Календарь

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
К вопросу об источниковой базе изучения социально-экономического развития тамбовской деревни в советский период истории PDF Печать
Автор: И.И.Муравьева   
26.09.2017 16:54

К ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКОВОЙ БАЗЕ ИЗУЧЕНИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТАМБОВСКОЙ ДЕРЕВНИ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ

 

И.И.Муравьева

Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области, г. Тамбов, Россия, заведующий отделом использования документов и информатизации, e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

На основе архивных документов из фондов Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области показаны некоторые региональные особенности проведения государственной политики по укрупнению колхозов, преобразованию колхозов в совхозы, ликвидации неперспективных деревень в 1950-1960 годы, приведшие к массовому исчезновению тамбовских сел и деревень. На конкретных примерах показаны возможности архивных источников ГАСПИТО для научного исследования социально-экономической истории населенных пунктов Тамбовской области.

Ключевые слова: Тамбовская область, архивные источники, укрупнение колхозов, колхозы, совхозы, неперспективные населенные пункты, социалистическое переустройство села.

 

Документы фондов Тамбовского обкома КП РСФСР, Тамбовского сельского обкома КПСС, сельских районных комитетов КПСС / КП РСФСР отражают сложные социально-экономические процессы советского периода истории на региональном уровне, приведшие к массовому исчезновению тамбовских сел и деревень. По подсчетам ученого-краеведа Н. В. Муравьева, за период с 1940-го по 1992 год с тамбовской земли исчезло 2548 сельских населенных пунктов [16, с. 12]. В ГАСПИТО находится на хранение 1903 фонда первичных партийных организаций колхозов, содержащих 35711 дел за 1923-1991 годы, и 154 фонда первичных партийных организаций совхозов, насчитывающих 9654 дел за 1930-1991 годы [19, с. 118-119]. Этот массив документов содержит обширную информацию по социально-экономической и культурной жизни населенных пунктов Тамбовской области, в том числе по быту и настроениям сельских жителей, в советский период истории.

Государственная политика по ликвидации «неперспективных» населенных пунктов, направленной на сселение жителей из мелких сел в крупные и сосредоточение в них основной части населения, производственных и социально-бытовых объектов, берет свое начало с первой крупномасштабной кампании по укрупнению сельскохозяйственных артелей. Ее реализация в Тамбовской области имела свои отличительные особенности [1].

Первый этап кампании по укрупнению колхозных хозяйств начался летом 1950-го после выхода постановления ЦК ВКП(б) от 30 мая 1950 года «Об укрупнении мелких колхозов и задачах партийных организаций в этом деле» [14, 214-217]. В этой связи заслуживает внимания «План организационно-партийной и массово-политической работы на период подготовки и проведения укрупнения мелких колхозов Волчковского района в 1950 году», наглядно раскрывающий механизм проводимых преобразований [3, д. 238, л. 6-8 об.]. Значительное место отводилось агитационно-пропагандистской работе среди колхозного крестьянства. До проведения общих колхозных собраний в бригадах, на животноводческих фермах, по десятидворкам проводились беседы на тему: «Укрупнение мелких колхозов – путь к новому расцвету сельского хозяйства» (использовался материал из газет «Правда» от 25 июня 1950 г., «Тамбовская правда» от 27 июня 1950 г.). В Волчковском районе (ныне часть Мордовского и Петровского районов) до укрупнения было 92 колхоза, после преобразований осталось 24 [Там же, л. 17].

На 2-м пленуме Тамбовского обкома ВКП(б) 28-30 сентября 1950 года были подведены итоги работы по укрупнению мелких колхозов. Из 3135 колхозов, имевшихся в области, объединилось в течение лета 1950-го 2917 мелких артелей. В результате их объединения было создано 887 крупных колхозных хозяйств [8, д. 7719, л. 4]. Преобразования не затронули лишь 2,3% колхозов (73), которые считались крупными [Там же, д. 7721, л. 4]. Если в целом по стране за 1950 год количество колхозов сократилось в 2,1 раза [18], то в Тамбовской области по инициативе местного руководства эта кампания проводилась наиболее форсированными темпами. К 1 января 1951 года в области насчитывалось 1042 колхоза, а к осени 1952-го их осталось 968 [13, с. 76].

В ряде районов в короткие сроки произошло почти четырехкратное сокращение колхозных хозяйств. Так, в Глазковском районе (ныне часть Мичуринского района) до укрупнения было 66 колхозов, после укрупнения осталось 17 (объединяли 38 населенных пунктов) [2, д. 266, л. 55]. Во многих районах сельхозартели объединялись по территориальному признаку – один колхоз на один сельсовет [Там же, л. 27]. В Избердеевском (ныне Петровском) районе из 124 мелких колхозов было создано 32 крупных [8, д. 7721, л. 11]. В Инжавинском районе 86 мелких хозяйств были объединены в 22 укрупненных [7, д. 403, л. 1]. В Ржаксинском районе из существовавших 90 колхозов фактически было укрупнено 87, объединенных в 25 хозяйств [8, д. 7721, л. 125]. В Сампурском районе 113 колхозов из 115 подверглись объединению, в результате которого образовались 33 крупные сельхозартели [Там же, л. 177].

В постановлении 2-го пленума Тамбовского обкома ВКП(б) от 30 сентября 1950 года «Об итогах работы по укрупнению мелких колхозов и дальнейших мероприятиях по организационно-хозяйственному укреплению объединенных колхозов» наряду с хозяйственными задачами предлагалось районному партийно-советскому руководству при разработке перспективных «наметок» развития укрупненных колхозов на ближайшие годы обратить особое внимание на проведение необходимых мер по благоустройству колхозных сел, на строительство в каждом укрупненном колхозе типовых детских садов и площадок, культурных полевых станов на отдаленных полях, домов сельскохозяйственной культуры, общественных бань. В связи с выше намеченным произвести «сселение в ближайшие два года колхозных дворов из мелких поселков в единые крупные села» [Там же, д. 7719, л. 13].

В ряде районов местное руководство с энтузиазмом принялось за очередное «социалистическое переустройство» села. «Интересы крупных колхозов настоятельно требуют, чтобы разрозненность и разбросанность поселков и деревень от центральных усадеб колхозов и центров административного управления колхозов самым решительным образом и в короткий срок была бы ликвидирована» (из отчета Глазковского райкома ВКП(б) в Тамбовский обком партии от 31 декабря 1950 г.) [2, д. 266, л. 55 об.]. В Глазковском районе предполагалось переселить к центральным усадьбам колхозов 13 поселков и деревень (445 хозяйств). Это следующие населенные пункты: по Бибиковскому сельсовету – поселки Хоботец и Зеленый уголок, расположенные от центра колхоза «Красный Октябрь» на расстоянии 7 и 3 километров с количеством 45 и 21 дворов соответственно; по Вырубовскому сельсовету – деревни Богоявленское и Ново-Иван-Вырубово, расположенные от центра колхоза имени Буденного на расстоянии 3 и 4 километров с количеством 60 и 61 хозяйство соответственно; по 2-му Глазковскому сельсовету – поселок Дубрава, расположенный от центра колхоза имени Ленина на расстоянии 10 километров с количеством 20 дворов; по Гомзяковскому сельсовету – поселок Монтвидово и деревню Долгиновка, расположенные от центра колхоза «Большевик» на расстоянии 6 и 3 километров с количеством 54 и 43 дворов соответственно; по Желановскому сельсовету – деревни Старая Андреевка, Ржевка и Сурчино, расположенные от центра колхоза «Красное знамя» на расстоянии 4-6 километров с количеством 32, 48 и 37 дворов соответственно; по Изосимовскому сельсовету – поселок Новосельцы, расположенный от центра колхоза имени Ильича на расстоянии 3 километров с количеством 7 дворов; по Красивскому сельсовету – поселок Ульяновка, расположенный от центра колхоза «Коммунар» на расстоянии 8 километров с количеством 6 дворов; по Никольскому сельсовету – поселок Красивый, расположенный от центра колхоза имени Ворошилова на расстоянии 2 километров с количеством 10 дворов [Там же, л. 55 об.-56 об.].

Граждановские райком ВКП(б) и раийисполком после укрупнения колхозов наметили сселить 21 населенный пункт (520 дворов), мотивирую тем, что «разбросанность населенных пунктов не представляет возможности правильно организовать труд в крупных колхозах, а также усложняет руководство правления колхоза». Всего в Граждановском районе (ныне часть Бондарского и Кирсановского районов) на тот момент насчитывался 51 населенный пункт [11, д. 94, л. 26].

В Алгасовском районе (ныне часть Моршанского) в 1950 году намечалось сселить мелкие поселки Барановка, Смирное Новотомниковского сельсовета, Надежденка (Надежда) Дьячинского сельсовета и Бутырки Рыбинского сельсовета в крупные колхозные поселки [6, д. 376, л. 26]. В Ламском районе (ныне часть Сосновского) за два года (1951-1952) было намечено сселить 28 мелких населенных пунктов (1102 двора). На тот период в Ламском районе насчитывалось 64 населенных пункта [4, д. 912, л. 36].

В скором времени экономическая целесообразность проводимых мероприятий оказалась весьма сомнительной. В информации Граждановского райкома ВКП(б) в Тамбовский обком партии от 26 декабря 1950 года о выполнении постановления ЦК ВКП(б) по вопросу объединения мелких колхозов отмечалось: «…распыленность поселков в значительной мере препятствует правлениям колхозов в руководстве по налаживанию организации труда, осуществлению контроля за выходом на работу колхозников…» [11, д. 94, л. 18, 19].

В январе – феврале 1951 года проводились проверки состояния укрупненных колхозов в связи с подготовкой к весеннему севу. Так, 23-24 февраля 1951 года была проведена проверка состояния укрупненного колхоза «Коммунар» Красивского сельсовета Глазковского района. Укрупнение колхоза произошло 13 июля 1950-го из четырех колхозов Красивского сельсовета. В укрупненном колхозе имелось 311 дворов с числом трудоспособного населения 353 человека, из них 122 находились в отходничестве (работали в МТС, железнодорожном транспорте и советских учреждениях). Пахотная площадь укрупненного колхоза составляла 3374 гектара. Колхоз не выполнил плана по вспашке зяби на 42,5%, по севу озимых на 16% [2, д. 296, л. 21]. Колхоз имел 4 фермы. Из имеющихся 175 голов крупного рогатого скота только 20 голов были средней упитанности, остальные ниже средней и истощенные. Из 290 голов овец 260 были ниже средней упитанности и истощенные Несколько лучше обстояло положение с лошадьми и свиным поголовьем [Там же, д. 7719, л. 22, 22 об.].

Практически во всех 44-х фондах сельских районных комитетов КПСС / КП РСФСР имеются справки об экономическом состоянии колхозов, датированные августом 1950 и февралем-мартом 1951-го – непосредственно после укрупнения и через полгода после проведенной кампании. По каждому колхозу справки содержат следующие сведения: о количестве земли (в т.ч. пашни, лугов, пастбищ, садов, лесопосадок), дворов с наличием в них трудоспособных; о количестве полеводческих, строительных, садово-огородных, животноводческих, кормодобывающих бригад; о состоянии животноводства (численности крупного рогатого скота, лошадей, свиней. овец, птицы), о производственных и подсобных предприятиях (мельницы, крупорушки, шерсточесалки, кузницы, кирпичные заводы), ирригационных сооружениях, электростанциях; сельскохозяйственных машинах и инвентаре; принятом севообороте полевой и луговой площади с чередованием культур; основных итогах работы колхоза за прошедший год, урожайности зерновых культур, подсолнечника, сахарной свеклы, махорки, канатника, картофеля, корнеплодов; о посеве озимых и подъеме зяби, обеспечении семенами (в процентах к потребности); оплате труда колхозников (выдаче на один трудодень зерна, картофеля, денег); о количестве колхозников, не принимавших участие в колхозных работах и не выполнивших минимума трудодней, в т.ч. подростков (от 12 до 16 лет); о руководящих кадрах (председателе, секретаре партийной организации, агрономе) [5, д. 670, л. 2-6].

Как свидетельство стихийного протеста против укрупнения колхозов – это резкое увеличение числа колхозников, не выработавших установленного минимума трудодней, в сравнении с соответствующим периодом прошлого года, например, по районам: Ламский (18,5%), Лысогорский (21,6%), Никифоровский (21,7%), Первомайский (25,2%), Платоновский (19,5%) [8, д. 7721, л. 10]. В 1952 году 19,4% трудоспособных колхозников (или 56 тыс. от общего числа) не выработало минимума трудодней [Там же, д. 7919, л. 157].

На заседании бюро Тамбовского обкома ВКП(б) 6 апреля 1951 года после обсуждения закрытого письма ЦК ВКП(б) «О задачах колхозного строительства в связи с укрупнением мелких колхозов» среди главных ошибок, допущенных в этой работе, отмечались: «Вместо того, чтобы сосредоточить все силы и средства колхозов и МТС на решение главной задачи в сельском хозяйстве – дальнейшее повышение урожайности и всемерное развитие общественного животноводства при одновременном росте его продуктивности, эти [партийные и советские] работники [областных и районных организаций] занялись разработкой различных планов массового сселения деревень в крупные колхозные поселки. Областное управление землеустройства и севооборотов при разработке проектов землеустройства укрупненных колхозов исходило из необходимости в ближайшие годы массового сселения мелких поселков и колхозных дворов. При разработке перспективных планов развития колхозов, а также при разработке схем центральных колхозных усадеб также предусматривалось массовое сселение и даже переустройство быта колхозников» [Там же, д. 8330, л. 3]. Критикуя «потребительский подход к вопросам колхозного строительства, без учета собственных материальных и производственных возможностей», властные структуры тем самым отказали селу в получении государственной помощи. «Новое культурно-бытовое строительство проводить в соответствии с теми ресурсами, которыми располагает общественное хозяйство» (из протокола 2-го пленума Бондарского райкома ВКП(б) от 10 апреля 1951 г.) [5, д. 648, л. 11, 12].

Красноречивые факты о «колхозных ресурсах» изложены в докладной записке начальника областного управления по строительству в колхозах С.А.Ершова в обком КПСС и облисполком от 17 марта 1956 года: «Почти ничего не сделано по благоустройству преобладающего большинства сел. В 1953 году колхозники построили 960 домов, в 1954 году – 1811 и в 1955 году – 3677 домов. Многие жилые дома колхозников до такого уровня амортизировались, что жить в них становится опасно. К тому же еще имеет место, когда целые семьи колхозников проживают в землянках. Как правило, колхозники строят дома из самана, глинобита, в некоторых местах из камня и с использованием остатков разбираемого старого дома. Во многих случаях работу ведут кооперативно. Объединено две-три семьи изготовляют саман, подвозят глину и песок, кладут стены, поэтому на строительство у них расходуется средств очень мало… Не только застройщику, но и на ремонт печи колхознику негде купить кирпича. Стоимость кирпича, продаваемого от разбора старых помещений, достигает до 150 руб. за сотню». [8, д. 10619, л. 34, 37]. По мнению областного управления по строительству в колхозах, «серьезной роскошью считается строительство домов чисто из дерева, так как использование дерева в качестве стенового материала запрещено законом в Тамбовской, Воронежской, Курской и других безлесных областях» [Там же, л. 36]. Только постановлением 8-го пленума Тамбовского обкома КПСС от 29 октября 1969 года «Об опыте работы и дальнейших задачах партийных организаций по разработке и осуществлению планов социального развития коллективов трудящихся в колхозах и совхозах области» была поставлена задача – к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина полностью завершить электрификацию тамбовских сел [10, д. 7, л. 6].

Новый виток кампании по укрупнению колхозов развернулся во второй половине 50-х годов. Ее динамика в Тамбовской области выглядит следующим образом: по состоянию на 1 февраля 1955 года в области насчитывался 901 колхоз [Там же, д. 10229, л. 4.), на декабрь 1958 – 529, на декабрь 1960 – 292 колхоза [17, с. 36].

Следующий этап в «раскрестьянивании» деревни связан с усиленным преобразованием колхозов в совхозы, где колхозник должен перейти в положение наемного рабочего. «У работников совхозов, имеющих огороды и скот, проявляется двоедушие: с одной стороны – интересы государства, с другой – интересы личного хозяйства и коровы… Вместо индивидуальных огородов нужно создавать совхозные огороды, выращивать дешевые овощи и продавать их рабочим по льготным ценам» (из стенограммы 5-го пленума Тамбовского сельского обкома КПСС от 4 декабря 1963 г.) [12, д. 25, л. 31]. В 1960 году по решению Совета Министров РСФСР в Тамбовской области на базе 84-х так называемых «экономически слабых» колхозов было создано 22 совхоза-гиганта [Там же, л. 28]. Так, совхоз «Суренский» Никифоровского района располагал 25,5 тыс. гектаров земли, на его территории находилось 17 сел и деревень [Там же, л. 75]. Совхоз «Орловский» Тамбовского района имел 11797 сельхозугодий, на его территории располагалось 24 населенных пункта [Там же, д. 170, л. 28].

5-й пленум Тамбовского обкома КПСС 4 декабря 1963 года, рассматривая Записку первого секретаря ЦК КПСС Н.С.Хрущева от 31 июля 1963 года «О некоторых вопросах подъема экономики отстающих колхозов и совхозов», отмечал: «Многие бывшие колхозники, а теперь рабочие живут главным образом за счет непомерно раздутых личных хозяйств, в общественном производстве почти не участвуют» [Там же, д. 25, л. 29]. В результате началась кампания по сокращению размеров личных подсобных хозяйств сельских жителей.

Следующий этап непродуманного реформирования деревни пришелся на конец 1960-х годов. XXIII съезд КПСС поставил важнейшую социальную задачу – преодолеть существенные различия между городом и деревней [15, с. 34]. Начали составляться грандиозные планы по коренному переустройству села, его облика и быта. Постановление бюро Тамбовского обкома КПСС и облисполкома от 25 ноября 1968 года «О мерах по выполнению постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 12 сентября 1968 г. № 728 "Об упорядочении строительства на селе"» нацеливало на ускорение работы по разработке проектов планировки и застройки поселков в совхозах и колхозах [9, д. 961, л. 18-21]. По состоянию на ноябрь 1968-го из 112 совхозов только 54 имели генпланы центральных усадеб, из 298 колхозов – лишь 21 [Там же, л. 19]. Была поставлена задача в области сельского строительства – «постепенное преобразование населенных пунктов в благоустроенные поселки с хорошими жилищными и культурно-бытовыми условиями, удовлетворяющими запросы сельского населения, и соответствующими производствами, позволяющими создать все условия для высокопроизводительного труда сельских тружеников и интенсивного развития сельскохозяйственного производства» [Там же]. Но в постановлении речь шла только о составлении проектов планировки и застройки перспективных населенных пунктов, были определены колхозы и совхозы для комплексного экспериментально-показательного строительства современных жилых поселков [Там же, л. 20].

Документы фондов Тамбовского областного и районных комитетов КП РСФСР содержат также информацию о благоустройстве населенных пунктов в связи с выполнением постановлений бюро Тамбовского обкома КПСС, облисполкома и облсовпрофа от 26 октября 1967 года «Об итогах соревнования-конкурса на лучшее благоустройство городов, районных центров и сельских населенных пунктов в честь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции» [Там же, д. 652, л. 33-34], от 4 июля 1968 года «Об областном соревновании-конкурсе на лучшее благоустройство городов, районных центров и сельских населенных пунктов в честь 100-летия со дня рождения В.И.Ленина» [Там же, д. 939, л. 55-57], постановления бюро Тамбовского обкома КПСС от 6 января 1969 года «О состоянии работы по социальному планированию и организации управления социальными процессами на селе» [10, д. 10, л. 5-6].

По условиям конкурса оценивались: выполнение планов капитального строительства, ремонта и благоустройства жилья, учебных заведений, дошкольных медицинских и культурно-просветительных учреждений, спортивных сооружений, предприятий торговли и общественного питания, коммунального хозяйства и бытового обслуживания; работа по благоустройству, закладке парков и скверов, посадке деревьев, кустарников и цветов на улицах, территориях домовладений, предприятий, школ, больниц и учреждений. Сельские населенные пункты оценивались за содержание в исправном состоянии дорог, мостов, плотин, прудов, водопроводов и колодцев, соблюдение планировки при застройке села, за строительство домов по типовым проектам и хорошую реконструкцию старых домовладений, хороший внешний вид и санитарное состояние села, побелку домов, покраску палисадников, озеленение и посадку цветов на улицах, территориях школ, детских и медицинских учреждений, клубов и библиотек, ферм и полевых станов, за обеспечение благоустройства и содержания в порядке кладбищ и мест захоронения участников становления Советской власти, установление обелисков в память погибших в Великую Отечественную войну [9, д. 939, л. 58-60].

Таким образом, документы фондов ГАСПИТО содержат многоплановую информацию по социально-экономического жизни тамбовской деревни в советский период истории. В том числе их изучение поможет в реализации актуальной идеи тамбовского краеведа Н.В. Муравьева создать «Картотеки Памяти» об исчезнувших населенных пунктах Тамбовской области с кратким описанием каждого [с. 15].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Васильев, М.С. Неперспективные села и преобразование колхозов в совхозы в 1950-х – начале 1960-х гг. (по материалам Тамбовской области) [Электронный ресурс] // Власть. 2012. № 2. С. 161-164 – . – Электрон. данные. – Режим доступа: //https://cyberleninka.ru/article/v/neperspektivnye-sela-i-preobrazovanie-kolhozov-v-sovhozy-v-1950-h-nachale-1960-h-gg-po-materialam-tambovskoy-oblasti/, свободный. – Загл. с экрана. – Просм. 08.09.2017.

2. Государственный архив социально-политической истории Тамбовской области (ГАСПИТО). Ф. П-68. Оп. 1.

3. ГАСПИТО. Ф. П-134. Оп. 1.

4. ГАСПИТО. Ф. П-164. Оп. 1.

5. ГАСПИТО. Ф. П-577. Оп. 1.

6. ГАСПИТО. Ф. П-632. Оп. 1.

7. ГАСПИТО. Ф. П-965. Оп. 1.

8. ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 1.

9. ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 2.

10. ГАСПИТО. Ф. П-1045. Оп. 7.

11. ГАСПИТО. Ф. П-2875. Оп. 1.

12. ГАСПИТО. Ф. П-8284. Оп. 1.

13. Есиков С.А., Пеньков А.В. Проблемы тамбовской деревни в первые послевоенные годы (1945-1950 гг.). // История Тамбовского края: век ХХ-й: Учеб. пособие / Под ред. А .А. Слезина. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2006. – С. 71-82.

14. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т. 8. 1946-1955. – 9-е изд., доп. и испр. – М.: Политиздат, 1985. – 542 с.

15. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986). Т. 11. 1966-1970. – 9-е изд., доп. и испр. – М.: Политиздат, 1986. – 574 с.

16. Муравьев, Н.В. Трагедия тамбовской деревни. Краткие сведения о населенных пунктах Тамбовщины, прекративших свое существование в 1940-1992 годах. – Тамбов, 2004. – 131 с.

17. Народное хозяйство Тамбовской области: стат. сб. / Стат. управление Тамб. обл. [отв. за выпуск В.И.Каменский]. – Воронеж, 1961. – 251 с.

18. Хисамутдинова, Р. Р. Реализация идей Н. С. Хрущева об укрупнении колхозов в 1950-1953 гг. (на материалах Урала). – Воронеж, 1961. – 250 с. – Электрон. данные. – Режим доступа : http://www.km.ru/referats/334779-realizatsiya-idei-n-s-khrushcheva-ob-ukrupnenii-kolkhozov-v-1950%E2%80%941953-gg-na-materialakh-urala/, свободный. – Загл. с экрана. – Просм. 08.09.2017.

19. Центр документации новейшей истории Тамбовской области : Путеводитель. – Москва: Просветительско-издательский центр «Звенья», 2002. – 440 с.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Counter