мая 11

Бредихин В.Е.
Кафедра истории и философии
Тамбовский государственный технический университет

Аннотация: В статье в региональном масштабе рассматриваются теория и практика участия комсомольских организаций в повышении производительности труда в промышленности в эпоху НТР.

Известно, что, активно реализуемая в промышленности СССР в 1970 – 1980-е гг., доктрина «интенсификации» предполагала обеспечение роста объёмов производства преимущественно за счёт увеличения производительности труда. Скажем, в период 10-й пятилетки 1976 – 1980 гг. в промышленности СССР предполагалось таким образом получение 90 % прироста продукции [18, с. 488]. К решению данной проблемы непосредственно на производстве помимо партийных и хозяйственных органов традиционно были подключены придатки партии – профсоюзы и комсомол. С учётом заявленной темы, представляет интерес некоторые стороны практической деятельности тамбовского комсомола, нацеленной на рост производительности труда молодёжи в местном промышленном секторе в период косыгинских реформ и последовавших за ними «застоя».

В первую очередь, выясним уровень трудовой активности индустриальной молодёжи Тамбовской области, прежде всего производительности труда, определявшей абсолютные показатели её вклада в создание регионального промышленного продукта.

Внешняя сторона вопроса выглядела вполне типично для эпохи «застоя»: согласно данным комсомольской статистики, в движении за высокопроизводительный творческий труд в первой половине 1970-х гг. приняло участие 115 тыс. молодых рабочих и колхозников – 3/4 представителей данной категории, а в 1976 – 1985 гг. – до 230 тыс. человек, т.е. почти весь возрастной контингент области от 18 до 30 лет. Однако, почти поголовное участие тамбовской рабочей молодёжи в «социалистическом соревновании» отнюдь не являлось свидетельством соответствующего высокого уровня её трудовой дисциплины, хотя примеры подобных молодёжных коллективов имелись: мичуринского завода «Прогресс», жердевского сахарного завода. По официальным данным комсомольской статистики, досрочно пятилетние (годовые) планы в 1966 – 1985 гг. завершало порядка 20 – 30 % молодых работников сферы материального производства, основная масса – с незначительным превышением плана. «Классических» передовиков производства 1970-х – с производительностью труда выше 110 % к плановой (таков был, согласно проведённому в те годы обследованию, средний показатель работы ударников коммунистического труда), среди молодых рабочих Тамбовской области было немного. Так, по Тамбову, в период восьмой пятилетки 1966 – 1970 гг. среднего уровня производительности труда в 115 – 120 % достигло немногим более 1,5 тыс. молодых рабочих – около 7 %; в годы 9-й пятилетки 1971 – 1975 гг. приблизительно 12 % вышло на уровень 130 % и более. По Тамбовской области, в период 10-й пятилетки 1976 – 1980 гг. численность молодых рабочих с производительностью труда не ниже 125 % к плановой составила 3,2 тыс. человек – около 6 % общей численности молодых рабочих промышленности.

Численность молодых «знатных» передовиков ограничивалась сотнями. Так, среди молодых рабочих Тамбова, за 9-ю пятилетку 1971 – 1975 гг. уровня производительности труда в 170 % и выше достигло 300 человек (1,2 % рабочих); по Тамбовской области – около 800 человек (1,5 – 2 % молодых промышленных рабочих). Достижение столь высоких показателей, согласно комсомольской статистике, являлось монополией комсомольцев. Лучших производственников отмечали знаком ЦК ВЛКСМ «Молодой гвардеец пятилетки», званием «Лучший по профессии». Так, за труд в 9-й пятилетке знака «Молодой гвардеец пятилетки» удостоилось 104 комсомольца Тамбова; к 1985 г. более чем 3 тыс. комсомольцам Тамбовской области (менее 5 % занятых в сфере материального производства) было присвоено звание «Лучший по профессии».

Среди молодых передовиков 1970 – 1980-х гг. следует особо упомянуть лауреатов премии Ленинского комсомола, токаря тамбовского завода «Комсомолец» В. Фёдорова и обмотчицу мичуринского завода «Прогресс» Н. Крюкову, «вспомнивших» традиции «двухсотников» военной поры. Так, Н.И. Крюкова к началу 1982 г. уже завершала план 1988 г [1, д. 1, л. 7, 47; 2, д. 2, л. 7, 8; 3, д. 65, л. 10, 11, 12, 43, 44; 4, д. 6, л. 10, 12, 45, 46, 64 – 66; 5, д. 3, л. 10, 11, 21, 72, 73, 155; 6, д. 1, л. 10, 11, 13, 62; 7, д. 1, л. 11, 133; 8, д. 1, л. 10, 11, 12, 53; 9, д. 1, л. 9, 139; 10, д. 1, л. 9; 15, с. 12; 18, с. 475, 501].

Картину трудовой активности молодых рабочих областного индустриального сектора в 1970 – 1980-е гг. дополняют сведения об участии тамбовской молодёжи в движении за коммунистический труд. Возникшее в конце 1950-х гг. как одна из форм объединения передовиков производства, движение развивалось по двум организационным направлениям: индивидуальному и коллективному. Соответственно, его участникам, при соблюдении установленных производственных нормативов, присваивалось звание ударников и бригад коммунистического труда. Если в первые годы существования движения преобладала его коллективная форма, то в 1970-е гг. преимущественное распространение получила индивидуальная. Согласно проведённому в эти годы обследованию, в промышленности, производительность труда ударников коммунистического труда и претендентов на звание ударника превосходила уровень производительности простых рабочих в среднем, соответственно, на 11 % и 4 % [18, с. 475].

Численность тамбовской молодёжи, участвующей в движении за коммунистический труд, согласно официальным отчётам, в начале 1970-х гг. составляла 44 тыс. человек, а во второй половине 1970-х гг. – 70 – 80 тыс., то есть от 25 % до 50 % всех занятых в сфере материального производства. Численность молодых ударников коммунистического труда в середине 1970-х составила 29,5 тыс. человек, а в годы 10-й пятилетки 1976 – 1980 гг. достигла 34,5 тыс. или, примерно, 20 % всех молодых рабочих и колхозников Тамбовской области (данные пропорции идентичны общеобластным показателям). Если говорить об отраслях индустрии, то имеются данные по ряду городов и промышленных предприятий области. Так, среди молодых рабочих Тамбова, доля ударников в конце 1960-х гг. составила около 12 – 15 %, а в конце 1970-х – не менее 30 %; по Мичуринску этот показатель в середине 1970-х достигал 43 %, а в конце десятилетия – почти 50 %. В первой половине 1970-х гг. на жердевском сахарном заводе доля ударников среди молодых рабочих достигала 25 %, на мичуринском «Прогрессе» и «Моршанскхиммаше», среди комсомольцев, соответственно, 39 % и 35 % [2, д. 2, л. 7, 43; 3, д. 65, л. 43, 44, 62 – 65, 83, 84, 122; 4, д. 6, л. 12, 64 – 66; 5, д. 3, л. 12, 21, 155; 6, д. 1, л. 62; 7, д. 1, л. 12; 13, с. 26; 17, с. 367, 370].

В целом идея движения за коммунистический труд потеряла свой морально-стимулирующий заряд уже к началу 1970-х гг., когда стала очевидной нереалистичность партийной программы построения коммунизма за двадцать лет (к 1980 г.), превратившись, по существу, в формальную процедуру отличия дисциплинированных работников.

Столь же нежизнеспособными и неэффективными с экономической точки зрения являлись и другие «движения» периода «развитого социализма»: возродившееся в годы 9-й пятилетки 1971 – 1975 гг. движение за встречный план (существовало в эпоху первых пятилеток) и возникшее в 30-летнюю годовщину Победы движение «за себя и за того парня» – включение в состав трудовых коллективов погибших в годы Великой Отечественной войны.

Сущность движения за встречный план заключалась в выдвижении трудовыми коллективами своих, повышенных по отношению к запланированным министерством, «альтернативных» производственных обязательств. Участие тамбовского комсомола в этом движении носило показной характер: в первой половине 1970-х гг. рекламировался опыт комитета ВЛКСМ завода подшипников скольжения по мобилизации молодых рабочих на выполнение встречного плана 1974 г.

Движение «за себя и за того парня», моральный стимул и экономический эффект которого базировался на чувствах патриотизма и уважения молодёжи 1970-х к памяти поколения, сокрушившего фашизм, возникло в 1975 г. среди московских комсомольцев. В год 30-летия Победы в нём приняло участие 67 тыс. молодых рабочих и колхозников Тамбовщины. Среди предприятий промышленности одними из первых внедрили этот «почин» комсомольские организации тамбовских заводов «Ревтруд» и «Электроприбор». Движение заглохло вместе с юбилейными торжествами. Его «эхо» проявило себя через десять лет: по случаю 40-летия Победы комсомольско-молодёжные коллективы некоторых тамбовских предприятий («Пигмента», котовского завода пластмасс) вышли с «инициативой» «включения» в свой состав Героев Советского Союза – бывших работников предприятия, и погибших воинов-интернационалистов [4, д. 6, л. 12; 5, д. 3, л. 10, 72, 73; 9, д. 1, л. 9, 50].

Ещё одной искусственной попыткой повышения эффективности труда молодёжи на базе совершенных форм его организации стала реализация в 1970 – 1980-е гг. идеи комсомольско-молодёжных коллективов, явившихся развитием старой коллективной формы труда – комсомольско-молодёжных бригад. В таких коллективах предполагалось внедрение прогрессивных форм организации и оплаты труда: бригадного подряда и хозрасчёта. Согласно расчётам тех лет, бригадная форма, за счёт углубления специализации работников, обеспечивала рост производительности труда в среднем на 10 – 15 %.

В Тамбовской области появление комсомольско-молодёжных коллективов относится к рубежу 1960 – 1970-х гг., в середине 1970-х гг. по всем отраслям народного хозяйства насчитывалось около 860 коллективов, к началу 1980-х – 1000, в середине 1980-х – 1300 и в конце 1980-х – 400. Приблизительно 60 – 65 % коллективов приходилось на индустриальные сектора – промышленность, транспорт и строительство, в том числе 45 - 50 % – на промышленный сектор (с 1979 по 1986 г. число комсомольско-молодёжных коллективов в областной промышленности выросло с 462 до 576). В комсомольско-молодёжных коллективах в конце 1970 – первой половине 1980-х гг. было объединено от 8 до 12 тыс. человек (4,3 – 5,5 тыс. промышленных рабочих). В середине 1980-х гг. 1/3 коллективов работала по методу бригадного подряда. Всего же бригадная форма труда в начале 1980-х гг. объединяла 26 % молодых производственников Тамбовщины (для сравнения: в целом в областной промышленности в бригадах трудилось тогда 60 % рабочих).

Однако эффективность работы комсомольско-молодёжных коллективов оказалась ниже предполагаемой: например в годы 10-й пятилетки 1976 – 1980 гг. лишь 15 % коллективов удалось добиться значительного роста производительности труда – около 125 % к плану. Ещё хуже оказались результаты работы комсомольско-молодежных коллективов в годы 11-й пятилетки 1981 – 1985 гг.: если в предшествующее пятилетие досрочно справилось с планом 500 коллективов (основная масса – с незначительным опережением графика) или 50 % от общего числа, то в первой половине 1980-х гг. – только 80 или 7 %.

Одной из причин такого состояния дел стал неправильный, главным образом, директивно-формальный подход комсомольских комитетов к формированию коллективов: основное внимание обращалось на соблюдение долевых пропорций – не менее 2/3 молодёжи до 30 лет, второстепенное – на психологическую совместимость, дисциплинированность и уровень квалификации членов коллектива. Ещё дальше в середине 1980-х гг. пошли комитеты ВЛКСМ некоторых предприятий Тамбова – «Тамбоваппарата», «Октября», завода подшипников скольжения, приняв решение укомплектовать комсомольско-молодёжные коллективы отстающими рабочими с включением в их состав опытных наставников. При таком подходе описанный выше результат выглядит вполне обоснованным.

На завершающем этапе «перестройки» – в конце 1980-х гг., с внедрением рыночных механизмов в производственные отношения, идея комсомольско-молодёжных коллективов с их возрастным порогом была похоронена: единственным абсолютно обоснованным критерием существования коллективной формы труда стал уровень рентабельности, обеспеченный квалификацией и трудовой дисциплиной работников [3, д. 65, л. 12; 4, д. 6, л. 12; 5, д. 3, л. 21, 155; 7, д. 1, л. 133; 8, д. 1, л. 10, 106; 9, д. 1, л. 50; 10, д. 1, л. 9, 11, 161; 11, д. 1, л. 10; 12, с. 20; 17, с. 434; 20, с. 34].

Разнообразные производственные «почины» и «движения» и связанные с ними достижения в сфере материального производства в советской экономической системе, по большому счёту, развивались в рамках неизменного базового трудового метода – «штурмовщины» – усиленной производственной гонки в конце отчётного периода (месяца, года, пятилетки). Однако, в эпоху НТР «штурмовщина», не подкреплённая наукоёмкой современной материально-технической базой, была уже бессильна обеспечить динамичное поступательное развитие производства и необходимую для этого развития производительность труда.



1. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 4.

2. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 6.

3. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 7.

4. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 9.

5. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 10.

6. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 14.

7. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 16.

8. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 22.

9. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 26.

10. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 32.

11. ГАСПИТО. Ф. П-1184. Оп. 36.

12. Делегату XXIII областной комсомольской конференции: От XXII конференции (декабрь 1979 года) до XXIII конференции (февраль 1982 года). – Тамбов, 1982.

13. Комсомол Тамбовской области в цифрах и фактах (Материалы к отчётному докладу Тамбовского обкома ВЛКСМ XXI отчётно-выборной комсомольской конференции). - Тамбов, 1978.

14. Народное хозяйство Тамбовской области в восьмой пятилетке. – Тамбов, 1971.

15. Народное хозяйство Тамбовской области за годы десятой пятилетки. – Тамбов, 1981.

16. Народное хозяйство Тамбовской области за годы двенадцатой пятилетки. – Тамбов, 1991.

17. Очерки истории Тамбовской организации КПСС. – Воронеж, 1984.

18. Родина Советская, 1917 – 1987: Ист. очерк / Ю.С.Борисов, Г.Н.Голиков, М.П.Ким и др.; Под общ. ред. М.П.Кима. – 5-е изд., доп. – М., 1987.

19. Слезин А.А. Огосударствление комсомола: неоднозначность последствий // Юридический мир. - 2006. - № 9. С. 75 – 80.

20. Тамбовская областная комсомольская организация в отчётный период: От XXIV конференции (декабрь 1984 года) до XXV конференции (январь 1987 года). – Тамбов, 1987.

21. Тамбовский комсомол: грани истории. Том. 2. 1946 – 1991 / А.А.Слезин, Д.М.Олейников, А.А.Беляев, В.Е.Бредихин и др.; науч. ред. А.А.Слезин; отв. ред. Д.М.Олейников. – Тамбов: Юлис, 2010.

22. Экономическая история СССР: очерки / рук. авт. колл. Л.И.Абалкин. – М.: ИНФРА-М, 2009.

Категория: Статьи   Опубликовано: 11.05.2011 05:34  Автор: В.Е. Бредихин   Просмотров: 2724

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru