мая 11

Пузырев Алексей Юрьевич, кандидат исторических наук

На наш взгляд, главной целью функционирования всей системы военного обучения гражданского населения является последующее укомплектование Вооруженных Сил подготовленными бойцами. Поэтому, для более полного представления о деятельности государства в целях повышения обороноспособности страны, следует подробно рассмотреть, как осуществлялась военная подготовка призывников.

Здесь следует оговориться, что общепризнанной терминологии, касающейся данного вида подготовки, не существует. Например, Н.Д. Ростов называет такое обучение подготовкой обязательных контингентов1, А.И. Анохин – военной подготовкой молодёжи2, в других источниках оно рассматривается как военное обучение призывной молодёжи3. Учитывая направленность и специфику рассматриваемой деятельности, мы считаем правомерным обозначить её как военную подготовку призывников. Такая подготовка являлась дополнением к обязательной допризывной подготовке, введённой в школах и других учебных заведениях в 1939 г.

Особенно актуальной подготовительная военная деятельность по обучению призывников стала с вступлением в силу 1-го сентября 1939 года «Закона о всеобщей воинской обязанности», который принципиально изменил способ комплектования Красной Армии.

Подготовка призывников предусматривала необходимое обучение основам военного дела и армейской службы, а также прохождение обязательной политической подготовки.

Главная роль в практической военной подготовке призывников отводилась Осоавиахиму. Основными организаторами «массово-политической» работы с призывниками выступали районные и городские комитеты ВЛКСМ. В различных организациях и учреждениях области, специально выделенных для проведения политической пропаганды и агитации, проводились собрания, семинары, конференции, встречи призывников с бойцами РККА.

Для повышения эффективности военной подготовки разворачивалось социалистическое соревнование между областями, краями и автономными республиками СССР. Тамбовская область в 1940 – 1941 гг. соперничала с Воронежской областью, а районы области соревновались между собой за лучшую допризывную подготовку и проведение призыва4.

Следует заметить, что в обязанности Осоавиахима наряду с подготовкой призывников, входила обязательная подготовка вневойсковиков, т.е. людей, не подлежащих по каким-либо причинам военному призыву, но составлявших ближайший боевой резерв страны. В условиях ухудшения международной обстановки, такая работа приобретала еще большее стратегическое значение для государства.

Ежегодно военные комиссариаты области предоставляли Осоавиахиму учётную информацию об обязательном контингенте, который включал в себя как призывников, так и вневойсковиков, с тем, чтобы обеспечить их вовлечение в подготовку по различным военно-учётным специальностям.

Практическая военная подготовка обязательного контингента проводилась непосредственно в год призыва в 2 этапа. Первый, зимний этап обучения допризывников проходил в военно-учебных пунктах (ВУПах) Осоавиахима в марте – июне5. Следует заметить, что ВУПы обладали важным преимуществом перед кружками военных знаний: построенные на стационарной основе, с дневными и вечерними часами обучения, они были гораздо лучше приспособлены к условиям занятий молодёжи военным делом6. При этом важное хозяйственное значение для страны имел тот факт, что зимний период обучения обязательного контингента проходил без отрыва призывников и вневойсковиков от производства7.

В летний период военная подготовка проходила в виде военизированных сборов в лагерях Осоавиахима, имевших различное региональное значение. Обучение в них проходило с отрывом призывников от производства. Длился второй этап подготовки с июня по сентябрь и составлял для допризывников 30 суток, для вневойсковиков – 458. Призванные жили в лагерях на военном положении, их организация имела структуру по образцу действующей армии. Все лица, проходящие обучение, назывались бойцами. Основными изучаемыми дисциплинами на сборах были: политическая подготовка, строевая подготовка, стрелковая подготовка, физическая подготовка, штыковой бой, а также изучение устава и материальной части. Политическая подготовка бойцов заключалась в изучении вопросов политики партии и правительства, вопросов строительства народного хозяйства и изучении международного положения. Обязательные виды учёбы финансировались ЦС Осоавиахима9. Обучение в лагерях по каждой дисциплине контролировалось специально создаваемыми проверочными группами, в которые набирались несколько бойцов из каждого взвода. Проверка проводилась под руководством командиров взвода и политруков. По итогам проверки каждому взводу выставлялись отдельные баллы по всем дисциплинам. За хорошую успеваемость в боевой и политической подготовке командование лагеря премировало отличившихся бойцов10.

Следует учитывать, что оба этапа подготовки приходились на период необходимых полевых работ, являвшихся в условиях аграрной ориентации системы хозяйствования Тамбовской области, жизненно необходимыми для крестьянства. Следует учитывать, что особенности колхозного хозяйства снижали зависимость крестьян от результатов собственного труда, в отличие от единоличных хозяйств. По этой причине, ВУПы, в основном, не посещали именно единоличники11. С целью исключения случаев непосещения гражданами занятий, государством была предусмотрена уголовная ответственность за их систематические пропуски. Например, в 1940 г. в Рассказовском районе за непосещение занятий ВУПа один военнообязанный был приговорён к 6 годам тюремного заключения, в Рудовском районе по той же причине гражданин Машкин был осуждён на 3 года лишения свободы. Такие радикальные меры сразу подняли дисциплину на должный уровень12.

Обязательные виды учёбы финансировались ЦС оборонного общества13. Учёт и отправка военнообязанных в лагеря Осоавиахима осуществлялись городскими и районными военными комиссариатами14. О ходе и результатах военной подготовки в организациях Осоавиахима руководство общества отчитывалось перед обкомом ВКП(б)15.

Следует оговориться, что полных данных о проведении призывов в Тамбовской области предвоенного периода обнаружено не было, а общая канва событий реконструировалась посредством анализа большого количества документов различных фондов тамбовских архивов. Наибольшее внимание нами было уделено организации и проведению призыва 1939 г., поскольку этот год был определяющим во всей предвоенной деятельности Советского Союза.

Допризывная деятельность государства включала ряд обязательных для исполнения мероприятий, осуществлявшихся, в общем случае, по следующей схеме:

· разработка программы обучения обязательного контингента;

· определение контрольного задания на подготовку допризывников;

· проведение военной подготовки;

· проведение политической подготовки;

· организация и проведение призыва;

· подведение итогов призыва.

Выявленная нами схематичность проведения допризывных мероприятий была спроецирована на весь исследуемый период.

Для обеспечения проведения допризывной подготовки в Тамбовской области в 1938 г. было организовано 40 ВУПов по районам области16. В октябре 1938 г. в соответствии с приказом ЦС Осоавиахима, число штатных единиц по учебным пунктам Тамбовской области было сокращено в 2 раза, в результате чего часть ВУПов было расформировано17.

В 1939 г. в Тамбовской области в целях обеспечения военной подготовки призывников функционировали 32 ВУПа, 1 кавалерийская школа, 1 кавалерийский клуб и 3 автомобильных ВУПа18. По Тамбовской области в 1939 г. было 4 лагеря типа «А» и 3 лагеря типа «Б» (в г. Мичуринск, Моршанск, Кирсанов). С пропускной способностью «А» – 1 460 вневойсковиков, «Б» – 680 вневойсковиков19.

Программа подготовки вневойсковиков в Тамбовской области в 1939 г. была рассчитана на 450 часов обучения. Из которых 250 – в зимний период, 200 часов летних лагерных сборов20.

За весь 1939 г. по Тамбовской области было обучено 3 649 вневойсковиков по всем военно-учетным специальностям, при планировании обучения 3 571 человек. Первоначально планировалось 6 250 человек, однако, по причине отсутствия точных учётных данных в ОВК и РВК, наряд оказался не выполнимым, и подлежал корректировке. Количество обученных вневойсковиков в 1939 г. по области составило почти 16% от всего призывного контингента21.

 

Выполнение задания по обучению вневойскового контингента военно-учётным специальностям в лагерях Осоавиахима Тамбовской области в 1939 г22.

Номер ВУС
Наименование ВУС Первоначальное задание Скорректированное задание Выполнение Процент выполнения задания
1.
Стрелки 2 700 1 100 1 139 103,5
2.
Станковые пулемётчики 1 500 1 080 1 051 97,3
3.
Кавалеристы 600 300 432 144,0
6.
Артиллеристы мелкокалиберной артиллерии 500 100 100 100,0
7.
Артиллеристы полевой артиллерии 200 350 312 89,1
26.
Шофёры автомашин 300 191 174 91,1
88.
Химики стрелковых и других родов войск 250 250 234 93,6
119.
Кузнецы ковочные 200 200 207 103,5

ВСЕГО 6 250 3 571 3 649 102,2

 

Кроме того, отдел боевой подготовки Осоавиахима должен был подготовить младший командный состав из рядового без отрыва от производства по 500-часовой программе.


Задание на подготовку вневойсковиков младшего командного состава в системе Осоавиахима Тамбовской области в 1939 г.23

Номер ВУС
Наименование ВУС Задание
1.
Стрелки 200
2.
Станковые пулемётчики 150
6.
Артиллеристы мелкокалиберной артиллерии 50
7.
Артиллеристы полевой артиллерии 30

 

Зимнее обучение вневойсковиков началось 10 марта, закончилось 10 июня, после чего приступили к лагерным сборам24. Общая оценка подготовленности вневойсковиков в зимний период – «хорошо»25.

Помимо боевой и строевой подготовки вневойсковики проходили политическую подготовку по 42 часовой программе по учебнику «Наша Родина». На всех ВУПах области 20 лекционных комнат. На лекциях освещались ход соревнования, международное положение, динамика роста советского сельского хозяйства в 3 пятилетке, решения XVIII партийного съезда. Все ВУПы были охвачены социалистическим соревнованием26.

Политическая работа, проводимая, преимущественно комсомольскими организациями, строилась на пропаганде решений XVIII съезда ВКП (б), обсуждении докладов В.М. Молотова и А.А. Жданова27.


Политическая работа среди призывников 1939 г. в Тамбовской области28

Мероприятия
Количество Количество участников
Семинары
14 520
Собрания
2 034 42 014
Конфененции
212 20 927
Беседы
1 786 34 078
ИТОГО
4 046 97 539

 

Усилиями ВЛКСМ к моменту призыва была проведена огромная агитационная работа, в результате которой наблюдался сильный подъем патриотических настроений среди населения. Во всех районах и городах области молодые люди подали большое количество заявлений с просьбами досрочно зачислить их в ряды Красной Армии29. К тому же, для поднятия престижа службы в армии, Тамбовским обкомом комсомола было дано предписание всем секретарям городских и районных комитетов ВЛКСМ обеспечить проводы призывников в части в виде массовых праздников30.

Призыв 1939 г. в Тамбовской области начался 15 сентября и, в подавляющем большинстве районов, закончился 30 сентября31. По мнению заведующего военным отделом обкома ВКП(б) Дьякова, призыв прошёл удовлетворительно, на высоком политическом уровне32. Во всех городах области под призывные пункты были отведены, лучшие здания, дома культуры, парткабинеты, клубы33. Призывные пункты были украшены портретами вождей, лозунгами, знамёнами, плакатами, цветами, обставлены мягкой мебелью. Большинство призывных пунктов отвечало требованиям культурного отдыха призывников34.

На призывных пунктах 10 дней политработниками, выделенными из партийного аппарата, проводилась политическая работа. Она строилась на разъяснении решений XVIII партийного съезда, майского пленума ЦК ВКП (б), решений 3-й Сессии и 4-й внеочередной сессии Верховного Совета СССР, речи В.М. Молотова, обсуждались Закон о всеобщей воинской обязанности и Конституция СССР. Проводились беседы о внутренних причинах военного поражения Польши, о военной присяге, жизни, быте и учебе в РККА, о событиях на озере Хасан и в Монгольской Народной Республике35. Каждый день выпускалась стенгазета, призывниками ставились пьесы36. В ряде районов и городов (Тамбов, Мичуринск, Моршанск и др.) призывники выступали по радио. В своих выступлениях они выражали гордость и радость, что идут в РККА37.

В г. Мичуринске во время призыва 18 сентября 1939 г. военным отделом совместно с КУКСом и горкомом комсомола была проведена большая военно-тактическая игра с призывниками, в которой приняли участие 3 000 человек. В ходе «игры» было отработано расчленение батальонов при воздушной атаке. Все части укомплектовывались политсоставом в составе 6 комиссаров батальонов и 24 политруков. Во время формирования комиссары и политруки развернули социалистическое соревнование участвующих организаций (взвод со взводом, рота с ротой, батальон с батальоном). На привалах в каждой роте проводилась политическая беседа, были изданы боевые листки38.

По итогам призыва 1939 г. в Тамбовской области из подлежащих призыву 23 365 человек, годными к строевой службе были признаны 20 264 человека, к нестроевой – 162539, что составило 86,7% и 7% от всего призывного контингента соответственно. 1636 человек были зачислены в запас 2 категории по семейному положению и 612 человек – по политико-моральным соображениям40. Таким образом, планы НКО о 90% годности призывников не оправдались41. Причина такого положения объяснялась военными комиссариатами низкой годностью в отдельных районах области, например, в Тамбовском РВК, Токаревском РВК годность не превышала 76% от призывного контингента42.

Тем не менее, в кадровый состав РККА было зачислено 19 641 человек, что почти на 41% превысил наряд округа. Такие показатели были достигнуты за счёт дополнительного привлечения 5 700 вневойсковиков и учителей сельских школ, признанных негодными к службе в предыдущих призывах 1937 – 1938 гг.43 Из зачисленных в кадровый состав 250 человек являлись членами и кандидатами ВКП(б), 3 278 – членами ВЛКСМ44.

Во время изучения призывников проявилась серьезная проблема их подготовки: только 26,5% из зачисленных в кадровый состав имели оборонные значки, что, по мнению партийных органов, являлось «крайне недостаточным количеством»45. Если учитывать, что достаточно часто один человек являлся обладателем сразу нескольких оборонных значков, то общее количество значкистов значительно уменьшалось. Такая ситуация сложилась по ряду причин, основными из которых были слабая связь оборонных и физкультурных организаций с военными комиссариатами, отсутствие конкретного руководства со стороны партийных или государственных органов власти, особенно в сельской местности.

В сельских районах области советы Осоавиахима, вследствие слабой связи с военными комиссариатами, не имели актуальных данных о призывниках, поэтому не могли наладить среди них работу по обучению военным специальностям и подготовке оборонных значкистов46. А оборонные кружки существовали, в большинстве своем, при школах, поэтому основная часть призывников осталась совершенно неохваченной оборонной работой47. Подобным образом обстояли дела в физкультурных обществах и организациях Красного Креста48.

Плохо работали с призывниками и комсомольские организации области. По некоторым районам райкомы ВЛКСМ даже не знали, сколько у них комсомольцев должно пойти в РККА. В том числе и обком ВЛКСМ таких данных не имел49. Полностью отсутствовало социалистическое соревнование среди районных организаций области на лучшее проведение подготовки к призыву. Не участвовала в подготовительной работе призыва областная и районная печать50.

Таким образом, по итогам призыва 1939 г. Тамбовская область в количественном отношении наряд НКО перевыполнила, правда, за счёт привлечения дополнительных резервов. Однако качественные показатели призывников оказались на низком уровне. Причинами послужила, во-первых, неповоротливость партийного и государственного аппаратов власти, не сумевших быстро перестроиться под новые требования к организации и проведению призывов. По-видимому, отсутствие материальной заинтересованности руководителей общественных и государственных структур, привело к нежеланию организовывать социалистическое соревнование, как мотивирующий фактор, способный в определённой степени повлиять на результаты работы.

Подготовка к призыву 1940 г. началась с 10 января проведением приписки к призывным участкам всех без исключения граждан 1921 года рождения, всех учащихся средних школ 1922 года рождения, всех лиц 1920 года рождения, не прошедших приписку раньше51.

Особенностью подготовки к призыву 1940 г. явилось то, что она началась в период Советско-финляндской войны, когда ряд регионов страны находились на военном положении. Опыт войны был осмыслен и уже с 1 апреля 1940 г. система подготовки обязательных контингентов военнообязанных претерпела изменения. Учёба на ВУПах была организована по 300 часовой программе. Военнообязанные, прошедшие такую подготовку, призывались на 10-дневные лагерные сборы с отрывом от производства по 120 часовой программе52. Наряд области на подготовку обязательного контингента в 1940 г составил: стрелков – 9 500, пулемётчиков ДП – 300, станковых пулемётчиков – 20053. В 1940 г. в системе Осоавиахима было обучено 10 438 человек, что составило 100,7% наряда со средней оценкой 4,12 балла54.

Параллельно с военной подготовкой во всех районах области проводилась массово-политическая работа среди призывников. Основными темами для пропаганды и агитации были: разъяснение решений XVIII съезда ВКП (б), разъяснение военной присяги Красной Армии, разъяснение указов Президиума Верховного Совета СССР об ответственности за самовольные отлучки, дезертирство и измену Родине, о сохранении военной тайны, о службе в РККА и ВМФ55.

 

Политическая работа среди призывников 1940 г. в Тамбовской области56

Мероприятия
Количество Количество участников
Семинары
88 8 165
Собрания
860 33 674
Конфененции
234 35 077
Беседы
5 890 66 082
ИТОГО
7 072 142 998

 

С 1 августа по 5 сентября 1940 г. по постановлению СНК СССР от 4 июля 1940 г. № 1165/453/с городские и военные комиссариаты области провели переучёт военнообязанных рядового и младшего командующего состава в возрасте от 19 до 50 лет. Обращает на себя внимание тот факт, что переучёт предписывалось проводить, учитывая сезонные полевые уборочные работы57.

Призыв 1940 г. в Тамбовской области проходил с 25 сентября по 1 октября58. Призыву подлежало 14 686 человек, из которых годными к строевой службе были признаны 12 655, к нестроевой – 612 человек59. Негодными к службе были признаны 272 человека. 11 350 человек были зачислены в кадровый состав РККА, 378 человек были зачислены в рабочие батальоны, в запас 2 категории по льготе – 182 человека. Все остальные были зачислены в резерв60. Из подлежащих призыву граждан, 227 человек являлись членами и кандидатами ВКП (б), 6 461 – членами ВЛКСМ61.

По донесениям начальника Тамбовского ОВК Н.П. Переломы, настроение призываемых и их родственников было «исключительно здоровым»62. На призывном пункте г. Тамбова был оформлен военный уголок, в распоряжении призывников были книги, брошюры, в здании играл патефон и струнный оркестр63.

В военные комиссариаты области было подано «масса патриотических писем и заявлений,… в которых призывники рассказывали о своей преданности партии и Родине»64. Однако УНКВД по Тамбовской области было обеспокоено: выявлены многочисленные случаи отказа коммунистов и комсомольцев в 1940 г. от службы в РККА в связи с Польской и Финской кампаниями65.

В 1940 г. задание НКО и Военного комиссара округа Тамбовской областью было выполнено. Однако, по мнению начальника Тамбовского ОВК, оказалось подготовлено, как и в предыдущем призыве, недостаточное количество значкистов, что говорило о «слабой работе осоавиахимовских организаций»66.

В августе 1940 г. система обучения граждан в структуре Осоавиахима претерпела кардинальные изменения: вместо кружковой системы была введена организация по образцу действующей армии с объединением членов общества в группы, команды, отряды. По такому же принципу формировались учебные подразделения в физкультурных организациях и обществах Красного Креста. Однако 13 марта 1941 г. председатель областного совета Осоавиахима Куликов все эти подразделения призывников приказал принять под руководство районных советов Осоавиахима67. Приказом предусматривалось выделение всех призывников из групп, команд и отрядов ворошиловских стрелков и кружков ПВХО с переводом в специальные «группы призывников», проводя обучение по строго установленной, сокращённой по сравнению с программой 1940 г., 302-часовой программе68.

Обучение планировалось провести с марта по август 1941 г.69 Занятия проводились 2 раза в неделю по 3 часа и включали в себя обязательные виды подготовки: политическую, стрелковую, физическую, санитарную, противохимическую, строевую70.

Политическая подготовка включала в себя изучение «Закона о всеобщей воинской обязанности» 1939 г., Военной присяги Красной Армии, а также проведение бесед на тему: «Измена Родине – тягчайшее преступление»71. Кроме того, призывники должны были знать основы воинской дисциплины Красной Армии, обязанности военнослужащих и взаимоотношения между ними, изучить воинские звания и знаки различия РККА, действия бойца без оружия (строевая подготовка)72.

Стрелковая подготовка включала в себя изучение материальной части, подготовительных упражнений для стрельбы, а также стрельбу из мелкокалиберной винтовки73.

Подготовка по нормам комплекса ПВХО предполагала изучение:

· средств воздушного нападения и их действия (авиабомбы и боевые отравляющие вещества);

· организации и средств ПВО;

· основных средств и способов дегазации;

· медико-санитарной защиты;

· противопожарной защиты;

· организации ПВО дома, на производстве;

· поведения населения в условиях воздушной атаки74.

Санитарная подготовка включала в себя изучение:

· анатомии человека;

· действий по оказанию первой медицинской помощи;

· действия отравляющих веществ;

· способов переноски пострадавших;

· методов борьбы с заразными болезнями;

· профилактических мероприятий по предотвращению эпидемий75.

Физическая подготовка предполагала обязательную сдачу норм по следующим дисциплинам:

· бег на 1000 и 100 м.;

· прыжки в длину с разбега;

· прыжки в высоту с разбега;

· метание гранаты (из-за спины, сбоку, снизу, с места, с ходьбы, с разбега, с колена, лёжа, в цель, метание связки гранат);

· гимнастические упражнения, в том числе подтягивание на перекладине;

· преодоление полосы препятствий;

· плавание76.

Программа подготовки призывников 1941 г. содержала, на наш взгляд, самый необходимый минимум навыков и знаний, необходимых рядовому бойцу в реальных условиях ведения современного боя. Эта программа существенно отличалась от программы предыдущего года.

 

Программа военной подготовки призывников 1940 и 1941 гг. на базе Осоавиахима77

Вид подготовки
Учебное время (ч)78 1940 г. Учебное время (ч)78 1941 г.
Санитарная подготовка по нормам ГСО
6 44
Физическая подготовка
28 174
Политическая подготовка
50 12
Дисциплинарный устав
10 4
Устав внутренней службы
10 4
Строевая подготовка
45 12
Стрелковая подготовка
124 24
Комплекс ПВХО
12 28
Тактическая подготовка
125 -
Сапёрная подготовка
15 -
Ориентирование на местности
5 -
ИТОГО
420 302

 

Первое, на что следует обратить внимание – это увеличение более, чем в 6 раз, времени, отводимого на физическую подготовку военнообязанных. На наш взгляд, осмысление опыта советско-финляндской войны 1939 – 1940 гг. подтолкнуло советское военное руководство сделать упор именно на физической подготовке призывников. Был смещён акцент с подготовки военного специалиста в сторону комплексного обучения рядового бойца. Если в 1940 г. допризывная подготовка предусматривала воспитание различных специалистов: стрелков, пулемётчиков станковых и ручных пулемётов, то в 1941 г. была разработана единая программа подготовки, не предусматривающая разделения призывников по военно-учётным специальностям.

Было увеличено время на обучение навыкам оказания медицинской помощи, необходимой в реальных боевых условиях. Предположения военного руководства страны о возможности применения вероятным противником запрещённого оружия, нашло отражение в увеличении времени на подготовку к противохимической обороне.

В программе подготовки обязательного контингента в 1941 г. время на политическую подготовку призывников снизилось более чем в 4 раза. К тому же она стала носить совершенно иную окраску, чем в предыдущие годы. Симптоматично, что данный вид подготовки стал включать в себя изучение конкретных законов и указов, касающихся военной службы в РККА, и в особенности, наказаний, предусмотренных за их нарушение, а не бесполезное обсуждение призывниками результатов партийной работы. Мы считаем, что такая направленность также была продиктована оценкой итогов Финляндской войны, и, в частности, случаев дезертирства солдат Красной Армии79, что указывало на неэффективность пропагандистской машины Советского Союза. Поэтому, экономя время и средства на политическую подготовку призывников, советское руководство пошло по упрощённому пути не повышения уровня патриотизма военнообязанных, а демонстрации им мер наказания за невыполнение приказов и, тем более, за измену.

К тому же, добиваясь повышения уровня партийного и комсомольского представительства в призывном контингенте, предусматривалась достаточная степень предварительной политической подготовленности такой категории военнообязанных. В 1938 г. доля комсомольцев среди призывников составляла 30 %, а в 1940 г. –47 %80, а по отдельным районам – до 90 % (Волчковский)81.

В период с 1939 – по июнь 1941 гг. наблюдается повышение качества подготовки военнообязанных, выражавшееся в увеличении доли призывников, сдавших нормы на оборонные значки, несмотря на неудовлетворительную оценку результатов призыва военным руководством области.

 

Оборонные значкисты в призывном контингенте Тамбовской области в 1939 – весна 1941 гг.82

Значкисты
Процент от всего призывного контингента 1939 г. Процент от всего призывного контингента 1940 г. Процент от всего призывного контингента на 1 июня 1941 г.
ВС
5,9 22 32,7
ГТО
4,4 13 12,3
ГСО
4,1 34 59,3
ПВХО
12,1 49,8 63,3
лыжники
- - 85,2

Такая тенденция говорит о повышении эффективности деятельности оборонных обществ, и, прежде всего Осоавиахима. В 1940 г. допризывное обучение военным специальностям в системе Осоавиахима Тамбовской области получили более 71% призывников. С зимы 1940 г. обязательным видом обучения будущего солдата стала лыжная подготовка, жизненно необходимая в боевых условиях российского климата. Такое решение также было продиктовано результатами анализа итогов боевых действий в советско-финляндской войне.

По всей вероятности, улучшилась и организация военными комиссариатами учётных и приписных мероприятий. По крайней мере, в документах 1940 г. освещение постановки военнообязанных на учёт и их приписки происходило без нервозности и резких замечаний со стороны начальника ОВК, как это было в 1939 г.

Постепенно росла грамотность призываемой молодёжи. Данный показатель являлся существенным в определении годности к военной службе. В 1939 г. грамотные призывники составили 82,5% от всего призывного контингента, в 1940 г. – 99,6 %

 

Уровень образования призывников Тамбовской области в 1939 и 1940 гг.83

Уровень образования
Процент к призывному контингенту 1939 г. Процент к призывному контингенту 1940 г.
высшее
0,5 0,6
среднее
1,5 8
7 - 9 классов
18 22,8
4 - 6 классов
46 61,6
3 класса и ниже
16,5 6,6
неграмотные
3 0,4

 

Как следствие всех перечисленных мероприятий, в целом повышался качественный уровень подготовленности будущего бойца РККА. Соответственно, повышались и качественные показатели итогов призыва.

 

Результаты призывов 1939 и 1940 гг. по Тамбовской области84


Процент ко всему призывному контингенту 1939 г. Процент ко всему призывному контингенту 1940 г.
Годны к строевой службе
87,5 89,2
Годны к нестроевой службе
6,5 4,4
Зачислено в кадровый состав РККА
84,9 92,1
Зачислено в рабочие батальоны
2,2 0,2

Таким образом, проведению допризывной подготовки советской молодёжи в исследуемый период уделялось военным и партийным руководством страны большое внимание. Постоянно шёл поиск оптимальной модели программы подготовки призывников, для составления которой изучался опыт ведения современной войны. На наш взгляд, серьёзно повлиял на уровень подготовленности призывников анализ итогов Советско-финской войны. В результате чего была перестроена вся система обучения в Осоавиахима, физкультурных обществах, организациях Красного Креста. В частности, значительно изменилась программа обучения призывников, предусматривающая конкретную подготовку бойца, способного вести бой в условиях современной войны. Проводимые мероприятия дали свой результат в виде ежегодного повышения качества военной подготовки призывного контингента.

Особенностью организации допризывных мероприятий в СССР предвоенного периода явилось то, что руководство и организация призыва осуществлялось государственными структурами. Практической деятельностью по непосредственной подготовке граждан были обязаны заниматься общественные организации, носившие статус добровольных обществ. При этом политическая система Советского Союза совершенно не предусматривала принципов добровольности в мероприятиях, влиявших на обороноспособность государства.

 


 

[1] Ростов Н. Д. Если завтра война… Барнаул, 2004. С. 66.

[2] Анохин А.И. В труде и боях закаленное: очерк истории оборонного общества. М., 1998. С. 17.

[3] Дважды орденоносное оборонное. Книга о ДОСААФ СССР, о возникновении и развитии общества, его военно-патриотической деятельности, вкладе в укрепление оборонного могущества страны / под. ред. Егорова Г.М., М., 1983. С. 44.

[4] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1684. Л. 21.

[5] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1098. Л. 94.

[6] Дважды орденоносное… / под. ред. Егорова Г.М. М., 1983. С. 44.

[7] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 567. Л. 158.

[8] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л.1, 9; Ф. П-889. Оп. 1. Д. 3. Л. 33.

[9] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 567. Л. 158.

[10] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л.1.

[11] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1683. Л. 3.

[12] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1693. Л. 44.

[13] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 567. Л. 158.

[14] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1686. Л. 38.

[15] ГАСПИТО. Ф. П-1045. О. 1. Д. 567. Л. 131; там же. Д. 1096. Л.1.

[16] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 567. Л. 158.

[17] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 567. Л. 47, 48.

[18] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1098. Л. 94.

[19] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1098. Л. 104.

[20] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1098. Л. 94.

[21] Подсч. по ГАСПИТО. Ф. П-1045. о. 1. Д. 1096. Л.3, 24.

[22] По: ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 3; Д. 1098. Л. 94.

[23] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1098. Л. 94.

[24] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1098. Л. 95.

[25] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1098. Л. 95.

[26] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1098. Л. 96.

[27] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1087. Л. 6.

[28] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 50.

[29] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 26.

[30] Антимонов М.Ю. Указ. соч. С. 151.

[31] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 24.

[32] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 39.

[33] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 26.

[34] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 26.

[35] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 26; Там же. Д. 1083. Л. 33.

[36] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1083. Л. 33.

[37] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 26.

[38] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1086. Л. 33.

[39] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 24.

[40] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 24.

[41] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 24.

[42] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 38.

[43] Подсч. по: ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 25.

[44] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 25.

[45] Подсч. по: ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л. 21, 38.

[46] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1087. Л. 6.

[47] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1087. Л. 6.

[48] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1087. Л. 6.

[49] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1087. Л. 6.

[50] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1087. Л. 7.

[51] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1085. Л. 230.

[52] Ростов Н. Д. Если завтра война…, Барнаул, 2004. С. 68.

[53] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1693. Л. 71.

[54] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1693. Л. 71.

[55] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1694. Л. 65.

[56] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1694. Л. 65.

[57] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1686. Л. 36.

[58] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1690. Л. 42

[59] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1690. Л. 66.

[60] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1690. Л. 66.

[61] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1690. Л. 66.

[62] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1694. Л. 67.

[63] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1694. Л. 10.

[64] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1694. Л. 67.

[65] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1692. Л. 13.

[66] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1694. Л. 69, 72.

[67] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 26.

[68] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 26.

[69] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 26 – 28.

[70] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 28.

[71] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 29.

[72] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 30.

[73] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 30.

[74] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 31 – 34.

[75] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 35.

[76] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 39.

[77] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 2349. Л. 28; Д. 1683. Л. 11.

[78] На стрелковую подготовку станковых пулемётчиков отводилось 159 ч. за счёт снижения времени тактической подготовки, составившей 90 ч. (ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1683. Л. 11.).

[79] См.: Зимняя война 1939 – 1940. Кн. 2. И.В. Сталин и финская кампания (Стенограмма совещания при ЦК ВКП (б)). М., 1999. С. 242.

[80] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 509. Л. 36.

[81] ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 1. Д. 509. Л. 4.

[82] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1096. Л.38, 39; Д. 1694. Л. 66; Д. 2340. Л. 145.

[83] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1694. Л. 68.

[84] ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1. Д. 1694. Л. 68.

Категория: Статьи   Опубликовано: 11.05.2011 05:56  Автор: А.Ю. Пузырев   Просмотров: 6850

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru