 27. Д. 24; Оп. 31. Д. 11; Оп. 34. Д. 44; Оп. 38. Д. 28; Оп. 45. Д. 8, 30, 58; Оп. 46. Д. 60; Оп. 50. Д. 84, 135, 146, 329, 429, 479, 610, 646, 757, 767, 815, 873, 908; Оп. 51. Д. 189, 1185, 1210, 1453, 1640; Ф. П-1163. Оп. 1. Д. 801. Л. 97; Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 4, 35, 44, 75, 90, 92, 93, 138, 147, 162, 179, 191, 203, 214, 215, 225, 241, 284, 300, 307, 310, 341, 352, 359, 369, 370, 490, 500, 515, 535, 584, 597, 610, 611, 634, 672, 683, 685, 719, 804, 812, 820, 821, 828, 829, 843, 909, 929, 938, 939, 979, 980, 1021, 1077, 1093, 1122, 1205, 1291, 1555, 1607, 1615, 1620, 1633, 1690, 1746, 1749, 1760, 1761, 1762, 1763, 1809, 1887, 1888, 1889, 1895, 1941, 1942, 2014, 2055, 2056, 2068, 2070, 2071, 2092, 2093, 2094, 2126, 2137, 2149, 2150, 2153, 2164, 2169, 2171, 2172, 2173, 2188, 2193, 2199, 2203, 2255, 2256, 2278, 2279, 2286, 2287, 2310, 2311, 2320, 2321, 2322, 2326, 2327, 2352, 2373, 2387, 2390, 2391, 2536, 2553, 2559, 2570, 2618, 2626, 2640, 2683, 2694, 2704, 2706, 2707, 2716, 2717, 2726, 2746, 2762, 2763, 2764, 2765, 2792, 2809, 2810, 2866, 2874, 2875, 2891, 2945, 2980, 2981, 2982, 2988, 2992, 3026, 3027, 3063, 3070, 3079, 3098, 3147, 3197, 3203, 3204, 3205, 3212, 3213, 3214, 3226, 3233, 3246, 3254, 3255, 3285, 3364, 3408, 3417, 3418, 3419, 3424, 3440, 3442, 3458, 3461, 3462, 3532, 3589, 3590, 3603, 3617, 3620, 3650, 3655, 3668, 3669, 3727, 3729, 3731, 3732, 3792, 3844, 3845, 3881, 3925, 3948, 3949, 3950; Оп. 7. Д. 141; Ф. П-2582. Оп. 1. Д. 1268. Л. 5 об.; Д. 1313. Л. 1, 9; Оп. 2. Д. 4442; Оп. 3. Д. 37. Л. 1; Оп. 40. Д. 2. Л. 78; Д. 8. Л. 47; Д. 15. Л. 98; Д. 19. Л. 125; Д. 21. Л. 110; Д. 24. Л. 127.

[7] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 4, 2326, 2764, 2792, 2988, 3419, 3440.

[8] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 12110. Л. 57 об.; Оп. 4. Д. 11869; Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2287, 2694, 3650; Ф. П-2582. Оп. 1. Д. 1268. Л. 5 об.

[9] Ванин В.А. Комсомол середины 1950-х гг.: внутренняя жизнь и реализация воспитательной функции (на материалах Тамбовской области): дис. … канд. ист. наук. Тамбов, 2013. С. 33.

[10] Товарищ комсомол. Документы съездов, конференций и ЦК ВЛКСМ (1918-1968). Т. 2. М., 1969. С. 154.

[11] Славный путь Ленинского комсомола. Т. 2. М., 1974. С.  348, 373.

[12] Ванин В.А. Комсомол середины 1950-х гг.: внутренняя жизнь и реализация воспитательной функции (на материалах Тамбовской области): дис. … канд. ист. наук. Тамбов, 2013. С. 32.

[13] Айрапетов В.А. Выбор без выборов: эволюция региональной номенклатуры КПСС («поздний сталинизм» – «оттепель» – «застой») // Pro nunc. Современные политические процессы. 2006. Т. 5. № 2. С. 170; ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 8174. Л. 103

[14] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1428. Л. 56, 58.

[15] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1502. Л. 159.

[16] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1428. Л. 57.

[17] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 1547. Л. 8.

[18] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2694. Л. 13.

[19] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2193. Л. 11.

[20] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2626. Л. 12.

[21] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 3925. Л. 19, 20.

[22] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Оп. 2. Д. 3226. Л. 9.

[23] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 14060. Л. 24.

[24] ГАСПИТО Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2559. Л. 19.

[25] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 611. Л. 9.

[26] ГАСПИТО Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 359. Л. 13.

[27] ГАСПИТО Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 929. Л. 7.

[28] ГАСПИТО Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2706. Л. 6.

[29] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 9175. Л. 10.

[30] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 51. Д. 1453. Л. 19.

[31] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 429. Л. 19.

[32] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 1633. Л. 8.

[33] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2875. Л. 6.

[34] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 500. Л. 8.

[35] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 683. Л. 12.

[36] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 3925. Л. 19.

[37] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 4090. Л. 11; Оп. 22. Д. 103. Л. 15.

[38] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 10350. Л. 11.

[39] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 3792. Л. 7.

[40] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2762. Л. 8.

[41] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 18065. Л. 5; Оп. 17. Д. 78. Л. 9.

[42] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 5054. Л. 4; Д. 17639. Л. 11.

[43] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 14039. Л. 10; Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2387. Л. 4.

[44] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 7992. Л. 15; Оп. 51. Д. 189. Л. 10; Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 1555. Л. 4.

[45] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 881. Л. 6.

[46] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 3729. Л. 12.

[47] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2553. Л. 12.

[48] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 3246. Л. 7.

[49] ГАСПИТО. Ф. П-365. Оп. 2. Д. 2628. Л. 6.

[50] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 3603. Л. 8.

[51] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1198. Л. 143.

[52] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1198. Л. 101.

[53] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1298. Л. 46-47.

[54] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1373. Л. 65.

[55] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1335. Л. 51.

[56] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1530. Л. 78-80.

[57] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1246. Л. 59.

[58] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1335. Л. 58.

[59] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1335. Л. 71.

[60] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1303. Л. 4, 5.

[61] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 1298. Л. 41.

[62] Документы КПСС о Ленинском комсомоле и пионерии. М., 1987. С. 247.

[63] Документы КПСС о Ленинском комсомоле и пионерии. М., 1987. С. 248.

[64] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 16. Д. 1.

[65] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 22. Д. 1.

[66] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 26. Д. 1.

[67] Славный путь Ленинского комсомола. Т. 2. М., 1974. С.  509. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 5. Д. 3. Л. 13.

[68] ГАСПИТО. Ф. П-85. Оп. 7. Д. 28; Оп. 28. Д. 1. Л. 62; Ф. П-189. Оп. 5. Д. 446, 465; Оп. 6. Д. 5. Л. 128; Ф. П-226. Оп. 40. Д. 2. Л. 56; Д. 7. Л. 150;  Д. 11. Л. 39; Ф. П-257. Оп. 4. Д. 109; Оп. 7. Д. 283; Оп. 15. Д. 99; Ф. П-319. Оп. 34. Д. 1. Л. 39, 50; Д. 5. Л. 159; Д. 8. Л. 4; Д. 14. Л. 14; Ф. П-320. Оп. 39. Д. 7. Л. 136; Д. 13. Л. 114; Ф. П-361. Оп. 41. Д. 6. Л. 80; Д. 7. Л. 38; Ф. П-365. Оп. 40. Д. 1. Л. 50; Д. 2. Л. 27; Д. 3. Л. 4; Д. 10. Л. 1; Ф. П-401. Оп. 38. Д. 4. Л. 121; Д. 12. Л. 158; Ф. П-403. Оп. 35. Д. 3. Л. 16; Д. 5. Л. 146; Д. 6. Л. 17; Ф. П-427. Оп. 41. Д. 2. Л. 13; Д. 3. Л. 116; Д. 11. Л. 73; Д. 15. Л. 76; Ф. П-461. Оп. 3. Д. 401; Оп. 7. Д. 43; Оп. 40. Д. 2. Л. 72; Д. 4. Л. 79; Д. 8. Л. 1; Д. 10. Л. 9; Ф. П-479. Оп. 25. Д. 137; Оп. 31. Д. 197; Оп. 40. Д. 1. Л. 101; Д. 5. Л. 44, 151; Д. 15. Л. 58; Ф. П-513. Оп. 8. Д. 286; Оп. 38. Д. 1. Л. 3; Д. 9. Л. 46; Д. 11. Л. 118; Д. 17. Л. 127; Д. 23. Л. 137, 138; Ф. П-577. Оп. 36. Д. 42; Оп. 41. Д. 3. Л. 14, 99, 142; Д. 6. Л. 26; Д. 8. Л. 4; Ф. П-700. Оп. 40. Д. 12. Л. 16, 36; Ф. П-735. Оп. 43. Д. 1. Л. 93; Д. 22. Л. 153; Д. 25. Л. 54; Д. 28. Л. 111; Д. 31. Л. 85; Д. 38. Л. 98; Д. 44. Л. 74; Д. 47. Л. 152; Д. 57. Л. 122; Д. 60. Л. 64; Д. 77. Л. 147; Д. 88. Л. 68; Д. 95. Л. 10; Д. 100. Л. 19; Д. 105. Л. 28; Д. 119. Л. 128; Ф. П-779. Оп. 3. Д. 550; Оп. 31. Д. 228; Оп. 42. Д. 7. Л. 133, 141; Д. 8. Л. 10; Д. 12. Л. 56; Ф. П-808. Оп. 35. Д. 1. Л. 115; Д. 2. Л. 10, 82; Д. 6. Л. 137; Д. 9. Л. 138; Ф. П-925. Оп. 41. Д. 13. Л. 145; Д. 15. Л. 128; Д. 19. Л. 7; Ф. П-965. Оп. 42. Д. 2. Л. 72; Д. 12. Л. 131; Д. 14. Л. 82; Ф. П‑998. Оп. 36. Д. 4. Л. 3; Д. 5. Л. 149; Д. 16. Л. 137; Ф. П-1013. Оп. 3. Д. 151; Оп. 35. Д. 89; Оп. 42. Д. 1. Л. 65; Д. 3. Л. 129; Д. 5. Л. 88; Ф. П-1014. Оп. 39. Д. 4. Л. 144; Д. 13. Л. 65; Д. 18. Л. 6; Д. 19. Л. 82; Д. 21. Л. 34; Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 5095, 5096, 7713, 7714, 10190, 10191; Оп. 5. Д. 20, 96, 147, 172, 200, 208, 436, 529, 556, 621, 645, 684, 725, 760; Оп. 17. Д. 71, 229, 263, 279; Оп. 22. Д. 4, 12, 20, 89; Оп. 27. Д. 10, 20; Оп. 34. Д. 52, 53; Оп. 38. Д. 8, 24, 35; Оп. 41. Д. 39; Оп. 43. Д. 28, 36, 56; Оп. 45. Д. 7, 22, 47, 60; Оп. 46. Д. 18, 33, 107; Оп. 50. Д. 2, 32, 36а, 56, 60, 189, 317, 355, 408, 429, 508, 515, 516, 527, 570, 627, 645, 658, 671, 720, 778, 782, 827, 837, 839, 853, 865, 886, 901, 920, 966, 980, 1012, 1014, 1031, 1038, 1077; Оп. 51. Д. 255, 407, 436, 570, 970, 988, 1007, 1015, 1310, 1352, 1526; Ф. П-1163. Оп. 1. Д.  801. Л. 97; Д. 828. Л. 1; Д. 838. Л. 51; Ф. П-1172. Оп. 1. Д. 764, 798, 819; Ф. П-1175. Оп. 1. Д. 246, 271; Оп. 2. Д. 11; Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 513, 690, 720, 1047, 2691, 2993, 3827; Оп. 7. Д. 62, 132, 139, 143, 149, 158, 162; Оп. 8. Д. 52, 59, 63; Оп. 9. Д. 62, 76, 90; Оп. 10. Д. 72, 86, 107, 109, 126, 131, 133, 137, 144; Оп. 11. Д. 83, 96, 99, 120, 121, 126; Оп. 13. Д. 20, 25, 35, 41, 43, 69, 75, 88, 95; Оп. 15. Д. 4, 19, 40, 56, 70, 73; Оп. 17. Д. 40, 50, 57, 72, 114, 119, 121; Оп. 19. Д. 72, 73; Оп. 21. Д. 12, 15, 20, 25; Оп. 23. Д. 1, 8, 15, 17, 27, 36, 41, 53; Оп. 25. Д. 7, 11, 46, 49, 53; Оп. 27. Д. 8, 28, 35, 54, 60, 64, 73, 75; Оп. 29. Д. 14, 15, 23, 25, 26, 30, 31, 32, 42, 49; Оп. 31. Д. 1, 8, 11, 25, 51, 68, 76; Оп. 33. Д. 4, 6, 28, 52; Оп. 35. Д. 41; Оп. 40. Д. 2. Л. 133; Д. 9. Л. 105; Д. 19. Л. 30; Д. 22. Л. 156.

[69] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 5. Д. 3. Л. 6.

[70] Айрапетов В.А. Выбор без выборов: эволюция региональной номенклатуры КПСС («поздний сталинизм» – «оттепель» – «застой») // Pro nunc. Современные политические процессы. 2006. Т. 5. № 2. С. 174; Мохов В.П. Региональная политическая элита России (1945‑1991 гг.). Пермь, 2003. С. 112; Пахомов В.В. Социально-профессиональный портрет секретарей Оренбургского обкома партии в 1964-1991 гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. № 10. Ч. 1. С. 148.

[71] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 3. Д. 34. Л. 9; Оп. 5. Д. 3. Л. 2; Оп. 6. Д. 2. Л. 37; Оп. 7. Д. 65. Л. 35; Оп. 14. Д. 1. Л. 49; Оп. 16. Д. 1. Л. 44.

[72] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 45. Д. 7.

[73] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 43. Д. 28; Ф. П-1184. Оп. 7. Д. 132; Оп. 21. Д. 20; Оп. 25. Д. 46; Оп. 27. Д. 35, 64; Оп. 29. Д. 15, 31; Оп. 31. Д. 76.

[74] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 5. Д. 96, 621; Ф. П-1175. Оп. 1. Д. 246, 271; Оп. 2. Д. 11; Ф. П-1184. Оп. 13. Д. 20.

[75] Документы ЦК ВЛКСМ. 1971 г. М., 1972. С. 215.

[76] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 1077.

[77] ГАСПИТО. Ф. П-1014. Оп. 39. Д. 4. Л. 144; Ф. П-1184. Оп. 7. Д. 132.

[78] Пахомов В.В. Социально-профессиональный портрет секретарей Оренбургского обкома партии в 1964-1991 гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013.  № 10. Ч. 1. С. 148.

[79] Документы ЦК ВЛКСМ. 1971 г. М., 1972. С. 215.

[80] Документы ЦК ВЛКСМ. 1975. М., 1976. С. 37.

[81] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 22. Д. 1. Л. 134.

[82] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 17. Д. 71; Оп. 45. Д. 7, 47;  Оп. 50. Д. 60, 901.

[83] ГАСПИТО. Ф. П-577. Оп. 36. Д. 42. Л. 9.

[84] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 27. Д. 28. Л. 6, 7.

[85] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 11. Д. 126. Л. 10.

[86] Документы ЦК ВЛКСМ. 1974. М., 1975. С. 18; ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 3. Д. 2; Оп. 16. Д. 1. Л. 4.

[87] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 23. Д. 17. Л. 17.

[88] ГАСПИТО. Ф. П-479. Оп. 31. Д. 197. Л. 10.

[89] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 51. Д. 1526. Л. 33.

[90] Документы ЦК ВЛКСМ. 1971 г. М., 1972. Л. 19.

[91] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 671. Л. 35.

[92] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 32. Л. 24.

[93] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 966. Л. 34.

[94] Документы ЦК ВЛКСМ. 1975. М., 1976. С. 152-157; ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 10. Д. 3. Л. 51, 165; Оп. 16. Д. 1. Л. 43.

[95] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 827. Л. 34.

[96] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 627. Л. 28.

[97] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 1012. Л. 27.

[98] Документы ЦК ВЛКСМ. 1984. М., 1985. С. 71.

[99] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 671. Л. 35.

[100] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 27. Д. 35. Л. 12.

[101] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 51. Д. 970. Л. 25.

[102] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 36а. л. 21, 22.

[103] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 4. Д. 10191. Л. 7.

[104] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 778. Л. 29.

[105] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 966. Л. 34.

[106] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 7. Д. 139. Л. 11.

[107] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 8. Д. 59. Л. 11.

[108] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 51. Д. 436. Л. 12.

[109] Документы ЦК ВЛКСМ. 1982. М., 1983. С. 16.

[110] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 10. Д. 107. Л. 7.

[111] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 5. Д. 436. Л. 8; Д. 621. Л. 6; Оп. 22. Д. 20. Л. 21.

[112] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 5. Д. 529. Л. 10; Оп. 50. Д. 2. Л. 14; Д. 429. Л. 19; Д. 527. Л. 18; Д. 627. Л. 28; Д. 782. Л. 16; Ф. П-1184. Оп. 19. Д. 73. Л. 17; Оп. 29. Д. 26. Л. 18.

[113] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 32. Л. 24.

[114] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 827. Л. 34.

[115] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 1012. Л. 27.

[116] ГАСПИТО. Ф. П-479. Оп. 31. Д. 197. Л. 10.

[117] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 2. Д. 2993. Л. 9.

[118] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 10. Д. 133. Л. 5.

[119] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 32. Л. 24.

[120] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 627. Л. 28.

[121] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 827. Л. 34.

[122] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 1012. Л. 27.

[123] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 36а. л. 21, 22.

[124] ГАСПИТО. Ф. П-479. Оп. 25. Д. 137. Л. 12.

[125] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 966. Л. 34.

[126] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 51. Д. 970. Л. 25.

[127] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 5. Д. 725. Л. 15.

[128] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 671. Л. 35.

[129] Документы КПСС о Ленинском комсомоле и пионерии. М., 1987. С. 248.

[130] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 17. Д. 71. Л. 23; Оп. 45. Д. 7. Л. 15; Д. 47. Л. 13; Оп. 50. Д. 60. Л. 43; Д. 901. Л. 23; Д. 1077. Л. 31; Оп. 51. Д. 436. Л. 33.

[131] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 22. Д. 89; Оп. 38. Д. 35; Оп. 50. Д. 966.

[132] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 45. Д. 60; Оп. 50. Д. 2, 1031.

[133] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 27. Д. 60. Л. 13.

[134] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 23. Д. 36. Л. 13.

[135] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 3. Д. 34. Л. 9.

[136] ГАСПИТО. Ф. П-479. Оп. 25. Д. 137. Л. 14.

[137] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 5. Д. 684. Л. 13.

[138] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 5. Д. 645. Л. 10.

[139] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 13. Д. 41. Л. 17.

[140] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 29. Д. 26. Л. 23.

[141] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 5. Д. 556. Л. 14, 15.

[142] Трутнев И.А. Элементы властвующей элиты современного общества // «European Social Science Journal. 2013. № 1. С. 464.

[143] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 28. Д. 6. Л. 5.

[144] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 28. Д. 6. Л. 60.

[145] ГАСПИТО. Ф. П-16. Оп. 34. Д. 10. Л. 153; Д. 20. Л. 41; Ф. П-85. Оп. 25. Д. 59; Оп. 28. Д. 1. Л. 155; Ф. П-189. Оп. 5. Д. 678, 1186; Оп. 6. Д. 7. Л. 111; Д. 11. Л. 158; Ф. П-226. Оп. 40. Д. 7. Л. 106; Д. 10. Л. 146; Ф. П-257. Оп. 36. Д. 10. Л. 10; Д. 13. Л. 8; Ф. П-319. Оп. 34. Д. 4. Л. 87; Д. 14. Л. 23; Д. 16. Л. 74; Ф. П-320. Оп. 39. Д. 7. Л. 148; Д. 10. Л. 160; Ф. П-361. Оп. 41. Д. 3. Л. 90, 133; Д. 6. Л. 13; Ф. П-365. Оп. 40. Д. 2. Л. 30; Д. 7. Л. 140; Ф. П-372. Оп. 40. Д. 11. Л. 76; Д. 12. Л. 16; Ф. П-401. Оп. 38. Д. 2. Л. 75; Д. 13. Л. 117; Д. 16. Л. 108; Ф. П-403. Оп. 35. Д. 1. Л. 49; Д. 5. Л. 30; Ф. П-427. Оп. 41. Д. 5. Л. 30, 138; Д. 13. Л. 146; Д. 15. Л. 130; Ф. П-461. Оп. 40. Д. 7. Л. 32; Д. 9. Л. 25; Ф. П-479. Оп. 35. Д. 139, 181; Оп. 40. Д. 11. Л. 154; Ф. П-513. Оп. 38. Д. 17. Л. 26; Д. 23. Л. 17, 126; Ф. П-577. Оп. 41. Д. 2. Л. 110; Д. 6. Л. 76; Д. 7. Л. 15; Ф. П‑700. Оп. 40. Д. 2. Л. 83; Д. 5. Л. 14; Д. 16. Л. 131; Ф. П-735. Оп. 43. Д. 26. Л. 156; Д. 39. Л. 66; Д. 58. Л. 90; Д. 89. Л. 75; Д. 118. Л. 156; Ф. П-779. Оп. 37. Д. 162; Оп. 42. Д. 2. Л. 66; Ф. П‑808. Оп. 35. Д. 5. Л. 130; Ф. П-925. Оп. 41. Д. 1. Л. 98; Д. 17. Л. 99; Д. 18. Л. 101; Ф. П-965. Оп. 42. Д. 5. Л. 140; Д. 10. Л. 42; Д. 12. Л. 150; Ф. П-998. Оп. 36. Д. 5. Л. 144; Д. 6. Л. 76; Д. 7. Л. 52; Д. 11. Л. 95; Ф. П-1013. Оп. 29. Д. 90; Оп. 42. Д. 1. Л. 46; Д. 5. Л. 157; Ф. П-1014. Оп. 39. Д. 1. Л. 57; Ф. П-1045. Оп. 46. д. 73; Оп. 50. Д. 88, 172, 289, 419, 505, 507, 520, 545, 635, 699, 710, 731, 775, 844, 845, 850, 894, 905, 950, 980, 997, 1072; Оп. 51. Д. 610, 1436, 1537, 1621, 1624; Ф. П‑1173. Оп. 24. Д. 6; Ф. П-1184. Оп. 31. Д. 44, 66; Оп. 33. Д. 5, 41, 51, 70; Оп. 35. Д. 3, 9, 16, 24, 30, 34, 40, 45, 51; Оп. 37. Д. 6, 17, 18, 23, 33, 34, 38, 43, 52, 55; Оп. 39. Д. 2, 7, 10, 12, 15, 20, 23, 30, 31; Оп. 40. Д. 6, 12, 24, 27; Ф. П-1210. Оп. 25. Д. 3; Ф. П-1217. Оп. 22. Д. 2. Л. 12; Ф. П‑2582. Оп. 40. Д. 1. Л. 64; Д. 3. Л. 92; Д. 6. Л. 127; Д. 9. Л. 155; Ф. Р-9286. Оп. 1. Д. 25. Л. 3; Оп. 2. Д. 28; Д. 55. Л. 22.

[146] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 905, 980.

[147] ГАСПИТО. Ф. П-403. Оп. 35. Д. 1. Л. 49; Ф. П-1184. Оп. 37. Д. 43; Оп. 40. Д. 24.

[148] ГАСПИТО. Ф. П-427. Оп. 41. Д. 5. Л. 30; Ф. П-479. Оп. 40. Д. 11. Л. 154; Ф. П-965. Оп. 42. Д. 5. Л. 140; Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 505, 520, 699, 950; Ф. П-1184. Оп. 33. Д. 70; Оп. 37. Д. 17; Оп. 39. Д. 20.

[149] ГАСПИТО. Ф. П-85. Оп. 25. Д. 59; Ф. П-365. Оп. 40. Д. 7. Л. 140; Ф. П-577. Оп. 41. Д. 2. Л. 110; Д. 6. Л. 76; Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 635.

[150] ГАСПИТО. Ф. П-189. Оп. 5. Д. 1186; Ф. П-401. Оп. 38. Д. 2. Л. 75; Ф. П-735. Оп. 43. Д. 118. Л. 156; Ф. П-1013. Оп. 42. Д. 5. Л. 157; Ф. П-1184. Оп. 37. Д. 33, 55; Оп. 39. Д. 7, 15.

[151] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 35. Д. 51.

[152] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 39. Д. 30.

[153] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 28. Д. 6. Л. 60.

[154] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 32. Д. 1. Л. 157.

[155] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 28. Д. 6. Л. 24.

[156] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 905, 980.

[157] ГАСПИТО. Ф. П-735. Оп. 43. Д. 39. Л. 66; Ф. П-700. Оп. 40. Д. 2. Л. 83; Д. 5. Л. 14; Д. 16. Л. 131; Ф. П-925. Оп. 41. Д. 17. Л. 99; Д. 18. Л. 101; Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 88, 775, 850; Оп. 51. Д. 1436.

[158] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 35. Д. 9.

[159] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 31. Д. 44.

[160] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 980. Л. 53.

[161] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 88. Л. 31.

[162] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 39. Д. 10. Л. 11.

[163] ГАСПИТО. Ф. П-779. Оп. 37. Д. 162. Л. 15.

[164] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 46. Д. 73. Л. 11, 11 об.; Оп. 50. Д. 36. Л. 18.

[165] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 36. Л. 18.

[166] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 40. Д. 60. Л. 13.

[167] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 46. Д. 73. Л. 11, 11 об.

[168] ГАСПИТО. Ф. П-779. Оп. 37. Д. 162. Л. 15.

[169] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 507. Л. 18

[170] ГАСПИТО. Ф. П-479. Оп. 35. Д. 181. Л. 9; Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 289. Л. 30; Оп. 51. Д. 1436. Л. 37.

[171] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 40. Д. 12. Л. 7.

[172] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 775. Л. 15.

[173] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 845. Л. 21.

[174] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 635. Л. 25.

[175] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 37. Д. 43. Л. 14.

[176] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 35. Д. 51. Л. 12.

[177] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 172. Л. 20.

[178] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 40. Д. 60. Л. 13.

[179] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 51. Д. 1436. Л. 37.

[180] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 46. Д. 73. Л. 11; Оп. 50. Д. 172. Л. 20; Ф. П-1184. Оп. 35. Д. 51. Л. 12; Ф. П-1184. Оп. 39. Д. 10. Л. 11.

[181] ГАСПИТО. Ф. П-779. Оп. 37. Д. 162. Л. 15; Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 36. Л. 18; Д. 289. Л. 30; Д. 775. Л. 15; Д. 845. Л. 21; Оп. 51. Д. 1436. Л. 37; Ф. П-1184. Оп. 35. Д. 51. Л. 12; Оп. 37. Д. 43. Л. 14; Оп. 39. Д. 10. Л. 11.

[182] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 699. Л. 9; Ф. П-1184. Оп. 40. Д. 60. Л. 14.

[183] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 775. Л. 15.

[184] ГАСПИТО. Ф. П-779. Оп. 37. Д. 162. Л. 15; Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 172. Л. 20; Ф. П-1184. Оп. 31. Д. 44. Л. 9.

[185] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 775. Л. 15; Д. 845. Л. 21; Ф. П-1184. Оп. 39. Д. 23. Л. 12; Оп. 40. Д. 60. Л. 14.

[186] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 507. Л. 18.

[187] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 32. Д. 4. Л. 30.

[188] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 32. Д. 6. Л. 7.

[189] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 1.

[190] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 1. Л. 3; Д. 52. Л. 1, 2.

[191] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 1. Л. 4-17.

[192] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 905. Л. 38-45; Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 1. Л. 17-40.

[193] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 1. Л. 12.

[194] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 1. Л. 62-63.

[195] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 50. Д. 905. Л. 36.

[196] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 1. Л. 32, 33.

[197] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 2. Л. 9.

[198] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 38. Д. 10. Л. 1, 2.

[199] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 38. Д. 1. Л. 4-6.

[200] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 38. Д. 1. Л. 25.

[201] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 34. Д. 2. Л. 24; БММТ – Бюро международного молодежного туризма; Центры научно-технического творчества молодежи (НТТМ) –  тип коммерческих предприятий, работавших в СССР в годы «перестройки».

[202] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 38. Д. 1. Л. 21, 22.

[203] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 41. Д. 3. Л. 10.

[204] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 32. Д. 64. Л. 14; Оп. 41. Д. 3. Л. 9.

[205] Анохин С., Грайворонский В., Лепехин В., Романов П., Сотников М. Очередной кризис или тупик? (полемические заметки о комсомоле и не только о нем). М., 1989. С. 11; МЖК – молодежный жилой комплекс.

[206] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 41. Д. 3. Л. 26.

[207] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 38. Д. 54. Л. 5, 15.

[208] Анохин С., Грайворонский В., Лепехин В., Романов П., Сотников М. Очередной кризис или тупик? (полемические заметки о комсомоле и не только о нем). М., 1989. С. 37, 38.

[209] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 41. Д. 1. Л. 22; Д. 88. Л. 2 об.; Тамбовский комсомол: грани истории. 1946-1991 гг. Тамбов, 2010. С. 202.

[210] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 3. Д. 4. Л. 82.

Категория: Статьи   Опубликовано: 22.03.2016 19:07  Автор: М.М. Дорошина   Просмотров: 2908

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru