Календарь

Июнь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
«Жизнь, превратившаяся в вечность...» (к 125-летию основателя Тамбовского театра кукол художника А.П.Ефимова) PDF Печать
Автор: С.В.Вавилова   
26.12.2017 11:02

Неисчислимы те пути,

Что движут Духом человеческим.

Одним – сквозь тернии идти,

Другим – всю жизнь прожить в беспечности…

О. Трускавецкая

Имя Александра Петровича Ефимова, долгие годы незаслуженно бывшее в забвении, неразрывно связано с Тамбовщиной. Именно на тамбовской земле жили и творили А.П.Ефимов и его жена Н.Н.Ефимова, ставшие основателями Тамбовского кукольного театра. Именно здесь, в школе № 6 г. Тамбова, учился их сын Вадим Александрович Ефимов, удостоенный звания Героя Советского Союза.

Многие годы поиском материалов о судьбе А.П.Ефимова и сестры своей матери Н.Н.Ефимовой (в девичестве Сониной) занимался известный тамбовский краевед, писатель Н.А.Громаков. Результатом этой работы стала книга «Время и судьбы (семья Ефимовых)». Документы, собранные Н.А.Громаковым, поступили на хранение в ТОГБУ «ГАСПИТО» в 2013 году: биографии, свидетельства, удостоверения, эскизы, каталоги выставок, справки о реабилитации, газетные статьи, фотодокументы. Они позволяют составить определенное представление о личности художника, его жизни и творчестве.

Александр Петрович Ефимов родился в г. Борисоглебске Тамбовской губернии в августе 1892 года. Семья была большая – три сына и три дочери. Сын Вадим писал в воспоминаниях: «Дед, Петр Иванович Ефимов, выходец из крепостных крестьян, был цирюльник – стриг, брил, кровь пускал, делал парики для театров и преуспел в этом и, как следствие, − тесно соприкасался с театральным миром....Увлечение театром повлияло на подход к образованию детей – все три сына учились в Пензенском художественном училище» [1, д. 7, л. 1].

Пензенское училище было создано в 1898 году и считалось одним из лучших провинциальных учебных заведений того времени. Среди преподавателей − живописцы К.К.Гранковский, Н.Ф.Петров, П.И.Коровин, И.С.Горюшкин-Сорокопудов. Александр Ефимов поступил в Пензенское художественное училище в 1910 году и попал на обучение именно в студию И.С.Горюшкина-Сорокопудова, который являлся учеником И.Е.Репина. Педагог был незаурядной личностью, принимал активное участие в выставках в Москве и Петербурге, вел переписку с известными художниками. У своих учеников он старался развивать способности к образному мышлению, умение улавливать тонкие нюансы цвета, любовь к русской культуре.

В апреле 1916 года Александр Ефимов получил свидетельство, в котором значилось: «признан окончившим полный курс художественных, специальных и общеобразовательных предметов» [1, д. 3, л. 1 об.].

Однако его мечтам о творческой деятельности не суждено было сбыться: шла Первая мировая война и он, будучи военнообязанным, был призван на фронт. «На войне был сначала рядовым, а потом, окончив краткосрочные курсы, получил первичное офицерское звание прапорщика. За участие в боях и проявленную храбрость был награжден Георгиевским крестом» [1, д. 7, л. 1].

После революционных событий 1917 года Александр Ефимов вернулся в Борисоглебск. Здесь была создана художественная студия живописи и рисования, где он преподавал. Некоторые из учеников студии стали известными художниками, наиболее знаменитый из которых − живописец, график, член Союза художников (1932) П.И.Шолохов. Имя П.И.Шолохова носит Борисоглебская картинная галерея (2000), его произведения хранятся в Государственной Третьяковской галерее, Ясной Поляне, Мелиховском музее-заповеднике и др. Одна из учениц студии – Наташа Сонина в 1922 году вышла замуж за А.П.Ефимова.

В письме к сыну в 1956 году Наталия Николаевна Ефимова писала: «Я с Шолоховым была в хороших отношениях. Мы оба были учениками студии. И он в своем письме обращался ко мне «Здравствуй, Наташа». Это даже смешно, но в его представлении, (как он пишет), я все та же Наташа.

Так что, если ты его разыщешь, то, я думаю, он симпатично отнесется к тебе. Ты не стесняйся его.

… Он знал отца вот в те далекие годы, когда я еще была девочкой Наташей Сониной» [1, д. 79, л. 9].

Начавшаяся Гражданская война не оставила Ефимову шансов на мирное существование и занятие творчеством. Он снова на фронте, теперь уже красноармеец, командир стрелковой роты. В боях под Казанью Ефимов был ранен и впоследствии демобилизован.

Возвратившись в Борисоглебск, Александр Петрович создает семью с Наташей Сониной, с которой все это время поддерживал связь. В 1923 году у них родился сын Вадим, в 1925 − дочь Лия.

Александр Петрович − любящий муж, заботливый и очень трепетный отец. Сохранившиеся в архиве его немногочисленные дневниковые записи о сыне, о том, как растет и развивается Вадим, или, как он его с любовью называл, «Вадя», «Вадюша», пронизаны любовью и тревогой, терзаниями и сомнениями отцовской души:

«Приехала еще одна сестра – привезла гостинцев. Вадим налег на шоколад и, кажется, много съел.

14 июня днем лег спать – слегка был жарок. В 5 часов вечера его знобило. Сестра взяла его на руки – он дрожал от лихорадки, молчал, бедняжка, не понимая, что с ним делается. Его уложили в кроватку. Мерили температуру, укрыли. Вдруг как-то странно у него вырвался стон-крик … и начались судороги, глазки закатились, весь он судорожно трясся, посинел. Бабушка сказала, что это с ним детское… Я бросился за доктором. Был ветер и гроза. Когда я вернулся, Вадя успокоился, лежал в полузабытьи, было страшно видеть на его сразу осунувшемся личике бледность. Доктор определил, что это с ним был припадок от приступа малярии или судороги от резкого перехода температуры. Так началась его болезнь. На другой день он уже ходил. До 18 июня он свободно ходил, играл, гулял со мной.

18 июня повысилась температура, он слег. Только на 3-4-й день определили – у него корь» [1, д. 82, л. 3 об.].

В январе 1926 года Вадим снова заболел. На этот раз ему необходимо было делать операцию в Москве по удалению миндалин и аденоидов. Александр Петрович достал денег из кассы взаимопомощи, решившись везти сына в Москву, купил билет на 13 января. Очень переживая, уже отправив сына с женой в Москву, он описывал свои чувства в дневнике: «У меня было желание плюнуть на все это дело и оставить Вадьку дома. Пусть похрапит до более теплого времени. Мотивы следующие. Сейчас холод. Ехать не так-то удобно при нашей бедности. Зарываясь в долги, я не сумею в дальнейшем как следует питать моих крошек. И страшно отпускать Вадика на операцию. Он впечатлительный.

… Если бы я знал, что опасность для Вадика очевидна, я не стал бы задаваться никакими колебаниями и с легким бы сердцем отправил Вадюшу, зная, что делаю хорошо.

…До самого отхода поезда и теперь, уже после отъезда Вадюши, я не имею никакого решения. Хотя сейчас, может под влиянием сцены и обстоятельств проводов Вадика, я раскаиваюсь в своем безволии. Надо бы оставить Вадика. Вчера, 13-го, в 4 часа утра разбудили Вадюшу, соблазнили конфетками – одели, он очень довольный, что поедет сейчас на лошадке, как сейчас передо мной его радостная мордочка, он пьет молочко, кушает конфетки. Я отправился за извозчиком – Вадик заплакал, думая, что я ухожу. Его успокоили тем, что стали одевать в шубку и т. п.» [1, д. 82, л. 6 об., 7].

В Борисоглебске, кроме работы в художественной студии, А.П.Ефимов «писал декорации в театре, точнее в Народном доме (по теперешней терминологии – в городском клубе), где гастролировали приезжие труппы. …Работал преподавателем на рабфаке в строительном техникуме» [1, д. 7, л. 1], в педучилище и авиашколе.

Новый этап в жизни Александра Петровича начался в 1930 году, когда вся семья Ефимовых переехала в Тамбов. Здесь жила его старшая сестра Екатерина Петровна Ефимова, работавшая директором школы, друзья, среди которых А.И.Левшин, знакомый по учебе в Пензенском художественном училище. В Тамбове функционировало местное отделение Ассоциации художников революционной России (с 1934 года – Тамбовское отделение Союза советских художников), городское товарищество «Художник», работал художественный техникум, постоянно проводились выставки – культурная жизнь провинциального города была достаточно насыщенной. «Может быть, впервые за долгие годы Александр Петрович почувствовал в Тамбове благоприятную творческую обстановку, во многом соответствовавшую его художественном убеждению, и очень скоро он сам начал активно участвовать в художественной жизни города» [2, с 15].

Тамбовское городское товарищество «Художник» выполняло по заказам организаций и частных лиц живописные и графические работы: вывески, лозунги, портреты, жанровые картины. Работал в товариществе и Александр Петрович. По воспоминаниям В.А.Ефимова: «Его работа как художника включала, главным образом, выполнение различных заказов: портреты передовиков производства, героев Гражданской войны. В том числе им была выполнена большая работа для санатория в Асеевском дворце − панно «Физкультурники», «Пляж», «Цветущие яблони». «Для себя» отец писал и рисовал мало – не хватало времени. Но все же сохранились некоторые его работы – наброски, эскизы, пейзажи, портреты, свидетельствующие о его недюжинных творческих способностях» [1, д. 7, л. 1].

В 1932 году Ефимов начал работать в Тамбовской кавалерийской школе преподавателем черчения и военной топографии. Оставаясь членом худсовета местного отделения Союза художников и товарищества «Художник», Ефимов осуществлял «наблюдение за качеством продукции товарищества, за художественным оформлением клубов и других культурных учреждений» [2, с. 15], выезжал на совещания по делам искусств в Воронеж и другие города в составе делегаций тамбовских художников, принимал участие в выставках.

Вот как некий В.Т. в статье «Наша школьная изовыставка», опубликованной в газете Тамбовской кавалерийской школы в феврале 1935 года, отзывался о работах А.П.Ефимова: «Надо всячески приветствовать идею организации этой выставки. Несмотря на то, что она была небольшая, а это плохая характеристика такому большому, сильному коллективу, как наша школа, она была все-таки интересной, оставила такое впечатление.

…Хорош зимний этюд т. Ефимова, особенно его левая сторона. Крепко дан воздух, солнце, морозец, зимняя прозрачность теней, прелесть ощущения здоровой зимы, движение лыжников. Хорошую, бодрую зарядку дает эта картина. Хороши краски, хороша звеняще хрустальная перспектива. Есть в нем кое-что от работ Грабаря. Хороший, в советский тон, в тон нашей стройке, бодрый пейзаж. Хороша его «Головка дочери», хороши карандашные этюды: головы женщины, красноармейца, старого мужчины. Этюды, пейзажи в красках тянут назад. В копии картины Герасимова серьезно сделан Сталин, остальное не то, хотя остальное, судя по репродукциям, плохо и у Герасимова. Хороши его куклы, Буденный на портрете лишне трагичен, что, как известно, совсем ему не свойственно никак…» [1, д. 16, л. 1].

К выставке «Колхозная жизнь победила» А.П.Ефимов создал картину «Охрана колхозного урожая», а в мае 1935 года на отчетной художественной выставке Тамбовского Союза советских художников за 1934-1935 гг. представил пять работ: «Весна», «Коллектив кукольного театра за работой», «Охрана колхозного урожая», «Портрет дочери», «Сосновый лес». В отзыве об этой выставке, опубликованном в «Тамбовской правде», говорилось: «Художник Ефимов – определившийся мастер изобразительного искусства. У него заметно стремление к новому, к богатой советской действительности» [2, с. 19].

В 1936 г. Ефимов представил уже восемь картин для выставки самодеятельного изобразительного искусства Московского военного округа: «Весна», «День отдыха», «Детский кружок кукольного театра», «Домик в лагерях», «Зима», «Отличница учебы, «Цветы».

Александр Петрович работал и над декорациями для оформления спектаклей Тамбовского драматического театра.

Пожалуй, главное увлечение Ефимовых – кукольный театр, стало делом их жизни. Объединив любовь к детям, искусству, театру, будучи талантливыми художниками и педагогами, они стали основателями профессионального кукольного театра в Тамбове, открыв юным зрителям творчество, дарящее радость и воспитывающее добрые чувства.

Наталия Николаевна работала учителем рисования и черчения в школе № 6 г. Тамбова, где по ее инициативе был создан кружок юных кукловодов. Для занятий кружка в школе выделили подвальное помещение, которое и стало творческой мастерской. К концу 1932 года кружок уже стал школьным детским театром. По воспоминаниям В.А.Ефимова: «В создание театра, постановку спектаклей вкладывалось много труда. Куклы изготавливались вначале у нас дома, в том числе и с моим участием… Отец делал эскизы, лепил головы, резал из дерева, раскрашивал. Мать шила костюмы, клеила. Помогали кружковцы из школы, а впоследствии – актеры театра. Видимо, с самого начала сыграла роль увлеченность ефимовской семьи театром вообще. Возможно, потом был какой-то толчок от впечатлений, полученных в 20-е годы в связи с гастролями кукольников Ефимовых (И.С.Ефимов и Н.Я.Симонович-Ефимова), которые гастролировали в Липецкой, Тамбовской областях, возможно, были и в Борисоглебске. Во всяком случае, книга Симонович-Ефимовой с характерными ее иллюстрациями о театре Петрушки у нас была (я ее помню с самого детства). Да и первые куклы Петрушки (их было несколько) очень напоминали по форме Петрушку ефимовского. Кстати, довольно долго при работе с Петрушкой артисты пользовались пищиком. Позже появились куклы на тростях, марионетки, куклы с подвижным лицом» [1, д. 7, л. 2].

Театр работал на общественных началах, однако одного энтузиазма было недостаточно. На работе сказывалось и отсутствие помещения и материальных средств, и недостаточное внимание местных властей.

В декабре 1933 года представителем Наркомпроса проводилась проверка состояния внешкольной работы с детьми в г. Тамбове, по материалам которой президиум Тамбовского горсовета принял постановление утвердить «представленную смету гороно на содержание кукольного тетра в сумме 1200 рублей» [2, с. 23]. Организация театра была поручена Н.Н.Ефимовой, она же назначалась художественным руководителем и директором театра.

День 4 января 1934 года, когда Тамбовский кукольный театр открыл свой первый сезон, считают днем его основания.

Становление театра проходило в то время, когда каждое культурное и образовательное учреждение считалось боевой единицей, перед которой ставилась идеологическая задача − сформировать нового человека, преданного новому строю и коммунистическим идеалам. Очень красноречиво говорят об этом и названия первых кукольных спектаклей «Анти-Рождество», «К Октябрю», «Путешествие Кати-малолетки по стране пятилетки».

27 апреля 1934 года Тамбовским отделением Союза советских художников был проведен первый показательный вечер кукольного театра. А.П.Ефимов выступил на вечере с докладом «О принципах работы с куклами», в котором активно пропагандировал «идею дальнейшего совершенствования кукольного театра как одного из эффективных средств воспитания детей» [2, с. 24, 25].

Александр Петрович и Наталия Николаевна пытались внести в работу театра свежие темы и формы работы. «Им нравился процесс, когда художник становился как бы сказочным Папой Карло, создающим из различных деревяшек, лоскутов материи и других подручных материалов непослушного Буратино. Именно под их руками будущая кукла уже в период создания приобретала свойственные только ей внешние черты характера. Особенно упорно трудились над лицом куклы, которое являлось как бы средоточием ее образа» [2, с. 25].

В декабре 1934 года президиум городского Совета принял решение о переводе кукольного театра из системы гороно в систему отдела по делам искусств и «в феврале 1935 года закрепил за ними верхнее фойе театра имени Луначарского, небольшой зал на триста мест, ранее занимаемый декорационной мастерской, и две комнаты» [2, с. 26].

Коллектив театра устраивал спектакли для школ, детских домов и детских садов с выездом на место. Была даже специально сделана небольшая легкая ширма, позволявшая давать спектакли в любых условиях. Кроме представлений для детей, театр делал постановки и для взрослой аудитории, сопровождая их докладами по художественному воспитанию детей. В дальнейшем артисты театра планировали проведение таких мероприятий, в первую очередь, для студентов учительского института, педагогического техникума и областной школы детского коммунистического движения.

«К марту 1936 года было проведено три таких вечера, на которых, кроме показа спектаклей «Каштанка» и «Эстрада кукол», были сделаны доклады на тему «Роль кукольного театра в воспитательной работе школы» [2, с. 28].

В 1936 году накануне празднования 19-й годовщины Октябрьской революции «Тамбовская правда» писала: «Приближается праздник Октября. В числе праздничных развлечений детворы одно из первых мест занимает кукольный театр. То-то будет смеха, веселья, восторгов» [2, с. 27].

В те праздничные дни артисты театра выступили в пяти детских садах, некоторых клубах, перед детьми преподавателей учительского института, выезжали на гастроли в г. Мичуринск.

В апреле 1937 года по постановлению Тамбовского городского Совета депутатов трудящихся кукольный театр был передан в ведение городского театра «вместе с предназначенной кукольному театру дотацией» [2, с. 28] и переименован в «Театр кукол при Тамбовском драматическом театре».

1937 год начинался для Александра Петровича достаточно удачно и был плодотворным в творческом отношении. В январе он снова стал членом худсовета Тамбовского отделения Союза советских художников, в марте − вошел в состав выставочного комитета проходившей в г. Воронеже областной художественной выставки. Семь тамбовских художников представили на ней 42 работы, среди которых две принадлежали А.П.Ефимову: «Отличница учебы» и «Портрет».

А.П.Ефимов готовил несколько картин для художественной выставки «XX лет РККА и Военно-Морского Флота», которую планировалось провести в мае 1938 года в Москве.

«В это же время в рамках подготовки к 20-летию Октября он по заказу товарищества «Художник» начал работать над несколькими картинами из жизни Красной Армии и одновременно с большим воодушевлением продолжал работать над обустройством помещения кукольного театра в здании драматического театра» [1, д. 5, л. 1]. Была сооружена сцена с поворотным кругом, позволяющим менять декорации и создавать «эффект движения»; экран, где разыгрывались теневые картины. Была оборудована небольшая столярная мастерская, в которой изготавливали даже специальную мебель для самых маленьких зрителей. Александр Петрович по собственным эскизам на стенах зала написал два панно − «У Лукоморья дуб зеленый» и «Жар-птица» [в воспоминаниях В.А.Ефимова эти панно носят название «Иванушка с жар-птицей» и «Золотая рыбка» [1, д. 7, л. 2]. Фойе украшали две его картины −«Сталин с Гелей Маркизовой», «Ленин в детстве» и панно «Парашютный десант». [2, с. 29].

В конце мая 1937 года Александр Петрович выехал вместе с семьей в Трегуляй, в летние лагеря кавалерийского училища. Находясь там, он участвовал в оформлении праздничных мероприятий в честь 19-летия основания училища и торжественного открытия лагерей, в постановке 10-го юбилейного детского физкультурного праздника. Для торжественного открытия детского парка на набережной реки Цны им было написано несколько картин, плакаты, стяги. В то же время Ефимов «вместе с коллективом кукольного театра активно готовился к поездке в сентябре в г. Воронеж на областной смотр кукольных театров, на котором на выступление тамбовских артистов было отведено три дня»[2, с. 3].

В его планах на будущее − постановка новых спектаклей в кукольном театре и создание художественных картин, воспитание сына художником, достойно бы продолжившим его дело. Но им не суждено было осуществиться.

В.А.Ефимов вспоминал: «В августе 1937 года был арестован почти весь командный и преподавательский состав кавалерийского училища, начиная от начальника – полковника Шайдемана [Е.С.Шейдемана]… Аресты проводились в лагерях кавалерийского училища недалеко от Тамбова в Трегуляевском лесу, где и мы в то время жили. Жили командиры и преподаватели с семьями по лагерному, в маленьких фанерных домиках в лесу. У меня сохранился отцовский рисунок, на котором изображен «наш домик» среди сосен. Вот в эти домики и приходили по ночам забирать людей. А через фанерные стенки слышно было, что делается в соседнем домике. Дошла очередь и до нас. Ночью увели отца, и мы больше его не видели» [1, д. 7, л. 3].

В квартире Ефимовых на улице Кронштадтской и в творческой мастерской Ефимова были проведены обыски, конфискованы старые фотографии, документы о награждении, эскизы будущих полотен. Вот как вспоминает об этом в письме к сыну Наталия Николаевна: «При обыске во время ареста ни дома на Кронштадтской, ни в домике, ни в лагере ничего не было найдено позорящего отца, да и не могло быть, конечно, найдено, т. к. отец был честным,преданным своей Родине гражданином.

Когда я виделась со следователями, которые вели его «дело», я пыталась доказать, что отец невиновен, но что значили мои слова в то страшное время? Порой я была не сдержана и говорила, что они из честных людей делают врагов народа, они грозили и меня арестовать за то, что я развожу «контрреволюцию», и говорили мне, что невиновных в НКВД не забирают и т. д. Но ты и Лия были хоть счастливы, что меня не забрали, а ведь многие жены пошли вслед за мужьями, также было и из учебной части кавшколы, где работал отец.

После ареста я отца не видела, если не считать встречи на улице, когда его вели на допрос». [1, д. 79, л. 2 об., 3].

Только через некоторое время Александру Петровичу удалось переправить единственное и последнее письмо, в котором он просил не верить тому, что о нем будут говорить следователи, так как он ни в чем не виноват. Позже жене сообщили устно, что ее муж выслан без права переписки. Сейчас-то известно, что скрывается за такой формулировкой. А тогда семья еще надеялась, «что может быть отец и вернется» [1, д. 7, л. 3].

Наталья Николаевна была уволена из театра и больше туда не вернулась, впоследствии работала в детском доме воспитателем, была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». После начала войны с дочерью Лией и сестрой мужа Екатериной Петровной перешла жить в семью своей младшей сестры Веры Николаевны и ее мужа Александра Емельяновича Громаковых. Вадим Ефимов находился в Башкирии, куда была эвакуирована Московская художественная школа, в которой он учился. По окончании обучения в мае 1942 года Вадим был направлен в Московское военно-инженерное училище, а в ноябре 1943 года − на Западный фронт. За мужество и героизм награжден двумя орденами Красной Звезды, 29 июня 1945 года ему присвоено звание Героя Советского Союза.

После окончания войны попытки Вадима Александровича узнать о судьбе своего отца не увенчались успехом. Он вспоминал: «... я, будучи взрослым, да еще и Героем Советского Союза, обратился в НКВД с просьбой сообщить о судьбе отца. Через несколько месяцев матери было сообщено (устно), что отец «умер от воспаления легких в 1944 году» [1, д. 7, л. 3].

В 1956 году после XX съезда КПСС В.А.Ефимов вновь обратился в военную прокуратуру с просьбой о пересмотре дела отца. Необходимо было заручиться положительными отзывами о нем от нескольких человек, что было совсем не просто. В этом ему помогла мать Наталия Николаевна, жившая в то время в Волгоградской области в семье дочери. В письме к сыну она писала о людях, знавших Александра Петровича, друживших с ним: «...Если найдешь Шолохова, побывай у него (тем более что это Москва). Он, конечно, напишет хороший отзыв об общественной деятельности отца. Ведь эта студия была создана отцом, в ней много было уч[ащи]хся и, если не ошибаюсь, материально она ничего недавала отцу. Одним словом, Петр Иванович напишет.

...Я знаю, живет в Тамбове Селезнев, брат учительницы Селезневой, которая работала с тетей Катей в деревне под Тамбовом. Он работал с Левшиным, но он, кажется, работал в канцелярии, но он мог бы посоветовать, м[ожет] б[ыть], он знает кого, кто работал в то время и кто знал отца или, м[ожет] б[ыть], сам написал бы.

... Думаю, что в Тамбовском Союзе художников не откажутся написать отзыв об отце, если не Союз, то художники Нестеров, Левшин.

... Левшин Алексей Иванович... работал с отцом в Союзе художников в Тамбове. Сам он последнее время преподавал в школе.

Нестеров, старик, всегда интересовался судьбой отца после ареста, всегда меня расспрашивал.

Художник Кожухов Василий Иванович, преподаватель техникума, тоже, думаю, напишет.

Все они знают отца по работе в Союзе художников г. Тамбова. Кто еще? Конечно, кое-кто из старых преподавателей 6-й школы, когда мы там жили, но ведь интереснее от людей по совместной работе.

Черняк (еврей), он работает в редакции «Тамбовской правды». Он знал отца по работе в кукольном театре.

... А у Селезнева побывай, он ведь знал отца, и, думаю, напишет, а ведь это важно, что он работал в то время в кавшколе.

... Важно тебе получить положительные отзывы об отце, напишешь заявление, вероятно, нужен и тебе отзыв из академии, или твое геройство уже является для тебя отзывом? Если надо, приложи отзыв обо мне, напиши, где работает Лия, посоветуйся с кем там надо в Москве и подавай.

Он [Шолохов] напишет о нем, как о хорошем воспитателе юных талантливых художников. Ты какого мнения?» [1, д. 79, л. 3 об.-5, 6 об.,7, 9 об.].

А.И.Бирюк, Л.Н.Кашин, А.И.Левшин, Н.П.Селезнев, П.И.Шолохов подтвердили честность и порядочность своего друга. А.П.Ефимов был посмертно реабилитирован в 1957 году. Но только в 2011 году родственники получили возможность ознакомиться с материалами следственного дела и вернуть некоторые документы, конфискованные в 1937 году. Где и когда он действительно погиб и где похоронен – узнать так и не удалось.

Конечно, в тамбовских газетах советского периода публиковались статьи, посвященные юбилеям кукольного театра, упоминалось и имя А.П.Ефимова, однако никакой информации о его судьбе не было. Тот факт, что Ефимов в 1937 году был арестован органами НКВД и расстрелян, не упоминался.

До наших дней дошло лишь несколько законченных картин Александра Петровича: «Весна», «Зима», «На Цне», «Сосновый лес», «Портрет А.Е.Громакова», «Портрет дочери», «Портрет жены», «Портрет сестры Анны Петровны» и др. В апреле-мае 2004 года в Тамбовской областной картинной галерее прошла выставка «Отец и сын. Две судьбы в искусстве», на которой были представлены работы А.П. и В.А.Ефимовых.

Тамбовский театр кукол продолжает радовать юных зрителей своим добрым творчеством, помогая им поверить в сказку. И пока живы картины и существует театр, память о замечательном человеке и талантливом художнике Александре Петровиче Ефимове будет жить вечно.

_____________________________

Примечания:

[1] ГАСПИТО. Ф. Р-9685. Оп. 2.

[2] Громаков Н.А. Время и судьбы (Семья Ефимовых). −Тамбов, 2005. − 70 с.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить