мая 24

Школы в годы войны

Крупнейшим изданием по истории нашей области в годы войны является двухтомник архивных документов «Тамбовская область в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.», подготовленный сотрудниками Государственного архива социально-политической истории Тамбовской области (бывшего Центра документации новейшей истории Тамбовской области). Наряду с традиционными темами (военно-мобилизационная работа, материально-техническое и продовольственное снабжение войск; организация госпиталей; работа предприятий промышленности, транспорта и связи, состояние сельского хозяйства, финансовой системы, торговли, продовольственного и материального снабжения населения) значительное внимание уделено раскрытию и таких тем, как структура и деятельность партийных, советских, комсомольских и правоохранительных органов, государственно-церковные отношения, социально-демографическое и культурное развитие, быт и настроения различных слоев и групп общества.
2010 год Указом Президента Российской Федерации Д.А. Медведева в целях развития творческого и профессионального потенциала учителей, повышения социального престижа профессии учителя объявлен Годом учителя. Вспомним слова древнегреческого философа Аристотеля: «Учителя, которым дети обязаны воспитанием, почтеннее, чем родители, которым дети обязаны лишь рождением: одни дарят нам только жизнь, а другие - добрую жизнь». Вниманию читателей предлагается подборка архивных документов о работе педагогов в годы Великой Отечественной войны. По словам ответственного редактора вышеназванного сборника кандидата исторических наук В.Л. Дьячкова, «терпения и самоотречения требовала работа школьных учителей, которые не только не дали школе замереть на время войны, но и удержали в тяжелейших кадровых и материально-бытовых условиях неплохое качество обучения и даже проводили некоторые школьные структурные реформы».
Накануне войны в области насчитывалось 1827 школ, в том числе 137 средних, 433 неполных средних и 1257 начальных. Классной площадью школы в основном были обеспечены, хотя односменные занятия проводились только в отдельных школах (Змеевская НСШ Первомайского района, Крюковская СШ Мичуринская района, Сатинская СШ Красивского района и ряд других), а в большинстве школ занимались в две смены. В сельских школах во вторую смену учились 38,3 % всех учащихся; в городах в две смены работали все школы. Двухсменные занятия особенно мешали работе сельских школ: они были недостаточно обеспечены керосином, а в числе учащихся 5–10-х классов было много таких, которые жили за несколько километров от школы. В силу этого затруднялась организация внеклассных занятий, в ряде школ затруднялась и работа на последних уроках второй смены.
Ввиду того, что значительная часть школ занималась в приспособленных зданиях, многие классы имели недостаточную площадь и кубатуру: в среднем по области на каждого ученика приходится 0,99 кв. м классной площади вместо установленных 1,25 кв. метров. Это положение в предвоенные годы постепенно исправлялось за счет строительства новых зданий и пристройки к существующим.
Минимумом учебного инвентаря были обеспечены все школы. Так, к началу 1941-1942 учебного года требовалось изготовить 6544 парты, 430 классных досок, 426 ученических столов. Почти весь этот инвентарь был своевременно изготовлен. А вот обеспечение мелким хозяйственным инвентарем (баки, кружки, часы, лампы) ввиду отсутствия их в сельской торговой сети оставляло желать лучшего. В значительной части районов школы не имели достаточного количества противопожарного инвентаря, огнетушителей не было в абсолютном большинстве сельских школ. Самым большим затруднением в работе школ было плохое обеспечение большинства из них топливом из-за несвоевременного подвоза заготовленного топлива школам.
Учебники и тетради учащиеся получали бесплатно - школы приобретали их в системе райпотребсоюзов. Имелись случаи, когда сельпо и культмаги РПС отказывались подбирать школам нужный ассортимент тетрадей, в результате чего отдельные школы получали тетради только одного линнажа, и все классы писали или на тетрадях в одну линейку или на тетрадях в три линейки.
Педагогическими кадрами школы были полностью укомплектованы. Однако их состав по уровню подготовки не удовлетворял предъявляемым требованиям. В школах области работало 11327 учителей (без учета преподавателей пения, рисования и физкультуры); из них 4371 человек не имел законченного специального образования, необходимого для успешной работы в соответствующем звене школы, что составляло 39 % всего педагогического состава. Эти учителя были предупреждены облоно о том, что они будут отстранены от работы, если не включатся в заочное обучение. Часть учителей, не имеющих должной подготовки, плохо справляющихся с работой, были освобождены от работы или переведены на работу в низшее звено школы.
В организации учебной работы особое внимание уделялось повышению грамотности учащихся, развитию их устной и письменной речи. В качестве письменных работ перестали употреблять только контрольный диктант, учащиеся стали писать изложения и сочинения. Этому особенно способствовала инструкция Наркомпроса о переводных и выпускных испытаниях в школах, которая исключила диктант из 7-го класса, как письменное испытание по русскому языку, и включила изложение. В качестве других форм развития письменной речи практиковались ведение творческих тетрадей, словариков и дневников для внеклассного чтения, письмо деловых бумаг.
Большое значение имела внеклассная работа: проведение экскурсий по изучению истории родного края (в Тамбове была создана детская экскурсионная станция), олимпиад детского творчества, спортивных соревнований и т.п.
Война внесла огромные изменения во все сферы жизни общества, в том числе и в работу школ. С начала июля 1941 г. в области началось развертывание широкой госпитальной сети - под госпитали, как правило, отдавались школьные здания. Нахлынули проблемы с обеспечением топливом, учебно-наглядными пособиями, педагогическими кадрами. И все же школы работали - дети по-прежнему приходили на занятия, а учителя делились с ними не только своими знаниями, но и теплом, заботой и - нередко - хлебом насущным.
Несмотря на военную обстановку в целях оптимизации учебно-воспитательного процесса в школе проводились некоторые реформы. В соответствии с постановлением СНК СССР от 16 июля 1943 года с 1943/1944 учебного года в школах крупных республиканских и областных городов и промышленных центров было введено раздельное обучение мальчиков и девочек (охватило 1/5 всех школ страны). Постановлением СНК СССР от 8 сентября 1943 г. с 1944/45 учебного года было установлено обязательное обучение детей с семилетнего возраста. Это ликвидировало разрыв между детским садом и школой. В январе 1944 г. была введена цифровая пятибалльная система оценки знаний учащихся. 21 июня 1944 г. СНК СССР принял постановление «О мероприятиях по улучшению качества обучения в школе». Вместо ежегодных проверочных испытаний вводились экзамены на аттестат зрелости для оканчивающих СШ, выпускные экзамены за курс семилетней школы, а также переводные экзамены в 4–6-х и 8–9-х классах. Этим же постановлением были учреждены золотые и серебряные медали для выпускников СШ.
О работе тамбовских школ в годы войны рассказывают архивные документы, хранящиеся в Государственном архиве социально-политической истории Тамбовской области.

№ 1
Из выступления первого секретаря Тамбовского обкома ВКП(б) Н.А. Логинова на заседании бюро обкома ВКП(б) при обсуждении вопроса «Об итогах работы школ в 1940-41 учебном году и подготовке к новому учебному году»
29 июля 1941 г.


Я просто удивлен, как же так – остался месяц до начала учебного года, а заведующий облоно приходит и расписывается в полном неведении, как проходит подготовка к новому учебному году. Факт: 56 тыс. учащихся, оставшихся на второй год, и с ними никакой работы не проводится. Это говорит за полную бездеятельность облоно. Я просто удивлен, как это могло случиться… Получилось так, что увлеклись вопросом использования учащихся на полевых работах и забыли совершенно об этой армии в 56 тыс. чел. А можно было найти учащихся и для полевых работ, а эту часть оставить для того, чтобы подготовить для перехода в следующий класс. А получился полный провал, абсолютная бесконтрольность и отсутствие всякого руководства этим делом.
В отношении подготовки топлива. Когда же нужно готовить топливо, как не в июне, июле месяцах? Я не знаю, на что рассчитывал облоно. Готовить топливо в августе и сентябре месяцах? Ничего из этого не выйдет. Я должен прямо сказать и не буду требовать от райкомов и райисполкомов, чтобы на это дело использовали лошадей. Все лошади должны пойти сейчас на перевозку хлеба. Ни одну лошадь, ни одну повозку не получите. А вы об этом забыли – сейчас более важная работа: вывозить хлеб. Я не знаю, как вы будете выходить из положения. Будете возить в октябре месяце топливо? А сейчас, чтобы не сидеть, сложа руки, надо готовить топливо здесь же на месте – в колхозах. Я думаю, кое-что можно сделать. Навоз есть, солома есть – вот извольте кизяки делать.
По вопросу о кадрах ничего не знает облоно. Фигурируют такие цифры: 15 для неполных средних школ не хватает директоров и 7 для средних школ. Не поверю, это неправильно. Если подсчитать, не 15 будете иметь, а, может быть, сотня будет не хватать. Отсюда понятно, какая может быть подготовка школ, когда нет головы в школах. Нет головы – нет подготовки. Это совершенно точно…Если завтра не будет больше хватать, вы обязаны на другой же день обеспечить замещение ушедших людей. Мы в обкоме партии так работаем: ушел человек с партийной работы – мы стараемся сейчас же заменить его. А у вас проходит неделя, месяц – ладно, как-нибудь, забывая, что нет головы – нет подготовки школы к учебному году. Надо обязать облоно в течение 2-3-[х] дней обеспечить замещение всех ушедших в Красную Армию директоров школ.
Насчет помещений… На самом деле, мало освободить помещение – надо подготовить, надо подремонтировать. Не надо задаваться большими целями, но подремонтировать надо: побелить, остеклить и т.д…
Вот и получается, что руководители областного отдела народного образования вместе с работниками органов народного образования в районах не поняли задач, которые стоят перед всеми нами, не работают, как призывает товарищ Сталин, вдвойне, втройне по сравнению с мирным временем, а так, спустя рукава. Не пойдет так дело. Остался месяц, и вы должны сделать из этого вывод и подготовить школы к новому учебному году, как нужно. Может быть, некоторые думают, что мы будем начинать учебный год не 1 сентября, а 1 октября, ноября. Это вредное, ненужное негодное настроение. Начать учебный год мы обязаны 1 сентября при всех условиях.

№ 2
Постановление Тамбовского облисполкома и бюро обкома ВКП(б) «О размещении школ г. Тамбова на 1941-42 учебный год»
7 августа 1941 г.
Сов. секретно


В целях обеспечения занятий с учащимися школ г. Тамбова в 1941-42 учебном году облисполком и бюро обкома ВКП(б) п о с т а н о в л я ю т:
Отвести для размещения школ помещения следующих учреждений и организаций г. Тамбова:
1. Здание облфо (Коммунальная, 2, Центральный район): классных комнат – 16, для размещения 25 классов 1-й средней школы и 23 классов 7-й средней школы.
2. Здание облпотребсоюза (Коммунальная, 42, Центральный район): классных комнат – 19, для размещения 21 класса 6-й средней школы и 36 классов 51-й школы.
3. Здание обллеспромсоюза (Ленинградская, 118, Ленинский район): классных комнат – 8, для размещения 24 классов 65-[й] ж.-д. школы.
4. Здание спецторга (Лермонтовская, № 24, Ленинский район): классных комнат – 11, для размещения 33 классов школы № 8.
5. Здание бывш[ей] церковно-приходской школы (Первомайская площадь, № 1, Ленинский район): классных комнат – 3, для размещения 9 классов школы № 19.
6. Бывшее школьное здание и флигель школы № 19 (Флотская, № 2, Ленинский район): классных комнат – 8, для размещения 24 классов школы № 19.
7. Бывшее школьное здание (Московская, № 28, Центральный район): классных комнат – 7, для размещения 20 классов школы № 16.
8. Общежитие завода «Ревтруд» (Московская ул., № 29, Центральный район): классных комнат – 7, для размещения 19 классов школы № 17.
9. Здание вет[еринарно]-бак[териологической] лаборатории (ул. Тельмана, № 27, Ленинский район): классных комнат – 7, для размещения 21 класса школы № 21.
10. Общежитие пединститута (Куйбышевская ул., № 10, Центральный район): классных комнат – 7, для размещения 20 классов школы № 2.
11. Вагонный техникум и железнодорожное ФЗО: для размещения во вторую и третью смены 32 классов школы № 52.
12. Детский дом № 6 разместить в своем здании по Советской улице с выводом детей ясельного возраста дома в городской родильный дом, а детей дошкольного возраста разместить в дошкольном д/доме № 6.
13. Принять к сведению заявление председателя горисполкома т. Григорьева и зав. гороно т. Чурикова, что при наличии указанных помещений и школьных зданий, не занятых в настоящее время госпиталями, занятия школ города в три смены будут обеспечены полностью.
14. Обязать председателя горисполкома т. Григорьева и председателей райисполкомов тт. Мясникова и Полянского до 10 августа освободить помещения, передаваемые для школ, и в порядке уплотнения и перемещения в этот же срок разместить учреждения и организации, здания которых передаются школам.

№ 3
Из информации отдела пропаганды и агитации Тамбовского обкома ВКП(б) о работе школ Тамбовской области
19 января 1942 г.


На 1 сентября 1941 г. в области работало 1833 школы с количеством учащихся 208558 чел. К 15 ноября числилось работающих школ 1769, в них 206587 учащихся. На 15 декабря, по далеко не полным данным, из школ выбыло (по разным причинам) около 90 тыс. учеников. Точное количество ушедших из школ установить невозможно, так как только 17 января закончилась вторая четверть, и сейчас подводятся итоги.
Особенно большой отсев учащихся произошел в декабре месяце. По отдельным районам он выражается колоссальной цифрой. Так, в Лысогорском районе отсеялось из школ 24 % (2212 учеников), в Бондарском – 27 % (2582 уч.), Пичаевском – 21 % (1018 уч.), Инжавинском – 18 % (1662), Моршанском – 20 % (1853). Только по девяти школам Красивского района выбыло 848 учеников, а в такой школе, как К[арай]-Салтыковской, из 560 ушло 203 ученика. Из 300 учащихся Д[уплято]-Масловской школы Знаменского района осталось 160 человек. 60 % учащихся Красно-Свободненской НСШ Тамбовского района прекратили посещать школу. 185 учеников школы № 17 (Тамбов) оставили школу. 88 учеников выбыли из школы № 8 (Тамбов). Большой процент отсева по школе № 2 и другим городским и районным школам.
Во многих школах области прерывались занятия от 3 дней до 2 месяцев в связи с занятием их под военные надобности. Такие перерывы были почти во всех школах Первомайского района, не работала часть школ в Хоботовском, Избердеевском, Гавриловском, Рассказовском, Лысогорском, Тамбовском, Инжавинском, Шпикуловском, Жердевском и др. районах.
В городах Тамбове, Кирсанове, Рассказово и в районах Никифоровском, Сампурском, Инжавинском, Ракшинском школы за 1-е полугодие перемещались из помещения в помещение по 3-4 раза.
В декабре месяце были приняты меры к вовлечению учащихся в школы. Был организован подворный обход учителями семей, где живут ученики. В ряде районов (Тамбовском, Сампурском, Ржаксинском) были проведены совещания по улучшению работы школ, но эти мероприятия мало помогли улучшить работу школ.
Посещаемость школ области остается низкой. По отдельным районам, например, Тамбовскому (25-30 %), Алгасовскому, Моршанскому, Гавриловскому, Сампурскому, Избердеевскому, посещаемость школ не превышает 50 %. Неудовлетворительный процент посещаемости школ и по г. Тамбову (школы №№ 8, 2, 17 – 80 %).
Главная причина плохой посещаемости заключается в том, что многие учителя, директора, завучи и работники отделов народного образования, поддавшись паническому настроению в связи с временно осложнившейся военной обстановкой для нашей области, перестали работать с учащимися и их родителями по привлечению школьников на занятия, пустили работу школ на самотек.
Многие учащиеся собирались эвакуироваться (г. Тамбов), отдельные уезжали, а оставшиеся ждали со дня на день выезда (№№ 17, 2, 8 и др.).
Родители не пускали в школу детей, боясь бомбежки (декабрь).
Неуверенность самих учащихся, что школы нормально будут работать в этом году.
Учащиеся в семье остаются работать, заменяя ушедших в армию отцов, братьев и др. причины…

№ 4
Письмо директора Моршанской областной школы-интерната слепых детей Ю.К. Колпаковой в обком ВКП(б) об оказании помощи в обеспечении продуктами питания, одеждой и обувью воспитанников школы
12 ноября 1942 г.


Дорогой товарищ!
Я, беспартийный директор Моршанской школы слепых детей, обращаюсь к Вам с просьбой – помогите, пожалуйста, школе выйти из тяжелого положения. До этих пор не спущен еще наряд на заготовку картофеля на зиму. Якобы дано заготовить горторгу, но это бесполезный труд. Горторг говорит, что столовые общественного питания не снабдит картошкой. Свой посев 3 гект. был капустой и свеклой, земля на низком месте, еще горсовет не мог выделить земли, так как свободных не было.
Вы знаете, что детей Тамбовской школы прислали в Моршанск и, таким образом, стало около 70 детей круглых сирот, а всего около 100 человек. И совершенно никакой помощи. О детдомах беспокоятся, а у нас же такой детдом, только название носит «школа», потому что при д/доме школа. 18 детей, эвакуирован[ных] с занятой немцами земли. Некоторые, как Кочетков, получили слепоту через немецких живодеров.
Так, например, сейчас нет обуви как холодной, так и теплой, но облоно ни пары не занарядил, между тем, как д/дома ежегодно получают и имеют большой запас. Например, Моршанский детдом Ленина имеет более 11 смен обмунд[ирования], и им опять много обмундир[ования] занаряжено, а в школе в 1941 г. взяли 60 % обмундиров[ания]. Не давали ничего и опять только раз дали 250 метров. Между тем, как д/дому Ленина более 700 с таким же количеством.
Тов. Волков, особенно плохо с питанием: картошки нет, крупяных не дают ни грамма, хотя бы достать где чечевицы или гороха и немного пшена. Ведь слепые имеют особенность: если голодны, то их рвет и они мотают головой. Сделать что-либо со слепыми ребятами я не могла летом, потому что стеснялись их брать на работу колхозы, только они обработали свой участок, и урожай был отличный.
Прошу Вас, т. Волков, помогите, чтобы нам на райпотребсоюз выслали наряд на 20 тонн.
Мы возили детей в Сарапул, Мензелинск, и там школы слепых детей снабжаются замечательно: хлеба отпускают по 700 гр., а у нас 500, дают крупы и масло, а у нас только муку, да и ту по усмотрению. Нашу школу равняют с детсадами, между тем, в школе 60 детей более 15 лет. Мне кажется, здесь произвол со стороны торгующих организаций. Я писала т. Козырькову, но он не ответил. Я писала нашему земляку т. Майорову, но он, видимо, зазнался и тоже не ответил. Прошу Вас, пожалуйста, ответьте, так как если Тамбов не сможет оказать помощи, то тогда я попрошу ее в ЦК ВКП(б) у т. Молотова. Тов. Волков, не обижайтесь, что я Вас отрываю от дела, но, пожалуйста, помогите.
Адрес: г. Моршанск – школа слепых детей.
Директор Моршанской школы слепых детей Колпакова

№ 5
Информация первого секретаря Тамбовского обкома ВКП(б) И.А. Волкова директору Моршанской областной школы-интерната слепых детей Ю.К. Колпаковой о принятых мерах по обеспечению школы продовольственными и промышленными товарами
22 ноября 1942 г.


Ваше письмо мною получено. По этому письму приняты следующие меры:
1. Приказом облоно Вашей школе выделено и немедленно отпускается 5 пар валенок, 50 свитеров, 300 метров мануфактуры для пошивки детям белья, 300 пар чулок.
2. Тем же приказом облоно № 2700 от 19 ноября с/г Вашей школе выделено из ближайших поступлений 25 пар валенок, 25 пар кожаной обуви, 50 пальто, 100 головных уборов и 100 пар варежек.
Получение этих вещей постарайтесь осуществить не позднее 20-дневного срока.
3. Из розничного фонда Моршанского горторга Вашей школе выделено 25 пар валенок.
4. Облторготдел дал указание Моршанскому горторгу выделить за счет централизованных фондов Вашей школе 20 тонн картофеля и бесперебойно снабжать столовую школы слепых продуктами питания.
Прошу Вас проявить необходимую настойчивость, чтобы на деле реализовать эти распоряжения. В случае необходимости пишите мне.
Прошу у Вас извинения за то, что товарищи Козырьков и Майоров Вам не ответили – очевидно, в силу перегруженности работой.
Желаю успеха в работе.
Секретарь обкома ВКП(б) Ив. Волков




№ 6
Докладная записка председателя Тамбовского обкома профсоюза работников НСШ К.А. Козловой в обком ВКП(б) и облисполком о необходимости улучшения снабжения учителей товарами первой необходимости
28 декабря 1942 г.


От ряда районных комитетов профсоюза области поступили сообщения о том, что учителя школ, особенно эвакуированные, ощущают острую нужду в обуви, одежде и предметах первой необходимости (мыло, соль и др.).
Так, инспектор Первомайского районо тов. Тарасевич, эвакуированная из гор. Суража Орловской области, кроме летнего пальто, платья и тапочек ничего не имеет, а в силу своих обязанностей должна обслуживать школы всего района. Учителя П[окрово]-Марфинской школы Войтов, Н[ижне]-Уметской СШ Подмазов С.Е., Б[ольше]-Зверяевской НСШ Токаревского района Бокина С.Е. и многие другие не имеют ни теплого пальто, ни обуви, ни белья, а учительница Ильина Е.И. из Первомайского р-на из-за отсутствия обуви и одежды вынуждена была оставить работу.
Можно составить целый список таких учителей, которые испытывают острую нужду в предметах первой необходимости. Отсутствие же такого предмета как мыло привело к заболеваниям чесоткой, экземой (Мучкапский р-н, Шапкинский др.), а из Уваровского р-на сообщают, что вследствие отсутствия соли имеются случаи заболевания учителей цингой.
В гор. Тамбове, несмотря на неоднократные наши вмешательства, горисполком и горторготдел не урегулируют вопроса со столовой для учителей. Эта столовая стала доступной для всех граждан, обеды в ней зачастую недоброкачественные, карточки учителя хватает только на 7-10 дней, а горторготдел, в силу своей неповоротливости, не может снабжать столовую продуктами с таким расчетом, чтобы учитель мог пользоваться обедами полный месяц. Горисполком и горторготдел также не обеспокоены таким вопросом, как организация при пошивочных и починочных мастерских специальных детских отделений, где бы учащиеся могли произвести починку обуви и ремонт одежды.
Кроме того, до настоящего времени не изжито безобразное положение со снабжением сельских учителей хлебом. Так, в Ново-Сеславинской школе Первомайского р-на учителя не получали хлеба за 27 дней, в Мучкапском, Красивском и ряде других районов задерживают выдачу хлеба по 12-15 дней и впоследствии за прошедшие дни выдачу не производят, а в Коростелевском с/совете Мучкапского р-на учителя не получают хлеб уже в течение четырех месяцев. Ивановский же с/совет Рассказовского р-на стал на путь беззакония, отпуская учителям рожь вместо муки и снижая норму выдачи. Были случаи, когда эту рожь учителям приходилось приносить за 7 клм. на своих плечах.
Такое положение учительства нашей области вынуждает обком союза обратиться к Вам с просьбой принять меры к урегулированию вопроса о снабжении учителей необходимыми промышленными и продуктовыми товарами, так как местные районные организации никакой помощи в этом вопросе не оказывают.
Председатель обкома союза Козлова

Помета: В дело. Дано указание райкомам ВКП(б). 2/I-43 г. Волков.

№ 7
Из доклада заведующего Тамбовским облоно К.Г. Никитина о подготовке школ области к 1943-1944 учебному году
17 августа 1943 г.


…Контингент учащихся
Очень плохо в истекшем учебном году обстояло дело с осуществлением всеобуча по Тамбовской области. К началу учебного года в школу не были вовлечены дети в возрасте:
8 лет – 3694 чел.
9-11 лет – 8744 чел.
12–15 лет – 6449 чел.
Итого – 18887 чел.
Здесь указаны только те дети, которые или вовсе не обучались в школе, или выбыли из 1-го, 2-го и 3-го классов. Причины неохвата детей школами были:
отсутствие одежды и обуви – 5476 чел. 28,9 %
отдаленность от школ – 4915 чел. 26,1 %
болезнь – 1317 чел. 6,9 %
домашние и колхозные работы – 2454 чел. 12,9 %
слепых и глухонемых детей – 184 чел. 1,0 %
прочие причины – 4541 чел. 24,2 %.
…Материальная база
Значительное число школьных зданий занято не по назначению, и ряд школ попали в чрезвычайно тяжелое положение.
Решение правительства об организации двухсменных занятий не выполнено. В гг. Тамбове, Моршанске, Инжавино занятия проходили в 3 смены.
110 школьных зданий заняты не по назначению. Причем есть случаи занятия школьных зданий не только госпиталями. В с. Инжавино одно школьное здание занято санчастью. В с. Сергиевка Инжавинского района здание школы занято заразным бараком. В г. Кирсанове здание педучилища занято штабом воинской части и, несмотря на распоряжение т. Землячки и т. Щаденко, здание упорно не освобождается.
Токаревское педучилище переведено в с. Кочетовку, а само здание Токаревского педучилища с начала войны пустует, забронировано под госпиталь. Раненых не было, но зато там живет медицинский персонал. В с. Кочетовка педучилище ютится в здании начальной школы, но и это здание по последнему сообщению занято под ссыпной пункт. Уваровская школа глухонемых детей занята под склады КЭЧ. В г. Тамбове чрезвычайно тяжело обстоит дело с проведением раздельного обучения из-за недостатка помещения. Изъятие 9-й школы не дает возможности разместить школы для нормальной работы.
С топливом в истекшем году было очень неблагополучно. На 1 января 1943 года в школы области было завезено 55-60 % топлива, и с 1 января большинство школ жило на очень малом запасе топлива, и поэтому были случаи срыва занятия в ряде школ (Чичеринская начальная школа Токаревского района, Байловская начальная школа Пичаевского района и другие).
В ряде школ занятия велись при температуре воздуха ниже 0 градусов (Гавриловская средняя школа, Чуповская школа, Красносвободненская и другие). Дети в этих школах занимались в шубах, шапках, варежках. Тетрадей школы не видали до декабря месяца 1942 года, а всего за год было получено тетрадей из расчета 3-3,5 тетради на ученика.
…Обеспечение учащихся одеждой и обувью
Вопросами обеспечения учащихся одеждой и обувью в районах еще занимаются мало. Только в 12 районах организованы сапожные мастерские и в одном районе 1 портняжная мастерская. Районные организации все еще мало проявляют заботы о детях. Только в 11 районах выделили для учащихся детей фронтовиков небольшое количество готовых изделий – теплой одежды, верхнего платья, белья и обуви.
Немалое значение в деле организации 100 % охвата детей обучением имеют горячие завтраки. Но этот вопрос и его значение недооценивают еще в полной мере заведующие районо, и поэтому со спокойной совестью сообщают об организации двух точек питания при наличии 64 школ (Ст[аро]-Юрьевский район) и Рассказовский район – также о двух точках питания при наличии 45 школ.
Пришкольные участки дадут большое подспорье в деле организации горячих завтраков. В 1943 году по школам области засеяно всего 2400 га земли. Уборка зерновых уже началась – 210,5 га убраны. Урожай крайне низкий, а, кроме того, ряд школ совершенно не имеет пришкольных участков. Для таких школ необходимо провести работу по сбору продуктов питания среди родителей учащихся и общественности.
Раздельное обучение
В соответствии с постановлением Совнаркома Союза ССР от 16 июля 1943 года № 789 облоно была проведена работа по организации раздельного обучения в неполных средних и средних школах городов Тамбова и Мичуринска. Было подготовлено решение облисполкома, которым установлено в гор. Тамбове 2 неполных средних и 6 средних мужских школ, в гор. Мичуринске – 2 неполных средних и 4 средних мужских школы; женских школ: по гор. Тамбову – 3 неполных средних и 7 средних школ и по гор. Мичуринску – 3 неполных средних и 4 средних школы.
В гор. Мичуринске, в поселках Кочетовка, Юго-Восточный и Донской оставлено в средних школах совместное обучение, так как эти поселки удалены от других школ города, а в поселке Донской основными контингентами являются подростки из соседних колхозов.
Кадрами школы укомплектованы. Директорами женских школ назначены женщины в соответствии с инструкцией.
Чрезвычайно тяжело обстоит дело с помещениями для размещения школ города Тамбова. Трехсменные занятия остаются и даже появляется угроза 4-й смены, если не будет предоставлено для размещения учащихся здание школы № 9 по улице Августа Бебеля, № 118…

№ 8
Из доклада заведующего отделом школ Тамбовского обкома ВКП(б)
В.В. Хорькова на совещании секретарей горкомов и райкомов (г. Тамбова) партии, председателей горисполкомов и секретарей парткомов заводов о работе школ области и воспитании молодежи
17 декабря 1943 г.


Впервые за время войны вопросы работы школ являются предметом обсуждения такого широкого совещания руководящих партийных и советских работников наших городов, каким является сегодняшнее совещание. Каждому из присутствующих здесь товарищей, даже тем, кто по характеру своей работы стоит далеко от практической работы школ, сегодня ясно, что с делом воспитания и обучения наших детей у нас в области, в частности, в городах, обстоит очень неблагополучно. Это внушает серьезную и вполне обоснованную тревогу за нашу молодежь и требует немедленного и самого основательного вмешательства в дела школ, прежде всего, нас, партийных и советских руководителей, и всей партийной и советской общественности. Вмешательства не на ограниченное время, не поверхностного в форме некоторых сезонных разговоров о школе и о беспорядках в ней, разговоров, ограничивающихся обвинениями администрации школ, учителей и некоторых нерадивых родителей. Сегодня обстановка требует нашего внимания к школе на длительный период, кропотливого, вдумчивого и практического участия всего нашего партийного коллектива в разрешении всех вопросов, стоящих сейчас перед школой, хотя некоторые из них при поверхностном знакомстве с ними кажутся мелкими и не очень стоящими внимания.
Школы городов нашей области больше чем другие культурно-просветительные учреждения и организации испытали на себе влияние двух с половиной лет войны. Это, прежде всего, сказалось на материальном обеспечении школ. Как правило, школьные здания в первые дни войны были заняты под госпитали, а сами школы оказались выселенными. Большинство школ с тех пор много раз переселялись из одного здания в другое, и за это время естественно растеряли и поломали значительную часть своего оборудования и мебели, свои наглядные пособия. Библиотеки многих этих школ с начала войны также были переданы госпиталям. Таким образом, учащиеся оказались лишенными возможности пользоваться художественной и другой литературой в своей школе. Работа в три смены без достаточного освещения, крайняя теснота помещений, бедность и жалкое состояние Дома пионеров в Тамбове и отсутствие его совсем в других городах области создали большие трудности в организации и проведении внеклассной работы с учащимися…
В этом году в гг. Тамбове и Мичуринске введено раздельное обучение. Имея свои положительные стороны, раздельное обучение требует перестройки всей работы школ применительно к особенностям пола. Но вот этой перестройки в работе мужских и женских школ нет.
По-новому, в связи с раздельным обучением, стоит вопрос и о внеклассной работе. Мы должны организовать в мужских школах технические кружки, оснащенные нужным оборудованием, в женских – кружки рукоделия, санитарные, кружки радистов и т.д. Это тоже требует своего оборудования. Ничего этого в наших школах нет, но это должно быть, и мы обязаны помочь в этом нашим школам.
Многие кружки (литературные, драматические, музыкальные, хоровые) должны быть совместно в мужской и женской школе. Мы должны идти навстречу нашим юношам и девушкам, организовывая их досуг под вашим умелым педагогическим воздействием…
К сожалениию, мы не можем ничем пока что похвалиться. Занимаясь эти дни организацией детских каникул, я столкнулся с таким, например, фактом, что на зимние каникулы нашим учащимся обл. драм. театр может показать только «Егора Булычова», «Олеко Дундича» и «Ревизора», а в Мичуринске только одну пьесу Островского, да и то такую, которой в программе средней школы нет, но это все-таки для старшего возраста. А для детей младшего возраста только муз. училище. В остальных же городах нашей области мы не можем показать и этого.
Товарищи! При внимательном рассмотрении дел в наших школах мы, естественно, встречаемся с необходимостью улучшить работу учителя. И это правда. Многое зависит от учителя. В свое время Бисмарк говорил, что франко-прусскую войну выиграло прусское учительство. Старый хищник знал, о чем говорил. Действительно, прусское учительство сумело воспитать будущих солдат-немцев в духе, необходимом для прусского юнкерства.
Наше советское учительство воспитывает завтрашних борцов за наше будущее, завтрашних строителей нашей социалистической родины. Оно вправе претендовать на внимание к себе. Именно такому отношению к учителю учил нас товарищ Ленин, учит товарищ Сталин.
Верно, когда говорят о том, что в работе нашего учителя много недостатков. Действительно немало среди учительства ремесленников. Но верно и то, что сами мы мало работаем с учительством, мало помогаем ему и плохо воспитываем его.
Я позволю себе прочитать выдержку из письма старейшей учительницы г. Тамбова, большого мастера своего дела, проработавшей в школах около 60 лет и ныне работающей в педучилище – Гавриловской . Она живет в своей комнатке одна, никого из родственников не имеет. Недавно поставлен в пятый раз вопрос о присвоении ей звания заслуженного учителя, но каждый раз дело до конца бывает некому довести. Вот отрывок из ее письма: «Брошу ныть, подведу итог всему: у меня нужда острая в топливе, в картофеле, хотя бы небольшом количестве денежного пособия, чтобы не угнетали меня долги, расплатиться бы с ними. Если возможно в чем либо помочь мне – помогите, снабдите, я весьма буду благодарна Вам. Работать я еще могу и чувствую себя на месте в техникуме по подготовке начального учителя, где приходится работать в среде малокультурных, весьма неграмотных в устной и письменной речи учащихся. Меня мучит, нервирует то, что я как будто и оценена начальством, и в то же время совершенно забыта, брошена на произвол судьбы. Вспомните, сколько раз поднимался вопрос о моем и некоторых других учителей выдвижении, но Шумбалин успел уйти из жизни не выдвинутым… На днях в сотый раз был поставлен вопрос передо мной о необходимости сниматься, конечно, за свои деньги, а не спросят, есть ли эти гроши у меня? Да и на что нужно мое позднее выдвижение, когда я уже «задвигаюсь»!! Владимир Всеволодович, я кончаю, если возможно, то помогите мне в чем-либо и как-либо, я буду глубоко благодарна Вам. Прощайте… Одно скажу: так, как я существую, больше не смогу… Надо кончать.»…
Нужно систематически собирать учителей и вести с ними специальную массовую работу, вникать и по возможности разрешать вопросы быта учительства и, самое главное, быть в школе не редким гостем, а постоянным и верным другом ее и выполнять свои собств[енные] решения о школе. Тогда все стоящие задачи мы решим с успехом.

№ 9
Из докладной записки заведующего отделом школ Тамбовского обкома ВКП(б) В.В. Хорькова о работе школ, детских домов, педагогических учебных заведений, ремесленных училищ и школ ФЗО
Ранее 2 апреля 1944 г.*


…В результате допускаемой в школе большой перегрузки учителей уроками (до 40-45 часов в неделю), что часто не дает возможности учителю серьезно готовиться к ним, низкой квалификации некоторой части учительства, отсутствия должного контроля за работой учителей со стороны отделов народного образования и администрации школ [отмечается низкое качество знаний учащихся]. Этому способствовала имевшая место в практике работы школ погоня за средним процентом успеваемости, что вместо борьбы за крепкие и серьезные знания приводило к искусственному завышению оценок знаний учащихся.
Это наглядней всего видно из того, какими малыми знаниями нередко обладает ученик, окончивший среднюю школу или семилетку, при поступлении в институт или техникум. Не буду приводить здесь цифры, которые бы охарактеризовали это положение, хотя они являются очень убедительными. Ограничусь лишь двумя-тремя примерами, взятыми из жизни наших школ. Они кажутся здесь несколько анекдотичными, но к нашему общему стыду, далеко не являются исключением.
В Красивской средней школе на уроке арифметики ни сама учительница 4-[го] класса Назарова, ни ее ученики в течение часа не смогли правильно решить задачу: «Сколько прожил Пушкин?», хотя для этого и требовалось только из года и месяца его смерти вычесть год и месяц рождения.
В Юрловском районе в Топиловской школе ни один ученик 4-[го] кл. ни письменно, ни устно не мог умножить 105 на 105.
Крайне низки знания по истории, при этом не только уч-ся, но и учителей. Так, на уроке истории в 3-м классе Ржаксинской средней школы учительница Куксова на вопрос ученика: «Почему князь Владимир не отомстил печенегам за смерть отца?» вначале задумалась, а потом ответила: «Подождите, ребята, может он отомстит еще в будущем».
В Черкинской средней школе Моршанского района при изучении «Недоросля» Фонвизина ученица на вопрос «Почему недоросли плохо учились?» твердо отвечает: «Из-за материальной необеспеченности и плохих жилищных условий в общежитиях».
Таких и подобных им примеров можно привести немало, и они вызывают очень серьезную тревогу за работу наших школ…
Улучшение качества работы школ и учителя тесно связано с вопросом улучшения материально-бытового положения учительства. Наша партия и правительство всегда этому вопросу уделяли много внимания. И сейчас, в условиях третьего года войны, сочли нужным увеличить заработную плату учителю почти вдвое. Правительством было принято решение и отпущены на это необходимые фонды – выдать в четвертом квартале прошлого года учительству единовременный продовольственный паек и на 500 руб. промтоваров в определенном ассортименте. Кроме того, установлен специальный продовольственный паек сельскому учителю на квартал, установлена гарантированная норма хлеба в 500 грамм.
Однако на практике в результате отвратительной работы в этом отношении нашей торговой сети – и в первую очередь облторготдела и облпотребсоюза – эти постановления и правительственные распоряжения не выполняются. С большими потугами под сильным нажимом единовременный продовольственный паек учителю, как правило, выдан, хотя и здесь в отдельных случаях имел место произвол.
Так, в Волчковском районе учителя до 15 марта недополучили причитавшиеся им по пайку по 350 гр. сахара и по 3 литра керосина, хотя эти товары в район были завезены давно, и сахар лежал на складе райпотребсоюза.
Недодан паек, в частности, керосин и некоторые другие товары, и в Шапкинском и некоторых других районах.
Особенно ярко безобразное отношение к учителю сказалось на примере отпуска учительству промышленных товаров на 500 руб., начиная с того, что облпотребсоюз и облторготдел не проявляли ни малейшей заботы в том, чтобы эти товары в достаточном количестве были завезены, кончая продавцом сельпо, который норовит и то немногое, что поступило для учителя, забрать себе или раздать своим приятелям.
Вот факты. По инициативе обкома ВКП(б) для сельских артелей промкооперация изготовила в Рассказово 800 пар кожаной обуви. Облпотребсоюз, который обязан был реализовать эту обувь, и не думал своевременно вывезти ее, и только после вмешательства обкома ВКП(б) – и то не сразу – эта обувь была привезена в Тамбов.
Из причитающихся для учителей хлопчатобумажных тканей облпотребсоюз не выдал ни на один рубль… В Сампурский район 40 % завезенных трикотажных изделий состоит из трикотажного белья для дошкольников, хотя потребителей этого белья у Сампурских учителей почти нет.
Еще «умнее» поступил облпотребсоюз, заслав в Шпикуловский район для учителей 800 пар трикотажного белья, которое оказалось рейтузами для детей двух-трехлетнего возраста. Или вот в Сампурский район по цене, близкой к рыночной, завезли на 20000 руб. вязаных из отходов шерсти платков, которые и до сих пор лежат нереализованными, т.к. учителя брать их отказываются по причине очень высокой цены. В том же Сампурском районе райпотребсоюз стоимость продовольственного пайка включает в счет лимита на 500 руб., предназначенного для отоваривания промтоварами.
Как же единичные ценные товары, которые все же были направлены в район для учителя, в действительности доходят до него? 18 января этого года Волчковский райпотребсоюз получил для выдачи учителю две шерстяных юбки, но учителям они не попали: одну из них одела зав. парткабинетом, вторую – зав. складом райпотребсоюза.
В Юрловском районе 11 пар присланной для учителей обуви передано детскому дому, а присланную гимнастерку одела председатель райпотребсоюза Федотова.
В Моршанский район, по данным облпотребсоюза, была отпущена для учителей кожаная обувь и валенки. Фактически же получено учителями только 3 пары валенок. Куда же делась эта обувь? Она, выражаясь языком наших торговых работников, разошлась «по другим каналам». Подобных фактов можно, к сожалению, привести много. Такое издевательское отношение к учителю вызывает у него вполне законное в этом случае глубокое возмущение.
Плохо обстоит дело и с обеспечением учительства хлебом. В Инжавинском районе за февраль месяц многим учителям хлеб выдали только за 5 дней, а в марте до 11-[го] числа выдали только за два дня – 8 и 9 марта. В Шапкинском районе учителям Березовской школы выдают по 120 гр. размолотого овса и по 400 гр. картофеля. Когда же учителя резонно заявляют, что после того, как просеяли овес, 500 гр. никак не получается, торготдел ссылается на то, что должен быть еще припек. Это откуда же, из картошки что ли?
Безобразное, граничащее с преступлением, отношение к снабжению учителя хлебом в Рассказовском районе. Так, учителям сплошь и рядом недодают хлеб из месяца в месяц, а когда и дают, то прежде учителю приходится испытать немало мытарств. 6 марта учителям Верхне-Спасской школы официально объявили, что могут в течение двух дней 7 и 8 марта в Рассказово получить хлеб. В распутицу, бездорожье, за 10 км пешком учителя пришли за хлебом, но хлеба не получили. Председатель сельпо Лисичкин заявил: «Хлеба нет, вы опоздали».
Факты эти, товарищи, не единичны, и не случайно почти ежедневно в обком поступают по несколько писем и телеграмм от учителей с просьбой помочь им в получении хлеба. Приходится ли после этого удивляться, что в Уваровском районе были случаи, когда некоторые учителя Н[ижне]-Шибряйской неполной средней школы были вынуждены ходить по дворам учеников и просить о помощи.
Не надо после этого удивляться тому, что среди некоторой части сельского учительства мы наблюдаем стремление оставить педагогическую работу и перейти на любую другую вплоть до продавца сельпо или подавальщицы в столовой.
Конечно, в отдельных районах мы имеем и примеры хорошего, заботливого отношения к учителю. В Алгасовском, в Мичуринском, Дегтянском и некоторых других районах учитель чувствует внимательное отношение к себе. В Токаревском, например, районе нашли возможным, использовав свои внутренние районные возможности, выделить для учительства дополнительно некоторую часть продуктов и овощей. Но, к сожалению, повторяю, фактов, характеризующих заботу об учителе, не так уж много.
Над этим стоит серьезно подумать. В частности, я считаю совершенно необходимым весной этого года обеспечить всех учителей индивидуальными огородами, помочь им в приобретении семян и обработке этих огородов. Таково положение с учительскими кадрами…

№ 10
Из выступления заведующего Тамбовским облоно Н.В. Ракова на заседании бюро обкома ВКП(б) при обсуждении вопроса «О работе областных и местных организаций по удовлетворению материально-бытовых и культурных нужд и запросов трудящихся»
7 апреля 1945 г.


…Следующий момент – это подготовка к новому учебному году, привлечение общественности. Что должно было лечь в основу – это своевременная заготовка дров. От топлива зависит качество учебы. В отдельных школах у нас по 2-3 месяца не было нормальных занятий, это тоже отражалось на качестве учебы. Мы уже договорились с отдельными районами (например, Токаревка), где решением райкома и райисполкома выделено 35 волов специально для вывозки дров для школ, которые начнут работать с мая месяца и будут возить до начала учебного года. Такое же положение и в Первомайском районе. Я думаю, что обком и облисполком поддержат нас в этом деле и сохранят для нас это тягло.
Вторая задача – приобретение инвентаря. У нас есть много решений обкома, где записано руководителям местной промышленности изготовить инвентарь для школ, детских домов. Наша задача заключается в том, чтобы своевременно контролировать выполнение этого решения, но нужно сказать, что руководители местных организаций недооценивают значение этого дела и неохотно идут на это мероприятие. Всегда надо держать арапник в руке, только в этом случае какие-нибудь сдвиги могут быть. Правда, в этом отношении не было настойчивости и нашего отдела. Мы не только не контролировали решение обкома, но и не ставили этот вопрос перед другими организациями, чтобы разрешить эту задачу.
Вопрос ремонта зданий – очень сложный вопрос в городах со зданиями. В школах городов Тамбова, Котовска, Кирсанова, Моршанска школы работают в три смены, все отражается на качестве учебы. Школьные здания не могут как следует освещаться, нет чистоты. Я бы просил помочь нам в этом деле и особенно разгрузить наши школьные здания, занимаемые теперь госпиталями, а, по существу, в школах №№ 6, 8, 2 абсолютно нет больных. Имеются возможности сузить госпитали, слить два госпиталя в один, потому что, по существу, здания пустуют. Я просил бы товарища Власова поддержать нас в этом отношении и поставить задачу перед правительством, чтобы разрешили это дело.
Следующий вопрос – кадры. За годы войны мы потеряли много кадров – и только потому, что внимание к учителю очень небольшое. В отдельных районах учителя не получают вовремя зарплаты, хлеб и промышленные товары. Хуже того, учителя не снабжаются дровами, и в силу этого учителя ищут такое место, где их обеспечивали необходимым, и таким образом мы потеряли, по неполным данным, 823 человека. Например, в Граждановский район в Подвигаловскую школу направили учительницу математики с высшим образованием со стажем 18 лет. Ей не дали квартиры. Она поселилась в уголке у хозяйки, и так как печь не топилась, учительница (уже старушка) ходила в течение месяца в лес за дровами, пропускала уроки. Она обращалась в райком, райисполком, в отдел народного образования, но ей не могли помочь, и она вынуждена была уйти и устроиться в Кирсановском районе. И такие примеры можно найти не только в Граждановском районе. Внимание к учителю очень слабое со стороны руководителей района и областных организаций. В Моршанском районе учителя не получали хлеб за полтора месяца. В части зарплаты за 1944 год, начиная с марта месяца по декабрь, ежемесячно не выплачивалось от полутора до четырех миллионов рублей.
Мы поставили задачу выявить в этом квартале всех учителей, которые работают не по специальности, и войти с ходатайством в бюро обкома и облисполком, чтобы вернуть их на работу, учитывая еще и то обстоятельство, что в нашей области свыше 800 человек эвакуированных, надо полагать, в этом году уедут. Пользуясь присутствием зам. наркома Котлярова, я думаю, что бюро обкома и облисполком поддержат нас, учитывая тяжелое положение с кадрами (особенно с высшим образованием), – дать нам учителей не 250 человек, а 500 человек.
В части материального положения учителя. Мы подготавливаем материал, чтобы в этом году выделить для учителей земельные участки, обеспечить семенами. Некоторые районы провели ценные начинания, когда обеспечивали учителей поросятами и телятами (Ламский, Избердеевский, Токаревский). Я думаю, что эту инициативу подхватят и другие районы нашей области.
Я прошу, товарищ Власов, Вас, учитывая, что наша область экономически отсталая в легкой промышленности, текстильной промышленности у нас нет, помочь нашим учителям, чтобы учителя приходили на работу не оборванными, а опрятно одетыми, ведь у нас есть случаи, когда родители учеников помогали учителям одеться.
За 1943-1944-1945 годы наша область никаких фондов для учителей не получала, не обеспечивали учителей обувью, пальто. Я просил бы в виде исключения помочь нашей области, нашим учителям.
Учителя должны отдохнуть за годы войны, и мы поставили задачу в этом году открыть Дом отдыха для учителей. Возможности к этому есть, но стоит вопрос из-за помещения. Это здание занято госпиталем, но ранбольных там нет, и я просил бы освободить здание под Дом отдыха…

№ 11
Из отчета Тамбовского облоно о работе школ за 1944-1945 учебный год
Июль 1945 г.


В истекшем 1944-45 учебном году в области было: начальных – 1317, неполных средних – 425, средних – 136 [школ]. Всего 1878 школ, в них обучалось к началу учебного года 253706 школьников. К началу 1944-45 уч. года вновь было открыто 4 средних и 41 начальная школа… Существующая сеть школ полностью обеспечивает охват детей школьного возраста.
На конец 1944-45 учебного года мы имели 216314 школьников. За год выбыло 37392 учащихся... Анализ причин выбытия из школ показывает, что 43 % их выбыло вследствие материальной необеспеченности: отсутствие обуви и одежды. 36 % перешли в другие школы, в частности, в ФЗО, и ремесленные училища, 21 % выбыли по таким причинам как длительная болезнь…
Закон о новом порядке сдачи выпускных экзаменов в школах наложил большую ответственность не только на самих учащихся, но и на педагогические коллективы, на руководство школ.
Проверкой установлено, что качество обучения в наших школах заметно улучшилось. Директора школ, учителя стали ответственнее подходить к разрешению вопросов учебно-воспитательной работы, предъявлять больше требований к учащимся, тщательнее проверять их письменные работы, контролировать их устные ответы.
Но все же мы не можем сказать, что наши школы научились нормально разрешать задачи учебно-воспитательной работы. Свидетельством чему служат конечные итоги работы за год:
1–4-[е кл.] 5–7-[е кл.] 8–10-[е кл.] Всего %
1 Числилось учащихся
к началу уч. года 172944 65643 15119 253706
2 Числилось к концу года 148960
(148961) 55277 12077 216314
(216315) 100
3 Переведено в следующий класс или окончило 112704 30217 7457 150378 69,6
4 Оставлено на второй год 26074 13869 2414 42357 19,6
5 Перевод отложен до осени 10183 11191 2206 23580 10,8
Неудовлетворительные результаты учебного года явились в первую очередь следствием таких причин:
а) полное игнорирование насущных вопросов работы школ со стороны ряда исполнительных комитетов районных и городских Советов;
б) острый недостаток квалифицированных преподавателей, особенно предметников в старших классах;
в) перерывы в занятиях у малообеспеченных групп школьников вследствие недостаточной материальной помощи им;
г) слабость контроля за работой школ и учителей со стороны отделов народного образования, занятых преимущественно организационными вопросами школьной жизни, а зачастую не относящимися к их прямым обязанностям делами.
Результаты учебного года заставляют серьезно задуматься над положением в школе. Однако весенние экзамены и переводные испытания показали, что учащиеся в истекшем учебном году получили более прочные знания, чем в прошлом году.
Возьмем, к примеру, среднюю мужскую школу № 3 г. Тамбова. Эта школа считалась у нас неблагополучной. Проверял ее представитель Наркомпроса по нашей области на экзаменационный период т. Мельников. Экзамены показали, что и в этой школе многое сделано для освоения программного материала: учащиеся 10-го класса успешно справились с экзаменационными сочинениями, легко решили предложенные Наркомпросом задачи по алгебре и геометрии. Учащиеся 8-го класса показали легкие, жизненные знания об органах человека, они не только знают теорию Дарвина, но умеют пользоваться ею для для объяснения простейших случаев по истории развития органического мира. Это последнее заключение особенно ценно, так как оно дано квалифицированным преподавателем, автором учебника по основам дарвинизма…
При всех трудностях истекшего учебного года, при наличии повышенных требований учащиеся десятых классов большинства школ успешно справились с экзаменами на аттестат зрелости. По области получили первый аттестат зрелости 73 % всего состава учащихся 10-х классов, оставшихся в школах на конец учебного года. Окончивших с золотой и серебряной медалью – 61 человек…

Категория: Подборки   Опубликовано: 24.05.2010 12:04  Автор: М.М. Дорошина   Просмотров: 4466 Tags:

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика

(C) 2018 ТОГБУ "ГАСПИТО" - gaspito.ru