фев 13

Д.М. Олейников
Кафедра «История и философия», ФГБОУ ВПО «ТГТУ»
Представлена членом редколлегии профессором В.И. Коноваловым

Аннотация: На материалах архивов Тамбовской области показана роль комсомола в организации производственной деятельности в советской провинции середины 1950-х годов.

С середины 1950-х гг. при сохранении магистральной линии на развитие тяжелой промышленности советское государство больше внимания стало уделять отраслям, производящим потребительские товары, жилищному строительству. Наступавшая эпоха научно-технической революции способствовала правительственному курсу на ускоренное техническое перевооружение производства, его механизацию и повышение рентабельности. Указанные тенденции четко отразились на характере индустриального развития Тамбовской области и деятельности комсомольских организаций в учреждениях промышленности и транспорта.

Предусмотренные шестым пятилетним планом (1955–1960 гг.) для Тамбовской области 2,2 млрд руб. капиталовложений предполагали не только увеличение на 80 % объема выпуска областной промышленной продукции, но и строительство 300 тыс. кв. м жилья – в полтора раза больше, чем за десять послевоенных лет [...][1, Д. 1307, Л. 7; Д. 1320, Л. 61].

Грандиозные производственные задачи заставляли местные партийные и хозяйственные структуры уделять главное внимание росту производительности труда, привлекая в качестве проводника и средства решения данной задачи в молодежной рабочей среде комсомольские массы тамбовских предприятий. В свою очередь, комсомол решал указанную задачу преимущественно через традиционную систему производственных «починов», «движений новаторов», пропаганды передового опыта и технических знаний, различных материальных и моральных стимулов, что в совокупности тогда обозначали термином «социалистическое соревнование». Образно выражаясь, комсомол являлся «пусковым механизмом» социалистического соревнования молодежных масс.

Примерно с 1953 г. можно проследить четыре отраслевых направления трудовой деятельности тамбовской молодежи, которым областное комсомольское руководство уделяло особое внимание: легкая (текстильная) промышленность, железнодорожный транспорт, строительство и химическая промышленность. Причем, в отличие от послевоенного десятилетия и эпохи первых пятилеток, с конца 1950-х гг. при производственном планировании акцент стал делаться не только на достижение максимального количественного результата – гонку «вала», но также на повышение качества продукции и сокращение производственных издержек, в том числе процента брака. При этом крупная ставка делалась на рационализаторско-изобретательскую деятельность непосредственно в трудовых коллективах, что четко проявилось в деятельности местных комсомольских организаций. Совершенно новой сферой приложения комсомольских усилий в рамках старой стратегии роста производительности труда стало движение за механизацию и автоматизацию технологических процессов [...][1, Д. 1143, Л. 66, 68; Д. 1436, Л. 4]. В остальном, производственные задачи комсомола в сфере индустрии остались неизменными.

Середина 1950-х гг. – время заметного оживления организационно-производственной деятельности местных комсомольских комитетов. В данный период (1953–1958 гг.) при непосредственном участии обкома комсомола (совместно с хозяйственными и профсоюзными органами) проводились областные слеты молодых передовиков и новаторов Тамбовской области (текстильщиков, железнодорожников, строителей), конкурсы молодых рационализаторов и изобретателей, семинары-совещания секретарей комсомольских организаций промышленных предприятий и др. Под эгидой обкома ВЛКСМ стали организовываться стажировки молодых рабочих в крупные индустриальные центры страны, в частности, Москву и Сталинград. Определенных успехов в организации производственной деятельности молодежи – распространении опыта передовиков, техническом обучении молодых рабочих кадров – добился ряд комсомольских комитетов крупных предприятий, например, завода «Комсомолец», паровозного депо станции Кочетовка, Котовского завода № 204, Моршанской суконной фабрики.

В то же время охарактеризовать эти примеры как типичные не представляется возможным. Несправедливо и проводить строгие параллели между в целом успешной трудовой деятельностью молодых рабочих кадров тамбовских предприятий и организационной работой городских и заводских комитетов ВЛКСМ. В этом нас, в частности, убеждает опыт Мичуринского паровозоремонтного завода, молодежный коллектив которого во второй половине 1950-х гг. поддерживал высокие производственные показатели не благодаря организаторским способностям членов заводского комитета комсомола, а вследствие слаженной работы бригадиров, мастеров и начальников цехов, то есть заводской администрации. Как отмечалось на XI областной комсомольской конференции в 1958 г., комсомольские органы Тамбовской области недостаточно использовали возможность постановки вопросов хозяйственной деятельности предприятий перед партийными и советскими учреждениями [...][1, Д. 1198, Л. 21; Д. 1222, Л. 41;
Д. 1246, Л. 8, 9; Д. 1257, Л. 32–36;
Д. 1298, Л. 19; Д. 1250, Л. 7–9;
Д. 1350, Л. 6; Д. 1373, Л. 14, 64, 114;
Д. 1412, Л. 3; 2, Д. 4, Л. 9, 10]
. Разумеется, из вышесказанного не следует ничтожность проделанной местным комсомолом хозяйственной работы. Просто необходимо помнить, что влияние на результаты труда молодых кадров тамбовской индустрии в те годы было многофакторным.

Как и в первые послевоенные годы, молодежь по-прежнему составляла значительную долю кадров тамбовской промышленности, транспортных и строительных организаций. В указанных отраслях трудилось 40–50 тыс. молодых рабочих, то есть 1/3 всех занятых в индустриальном секторе Тамбовской области. На многих предприятиях, в том числе таких крупных, как Котовский завод № 204, Моршанская суконная фабрика, Мичуринский завод им. В.И. Ленина, доля молодежи в середине 1950-х гг. переваливала за 50 %. В центре тамбовской текстильной промышленности – Рассказове, в конце 1950-х гг. на молодых рабочих приходилось 40 % занятых в производстве.

Более половины молодых рабочих области в указанный период состояло в ВЛКСМ: численность комсомольцев на предприятиях региона колебалась в пределах 20–30 тыс. человек, то есть доходила до 60 % массы рабочей молодежи и составляла около 20 % всех занятых в областном индустриальном секторе [...][1, Д. 1169, Л. 50; Д. 1209, Л. 59, 96;
Д. 1222, Л. 6, 41; Д. 1250, Л. 5;
Д. 1252, Л. 83; Д. 1277, Л. 1;
Д. 1319, Л. 47; Д. 1393, Л. 85;
Д. 1412, Л. 1; Д. 1428, Л. 97;
Д. 1461, Л. 8; 2, Д. 4, Л. 8, 60;
Д. 11, Л. 3, 4; Д. 13, Л. 34;
3, Д. 3, Л. 6; Д. 34, Л. 7]
. В данной ситуации немаловажное хозяйственное значение приобретала не только организационная деятельность комсомольцев по внедрению на предприятиях края новаторских методов труда, но и их личный высокопроизводительный труд.

Доля передовиков производства среди тамбовской молодежи была значительна: с опережением графика выполнения годовых заданий и, следовательно, с превышением плановых норм выработки работало в среднем от 1/4 до 1/3 молодых рабочих области; а в 1957 г., когда отмечалось 40-летие Октябрьской революции, с годовым планом досрочно справилась почти вся тамбовская молодежь. Что касается передовиков-комсомольцев, то, согласно официальным документам, они составляли большинство, а на ряде предприятий – даже 80–100 %.

Значительное влияние на такое положение дел, на наш взгляд, оказывала так называемая «штурмовщина» – гонка «вала» в конце отчетного периода. Отрицательным следствием «штурмовщины» являлся высокий процент брака. Распространенность данного явления даже породила в послевоенные годы новую форму социалистического соревнования — за высокое качество продукции, протекавшего в период семилетки под лозунгом «Советское – значит отличное» [...][1, Д. 1373, Л. 14; Д. 1536, Л. 10; 2, Д. 4, Л. 16].

«Регулярных» молодых передовиков, добивавшихся действительно выдающихся результатов, кратных пятилетним плановым заданиям, вероятно, насчитывалось не более 1–2 %. К примеру, «скоростников» в Тамбове в середине 1950-х гг. было не более двух десятков. В то же время систематическое перевыполнение сменных заданий на 120–150 % среди молодых рабочих Тамбовщины не являлось большой редкостью. Неслучайно, область за 1950-е гг. добилась почти двукратного роста производительности труда в промышленности [...][1, Д. 1198, Л. 17; Д. 1222, Л. 41;
Д. 1252, Л. 91; 2, Д. 13, Л. 27]
.

Много внимания в середине 1950-х годов областное комсомольское руководство уделяло распространению передовых трудовых технологий среди молодежи предприятий легкой промышленности. В этот период на текстильных фабриках Тамбовского края трудилось до 5 тыс. молодых рабочих (70 % всех работающих), действовало свыше 400 комсомольско-молодежных бригад. В целях расширения движения молодых новаторов легкой индустрии Тамбовским обкомом ВЛКСМ совместно с Министерством легкой промышленности РСФСР было проведено 5 областных слетов передовиков отрасли. Помимо роста производительности труда и сокращения расходов сырья, перед молодыми работниками текстильной промышленности ставилась задача доведения норматива выпуска первосортной продукции до 100 %.

В 1953–1955 гг. на текстильных предприятиях области настойчиво пропагандировали почин комсомольско-молодежной бригады В. Тайменева (Рассказовская суконная фабрика) по комплексному использованию резервов производства в целях повышения качества и снижения себестоимости продукции. Бригаде В. Тайменева в 1953 г. удалось добиться высоких результатов: сверхпланового выпуска 15 тыс. м суровья и экономии 20 тыс. руб. Подхватившие почин 22 комсомольско-молодежные бригады Моршанской суконной фабрики в том же году добились экономии в 120 тыс. руб. Несмотря на это, метод В. Тайменева не получил широкого распространения среди тамбовских текстильщиков, а его бригада к 1955 г. распалась.

С 1955 года на крупнейших текстильных фабриках области получил распространение новаторский метод помощника мастера Монинского камвольного комбината М. Капралова, позволивший повысить коэффициент использования оборудования в среднем на 9 %. Почины других передовиков текстильной промышленности (Ковалева, Рожневой) также внесли определенный вклад в динамичное развитие областной текстильной промышленности в 1950-е гг. [...][1, Д. 1143, Л. 8, 66, 68; Д. 1169, Л. 64;
Д. 1198, Л. 17; Д. 1209, Л. 59;
Д. 1246, Л. 8, 9; Д. 1252, Л. 91;
Д. 1258, Л. 8–11, 15–19, 21;
Д. 1268, Л. 27; Д. 1250, Л. 6]
.

Сейчас можно по разному оценивать роль комсомола в общественной производственной «самодеятельности» 1950-х годов, однако, в условиях советской планово-административной хозяйственной системы такая «самодеятельность» становилась необходимым двигателем индустриального прогресса. Комсомол являлся одним из естественных ее катализаторов.

 


1. Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области. – Фонд 1184. – Опись 1.

2. ГАСПИТО. – Ф. П-8624. – Оп. 1.

3. ГАСПИТО. – Ф. П-1184. – Оп. 3.

4. Беляев, А.А. Становление системы общего вечернего образования: роль комсомола / А.А. Беляев, В.Е. Бредихин, А.А. Слезин // Истор., философ., полит. и юрид. науки, культурология и искусствоведение. Вопр. теории и практики. – 2009. – № 3. – С. 23–28.

5. Беляев, А.А. Внутрисоюзная жизнь послевоенного комсомола: особенности провинциального стиля / А.А. Беляев, А.А. Слезин // Вест. Тамб. гос. техн. ун-та. – 2010. – Т. 16, № 1. – С. 188–198.

6. Бредихин, В.Е. Роль комсомола в общественном производственном контроле в 1950-е – начале 1960-х гг. / В.Е. Бредихин, Д.М. Олейников // Истор., философ., полит. и юрид. науки, культурология и искусствоведение. Вопр. теории и практики. – 2011. – № 2, Т. 2. – С. 24–27.

7. Бурахина, О.А. Студенческие стройотряды: истоки движения / О.А. Бурахина, Д.М. Олейников // Истор., философ., полит. и юрид. науки, культурология и искусствоведение. Вопр. теории и практики. – 2011. – № 2, Т. 2. – С. 27–30.

8. Олейников, Д.М. Участие комсомола Тамбовской области в развитии общественного животноводства (вторая половина 1950-х годов) / Д.М. Олейников, С.А. Фролов // Истор., философ., полит. и юрид. науки, культурология и искусствоведение. Вопр. теории и практики. – 2011. – № 3, Т. 2. – С. 113–115.

9. Скорочкин, Р.В. Эволюция содержания комсомольско-молодежной газеты Тамбовской области в 1950–1980-е гг. / Р.В. Скорочкин, Е.М. Преображенская // Истор., философ., полит. и юрид. науки, культурология и искусствоведение. Вопр. теории и практики. – 2011. – № 2, Т. 1. – C. 161–164.

10. Слезин, А.А. Коммунистическое «министерство молодежи» в духовной сфере жизни послевоенного советского общества / А.А. Слезин, А.А.Беляев // Политика и общество. – 2009. – № 12. – С. 30–34.

11. Слезин, А.А. Огосударствление комсомола: неоднозначность последствий / А.А. Слезин // Юрид. мир. – 2006. – № 9. – С. 75–80.

12. Слезин, А.А., Областная газета «Тамбовская правда» как зеркало перемен (1953–1957) / А.А. Слезин, Р.В. Скорочкин // Клио. – 2007. – № 2. – С. 91–98.

13. Слезин, А.А. Этатизация комсомола: второй этап / А.А. Слезин // Вест. Тамб. гос. техн. ун-та. – 2009. – Т. 15, № 1. – С. 249–255.

14. Тамбовский комсомол: грани истории. 1946–1991 / А.А. Слезин [и др.]; под науч. ред. А.А. Слезина ; отв. ред. Д.М. Олейников. – Тамбов : Юлис, 2010. – 384 с.

15. Экономическая история СССР : очерки / рук. авт. колл. Л.И. Абалкин. – М. : ИНФРА-М, 2007. – 496 с.


Категория: Статьи   Опубликовано: 13.02.2012 09:35  Автор: Д.М. Олейников   Просмотров: 2501

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru