Календарь

Май 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
29 30 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Когда окончились бои... PDF Печать

Вернуться к содержанию

ГЛАВА 4.

КОГДА ОКОНЧИЛИСЬ БОИ…

Мы скоро вернемся. Я знаю. Я верю.
И время такое придет:
Останутся грусть и разлука за дверью,
А в дом только радость войдет.

И как-нибудь вечером вместе с тобою,
К плечу прижимаясь плечом,
Мы сядем и письма, как летопись боя,
Как хронику чувств, перечтем…

И. Уткин


№ 522

Письмо В.П. Баранова Е.М. Лисичкиной*

9 мая 1945 г.

Добрый день, моя любимая!

Прими горячий привет и самые наилучшие пожелания в твоей жизни.

Только сейчас поднялся с постели, и – о, радость! – война победно закончилась, мы встречаем «праздник на нашей улице» – День Победы.

Если бы ты знала, моя хорошая, как встретили эту долгожданную новость в нашем тихом лесном уголке. Все улыбаются, поздравляют и жмут друг другу руки. А солнце! Оно нельзя как кстати вытянуло свои ласковые майские лучи, словно намеренно увеличивая наземную радость. Нет больше войны! Многие сейчас в силу пережитого никак не могут поверить этому.

Над нами кружит самолет. Стайки листовок, приветливо и весело кружась, медленно летят на землю. Каждый мучается, нетерпеливо протягивает навстречу руки: хочется схватить одну, две, десять, пачку (черт побери!) и, размахивая ими, первым крикнуть сообщение Совнаркома.

Дорогая моя, как мне сейчас легко и радостно. После всех трудов и переживаний в фронтовых и госпитальных условиях для меня составляет большое удовольствие испытать это вполне заслуженное чувство. Я знаю: на меня никто не покажет пальцем. На вопрос: «Чем ты помог приблизить час победы?» я с присущей мне гордостью достойно сумею ответить. Ведь это наша сталинградская стойкость обеспечила победу и открыла дорогу на Берлин.

Теперь, когда в день всенародного торжества я радуюсь вместе со своим народом, нельзя не вспомнить наше знакомство и последующую дружбу. Ты для меня всегда и всюду служила образцом верности женщины своему долгу. Ты меня любила мальчишкой, солдатом в обмотках, тяжело больным. Я старался […]**.

ГАСПИТО. Ф. 9327. Оп. 1. Д. 17. Л. 28, 28 об. Подлинник.
_____________________________
* См. письма В.П. Баранова Е.М. Лисичкиной (№ 150 – 170).
** Далее письмо утрачено.

№ 523

Письмо Б.Н. Мальцева родителям*

10 мая 1945 г.

Добрый день, мама и папа!

Вот и кончилась война, теперь скоро увидимся – ждите. Дела мои пока идут хорошо, обо мне не беспокойтесь.

Пишите, как ваше здоровье.

Борис

ГАСПИТО. Ф. 9291. Оп. 7. Д. 77. Л. 4. Копия.
____________________________
* См. письмо Б.Н. Мальцева родителям (№ 478).

№ 524 – 526

Письма В.С. Чистякова матери А.А.С тарковой*

10 мая – 24 мая 1945 г.

№ 524

10 мая 1945 г.
На фронт на Эльбе

Здравствуй, моя мама!

Вот, кажется, и все. Мы встретились с союзниками там, где я никогда и не мечтал быть, ибо иногда в процессе дней войны думал не только об этом, но и забывал о жизни…

Теперь всю свою мысль сосредотачиваю на том, что мне нужно продолжать учиться далее и в скором будущем, ибо на противное я ни в коей мере не соглашусь. Неужели девчонка Женька будет иметь образование и полную специальность через пять лет, а «мальчишка» Вовка нет? Пример того, что «некоторые» уже почти имеют его в нашей семье, я извлек из некоторых писем.

Я бы просил Вас помочь мне в том, чтобы я получил дальнейшее военное или гражданское образование. Самому мне добиться этого сразу и быстро, оказывается, не позволяет военная дисциплина, окружающая обстановка.

Посмотрю, что скажете на это мне Вы и извлеку из них соображения помимо моих собственных.

Мамочка! Не думай обо мне по-прежнему – я стал совершенно иным человеком в жизни. Каким именно, узнаете, когда увидите меня.

До свидания. Целую.

Владимир

ГАСПИТО. Ф. 9330. Оп. 1. Д. 7. Л. 18. Подлинник.
___________________________
* См. письма В.С. Чистякова родным № 432 – 438.

№ 525

12 мая 1945 г.
на Эльбе

Здравствуй, мама!

Итак, война нами закончена три дня тому назад. Тов. Сталин в своем обращении к нашему народу сказал: «Великая Отечественная война завершилась нашей полной победой». В этот день мы еще были на пути в Эльбе и вышли к ней над Хавельбергом. Мы еще слышали выстрелы и гоняли фрицев в этих местах, но их песня уже была спета. Через день мы уже были на восточном берегу реки, на другом были союзники. Вчера они были у нас с визитом, и эта встреча нам хорошо запомнилась. Нашему командованию трудно пришлось без переводчиков. Замполит даже меня просил перевести, когда во дворе, где располагался командный пункт, немка – хозяйка дома что-то хотела выяснить у наших командиров.

А потом была попытка сфотографироваться. Одним словом, война уже позади, и теперь все мысли направлены на скорую встречу с родными, друзьями, с Родиной.

Но, может быть, из всех вас я вперед встречусь с дедушкой, которого, ох, как я желал бы увидеть! Ну, а затем и с вами встретимся.

Вот и все коротко.

С приветом

Владимир

ГАСПИТО. Ф. 9330. Оп. 1. Д. 7. Л. 19. Подлинник.

№ 526

24 мая 1945 г.
г. Ной-Руппин*

Здравствуй, моя дорогая мама!

Затрудняюсь сегодня написать что-либо хорошее, но тем не менее напишу что-нибудь. Перед тем, как взяться за карандаш, была масса обдуманных предложений, а вот сейчас все улетели.

У меня будет вопрос. Сдаст ли Евгения на «пятерки», и ручаешься ли ты за нее? И другой – где Саша и чем она занята последнее время? На эти два вопроса жду ответов, они меня крайне интересуют.

А теперь буду говорить на отвлеченные темы. Вспомним прошедшие дни войны. Я интересуюсь, как реагировала ты лично, что думала обо мне в тот период и т.д.? Надеюсь, услышу от тебя кое-что такое, чего еще ни разу не слышал. А я тоже добавлю только со своей стороны то, чего ранее не писал. Бывали дни, когда не думал ни о жизни, ни о будущем, находясь в такой обстановке, где и чертям тошно было. В такой момент все приходилось забывать и напряженно молчать или с тоски, что негде укрыться от обстрела, запеть с каким-нибудь другом: «Шаланды полные кефали…»Песня из кинофильма «Два бойца» (1943,
режиссер Л.Д. Луков). Музыка Н.В. Богословского.
. И, поверь, сердце тем спокойнее себя чувствовало, чем напряженнее была обстановка. И вот теперь скажу. Нигде больше, как на фронте, человек не может так сильно понять цену жизни. Некоторые, которых я знаю, и которые пишут мне, говорят: «Ты еще не познал жизнь, ты еще молод и прочее». А что скажешь ты на это? Правду ли они говорят?

Они говорят, что их жизнь потеряна. Это-то в тылу? А знаете ли вы, что в Прибалтике мы по самые уши в грязи, на морозе, под дождем ползали (буквально) по дорогам по 10-15 километров в день – и воевали, и песни пели, и жили.

А знает ли кто из них, как на морозе, под разрывами немецких скрипачей, отремонтировать хотя бы пушку спокойно, спокойно, чтобы она немедленно опять стреляла по врагу? Я никогда никому не сказал, что моя жизнь потеряна. Меня видели всегда и видят внешне веселым. Пусть, правда, внутренне иногда и приходится переживать часто то, что не связано с военной обстановкой.

В том, что я останусь жив, меня уверил однажды один мой мастер, старый вояка, прошедший все огни и воды. С тех пор я даже и не думал об этом. Но много думал о тебе и знал, что ты переживаешь больше меня и тяжелее. Конечно, будет время я добавлю и к этому еще, а сейчас ограничусь.

Остаюсь в ожидании ответов и разъяснений. Целую тебя и Сашеньку, приветствуя всех остальных.

Твой Владимир

ГАСПИТО. Ф. 9330. Оп. 1. Д. 7. Л. 21, 21 об. Подлинник.
________________________
* Так в документе. Правильно НойруппинНойруппин – город в восточной Германии,
60 км северо-восточнее г. Берлина.
.

№ 527

Письмо В.П. СавиныхСавиных Василий Петрович (1921 – 2000), брат Савиных
Владимира Петровича. Родился в д. Заозерица Вятской
губернии (ныне Оричевского района Кировской области)
в семье крестьян. В 1937-1941 гг. обучался в Истобенском
зоотехникуме, с 4-го курса которого в мае 1941 г. поступил
в Пензенское артиллерийское училище. С октября 1941 г.
на фронтах Великой Отечественной войны. Наводчик,
командир орудия 57-го отдельного артиллерийского
дивизиона (Северо-Западный фронт). В феврале 1942 г.
в бою за населенный пункт Борки Калининской области
был тяжело ранен. В мае 1942 г. после излечения в
госпитале направлен в Тамбовское артиллерийско-техническое
училище. В 1943-1945 гг. начальник мастерских боепитания
16-го гвардейского воздушно-десантного полка 5-й гвардейской
воздушно-десантной стрелковой бригады (Северо-Западный фронт),
старший арттехник дивизиона 172-го артиллерийского пушечного
полка (ст. Рада, Тамбовские артиллерийские учебные
лагеря), пиротехник подвижного артиллерийского
склада 886-го автобатальона 17-й Киевско-Житомировской
артиллерийской дивизии прорыва резерва ВГК (1-й
Украинский фронт). В послевоенные годы окончил университет
марксизма-ленинизма Тамбовского обкома КПСС (1951),
Всесоюзный заочный химико-технологический техникум (1959),
Тамбовский филиал Московского института химического
машиностроения (1965). Работал инструктором Центрального
и Промышленного райкомов КПСС г. Тамбова, инженером-
конструктором, начальником конструкторско-технологического
бюро Тамбовского котельно-механического завода,
Тамбовского машиностроительного завода, инспектором,
заместителем председателя Тамбовского областного
комитета народного контроля. Награжден орденом Отечественной
войны 1-й степени, медалями «За храбрость», «За
взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над
Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»,
юбилейными медалями. (ГАСПИТО, Ф. 9335. Оп. 3).
жене К.Н. Савиных

11 мая 1945 г.
г. Прага

Победа наша!

Здравствуй, дорогая Клавочка! С пламенным приветом к тебе твой Василий.

Клавочка! Сегодня решил написать тебе письмо, может быть, последнее до нашей встречи. Войну закончили 8 мая, 9 мая праздновали победу. Радости, конечно, нет предела. Сейчас ведь Родина стала совсем близка. Скоро, конечно, будем в России. В нашей любимой Родине. И справлять Победу. Все прожитые невзгоды уже позади. Сейчас можно справедливо отдохнуть. Гнет войны мы сбросили с плеч. Сейчас счастливая мирная трудовая жизнь – жизнь еще неувядшей молодости, полной всевозможных желаний во всех отношениях. На этом заканчиваю и передаю привет мамаше, Галочке, Наденьке.

Пока до скорого свидания.

Целую.

Твой Василий

ГАСПИТО. Ф. 9335. Оп. 3. Д. 34. Л. 1. Копия.

№ 528

Письмо Ивана* родным**

15 мая 1945 г.

Здравствуйте, мои родные мама, сестры Маруся, Надя, Шура, Клава и брат Леня!

Сообщаю вам, что я жив и здоров. Нахожусь далеко, там, где мы закончили эту жестокую войну. Теперь будем ждать приказ о возвращении на Родину.

Письма пока не пишите мне. Я адреса постоянного не знаю.

Ждите еще от меня письмо. А пока до свидания. Будьте здоровы.

Ваш сын и брат Ванька

ГАСПИТО. Ф. 9291. Оп. 7. Д. 135. Л. 15. Копия.
___________________________
* Фамилия автора письма не установлена.
** См. письма Ивана (№ 440 – 443).

№ 529

Письмо А.И. Сазыкина Н.И. Елосовой*

17 мая 1945 г.

Письмо пущено 17/5.45 г. с Татищево.

Здравствуй, дорогая и многоуважаемая верная будущая любимая жена Надя! Разрешите передать свой чистосердечный командирский поцелуй. В том числе посылаю армейский пламенный привет и массу самых успехов вашей жизни.

Во первых строках моего письма сообщаю о том, что получил Ваше письмо, которое было написано лично Вашей милой рукой и Вашими мыслями. И в этом письме было Ваше письмо, и в письме фотокарточка, за что я был сильно благодарен и рад. Не могу насмотреться на тебя.

Дорогая Надя, вот теперь я еще больше уверен в тебе, что ты у меня будешь самая верная жена навсегда. Я, получивший твое милое фото, не находил того места, чтобы насмотреться крепко на тебя. Милая Надечка, я крепко целую твое фото, представляю, что якобы целую тебя в живом виде. Я смотрю, радуюсь, и слезы катятся. И рад, что увидел милый образ твой. И сердце часто бьется, хочет всю печаль тебе рассказать. Я не нахожу таких слов, чтобы отблагодарить тебя за твое внимательное и милое отношение ко мне и к сердцу моему. Любовь наша совместна с тобой навсегда.

Надечка, получил твое письмо 17/5 45 г. В 3 часа 35 минут дня вручили Ваше милое письмецо в руки. Смотрю – написано милое слово «фото». Ты поверь, я его брал в руки и с радости был сам не свой. Стал доставать фото и стал целовать его. У меня покатились слезы, и сердце окаменело. Сижу расстроен, беспрерывно целую твое фото и твой лично милый образ лица. Эта наша клятва будет навсегда.

Надечка, говоришь, что дождались победу. Да, действительно. Вспомни мои слова. Мои слова были правильны и справедливы навсегда, потому что я говорил о победе и о скорой победе и уверял тебя, потому что я понял, что ты будешь жена верная моя. Ты мне понравилась, вернее, сильно полюбил тебя. А если мы друг друга будем любить, то будет жизнь хороша.

Еще ты говоришь, чтобы я выполнил свои слова и свою клятву. Да, Надя, я выполнял и выполнять буду всегда.

Насчет фотокарточки. Я вышлю. У нас есть фотограф, но он в отпуске на 2 месяца. Как приедет, сразу же сфотографируюсь. Хорошее фото вышлю. За мной дело не станет. Маленькие есть фото, какое я тебе оставил, но такое неинтересно высылать, потому что у тебя такая фотокарточка маленькая есть. А если не возражаешь, то вышлю такую, а потом вышлю новую. Как приедет фотограф, сразу же сфотографируюсь и вышлю, задержки за мной не будет. Будь уверена. Всегда у меня ты должна меня понять.

Теперь насчет нашей встречи с тобой навсегда. Я скоро демобилизуюсь, приеду навсегда. Конечно, я сильно желал бы сейчас повидаться и поговорить с тобой, но не предоставляется пока возможности. Будет возможность, постараюсь приехать, или же будет командировка, заеду. Но сильно хочется повидаться с тобой. Кажется, сейчас поговорил с большой радостью. Но ничего, скоро будет встреча.

Дорогая Надечка, это пишет твой будущий муж, а сейчас верный друг старшина Сазыкин Саша Иванович. Надя, живу я сейчас очень хорошо, но плохо тем, что нет тебя со мной. Но сейчас хотя бы есть твое милое фото и милый твой образ, на который я смотрю каждую минуту и крепко целую тебя.

Надя, прошу, извини, что плохо написал. Сильно спешил дать ответ на твое милое письмо. Я думаю, что ты поймешь мой почерк и должна понять. Я пишу на дежурстве. Сильно мне мешают писать. Сама знаешь, когда народ находится рядом, тогда все не охватишь написать, что думаешь – стоят и смотрят – как-то неудобно, тут спешишь, и времени мало. Все вместе. В общем, целая катавасия, в общем, карусель получается. Но ничего, дождемся своего милого дня нашей встречи.

Эх, милая моя, чтобы ты знала, как я просто летел бы до тебя, если бы были бы крылышки у меня.

Дорога Надечка, прошу, передай мамочке от меня крепкий поцелуй и Марусеньке и армейский пламенный привет и большое спасибо лично за то, что мамочка правильно воспитала тебя. Это для меня. Что я буду жить и красоваться. Надечка, спасибо поэтому большое мамочке.

До свидания. Остаюсь в самых нежных мнениях о тебе. Пиши, не забывай и не изменяй мне. Открой верное сердце и скажи всю правду и твои мечты обо мне – должна все подробно описать.

Надечка, передай мамочке самый нежный поцелуй, в том числе Марусеньке от меня.

Надечка, я твою фотокарточку храню около сердца вместе с документом.

Надя, на этом писать свое письмо оканчиваю. Прошу, не забудь меня, а я тебя.

До свидания. Крепко целую тебя. Твой верный будущий муж, а сейчас верный знакомый товарищ. Если не возражаешь, чтобы я называл тебя женой, то буду называть «милая жена».

Пиши письма почаще. Жду ответ.

Надя, прошу, пиши почаще и больше. Жду и от матери и от Маруси письма мне. Крепко целую.

старшина Сазыкин Саша Иванович

ГАСПИТО. Ф. 9291. Оп. 7. Д. 107. Л. 2 - 9. Копия.
____________________________
* См письма А.И. Сазыкина Н.И. Елосовой (№ 491).

№ 530

Письмо С.И. Голованова родителям*

30 мая 1945 г.
Моравия

Дорогие мои родители!

После Дня Победы я вам посылаю второе письмо. Ответа пока от вас не получал. Я уже давно не знаю о вашей судьбе. Хочется скорее получить от вас письмо.

Не дождусь того дня, когда вернусь в мою дорогую Россию. По Родине я стосковался.

Пишите мне по адресу: полевая почта 61825 «Ш».

С. Голованов

ГАСПИТО. Ф. 9040. Оп. 1. Д. 55. Л. 4. Подлинник.
___________________________
* См. письма С.И. Голованова родным (№ 464 – 466).

№ 531-532

Письма В. Егорова Н.С. Чуриковой*

Май – 26 июля 1945 г.

№ 531

Май 1945 г.**

Нина! Дорогая девочка! Ваше письмо получил я в светлый победный день. Ужасные строки. Понимаю Вас, хотел бы разделить это большое горе с Вами пополам. Но как?

Только не рвите волосы. Это мое единственное слово Вам в утешение. Иного у меня нет. Как бы я хотел в эти чудные дни посмотреть на Вас, посидеть с Вами у могилки Зои и Саши. Ведь Саша служил со мной в одном соединении в 43 году на Западном фронте. И когда мы вешали одного из убийц Зои, он был почти рядом с нами.

Скоро вернемся. Берегите тетушку: ее горе горше всех, это горе нужно понять и разделить его, как только можно. Если можно будет, обнимите ее за меня, за офицера, который начал воевать солдатом и вдоволь поползал по окопам в те дни, когда не стало ее дочери. Передайте ей мое верное слово: если бы не было ее дочери и сына и героев, подобных им, не было бы у нас Родины – это они своими мужеством и кровью купили нам ясный день победы. Нет, такая мать никогда не будет одинокой!

Ниночка, родная моя, поймите, ведь счастья-то как много… Мне пишут из Москвы, что там с ума посходили от радости. Но ведь у людей и горя много. Едва ли в какой семье нет слез… А все-таки счастья больше.

Вы понимаете – не могу писать. Откуда-то появилась полная свобода – не стреляет, не рвется нигде – все это ошеломило, не знаешь, что сказать.

Не буду больше. Я вам напишу лучше немножко попозже. Дайте опомниться.

Володя

P.S. У меня новый адрес: п/п 61446-К, мне.

ГАСПИТО. Ф. 9291. Оп. 7. Д. 37. Л. 10. Копия.
____________________________
* См. письма В. Егорова Н.С. Чуриковой (№ 422 – 428).
** Дата установлена по содержанию письма.

№ 532

26 июля 1945 г.

Простите, Нина, за такое долгое молчание. Но за эти два с лишним месяца мне довелось исколесить всю южную Европу, нигде не останавливаясь более, как на 2-3 дня, и не имея определенного адреса. Я уверен, что от Вас есть мне где-нибудь письмецо, но где оно?.. Наверное, я его никогда не прочту. Чертовски досадно, что в эти летние месяцы мне не удастся попасть в Москву – всунули мне такую работенку, что приходится мне, как ХлестаковуИ.А. Хлестаков – главный герой комедии
Н.В.Гоголя «Ревизор» (1835).
, […]* разъезжать по чужим краям.

Сейчас нахожусь в Вене. Сижу на скамеечке центрального кладбища почти у самой могилы ШтраусаШтраус Иоганн (Штраус-отец) (1804 – 1849), австрийский
скрипач, дирижер, композитор. Наряду с Й.Ланнером
создатель венского вальса или Штраус Иоганн (Штраус-сын)
(1825 – 1899), австрийский композитор, скрипач, дирижер.
Старший сын И. Штрауса-отца. Дирижировал собственным
оркестром, с которым гастролировал в Европе (в т.ч.
неоднократно в России), США (прославился как «король
вальса». В его музыке достигли расцвета венский вальс
и венская оперетта. Автор около 500 произведений
танцевальной музыки.
и пишу вам. Пишу и не знаю – возможно, Вас нет в Москве сейчас. Хорошо бы было вот так посидеть с Вами у Зоиной могилки […]**, поговорить о ней.

Я очень прошу, Нина, Вы напишите мне по тому адресу, который на конверте. Здесь я побуду, наверное, порядочно, а если и придется выехать, то у меня здесь останутся хорошие друзья, они мне сразу перешлют Ваше письмо.

Уж очень тоскливо. Хочется домой. Как Ваши дела с институтом? А здоровье как? А радости хватает? Здесь, в Европе, казалось бы, весело. Ад кромешный, ужас. Одного не могу понять, как люди могут всю вечность жить так. И радуются-то они здесь, как насекомые.

Судьба Саши теперь ясна? Какова она? Вы напишите мне о себе побольше, поискреннее.

Жду письма. Крепко жму руку.

Володя

ГАСПИТО. Ф. 9291. Оп. 7. Д. 37. Л. 11, 12. Копия.
_________________________
* Одно слово зачеркнуто автором.
** То же.

№ 533 – 535

Письма С.Г. Николаева жене Е.В. Николаевой*

13 июня – 10 ноября 1945 г.

№ 533

13 июня 1945 г.

Добрый день, Женюк!

Я уже тебе писал, что выезжаю в длительную командировку. Сейчас нахожусь в этой командировке. Имею возможность послать письмо.

Был в районе БреслауБреслау (ныне Вроцлав) – город на р. Одер
до 1945 г. в Германии, ныне в Польше.
и Дрездена. Сейчас нахожусь в городке Левенберге (Германия). От Бреслау осталось тоже, что в свое время от нашего Сталинграда. Наши союзники очень крепко разбомбили Дрезден. В общем, нагляделся на арийцев, эту «расу господ». Свою спесь крепко они сейчас запрятали. Встречаешься с ними – и в глаза не глядят: уткнут глаза к низу и идут. Черт с ними, пусть не глядят, мы в этом не нуждаемся. А все же за ними крепко следим, знаем мы их «овечью смиренность».

К своему месту службы прибуду не раньше июля месяца – вот до каких пор не буду от вас получать письма. А очень хотелось бы все знать, что делается у вас. Где Володя проводит каникулы? Что ты делаешь и думаешь делать? Ведь ты понимаешь, у нас сейчас переходной период и что-либо определенное про себя я ничего сказать не могу.

Женюк, роднулька ты моя грязноносая, хочется быть с тобою, с вами. Ты это также хорошо понимаешь. Посылаю фото – я с Крюковым. Снимались под Прагой.

Ну, пока. Привет всем знакомым. Поцелуй детей.

Целую крепко, крепко.

Сергей

ГАСПИТО. Ф. 9313. Оп. 1. Д. 12. Л. 12, 12 об. Копия.
______________________________
* См. письма С.Г. Николаева жене Е.В. Николаевой и детям (№ 195 – 198, 404 – 406).

№ 534

9 ноября 1945 г.

Добрый день, родная Женя!

Вот и праздник прошел. Знаешь ли, Женя, всегда день Октябрьской Революции встречал с какою-то внутреннею торжественностью и волнением, ясно осознавая, что ведь это было началом новой эпохи в человеческом развитии, и в то же время гордился за свой народ, свою Родину. Что ведь это мы, мы творим новую историю и творим неплохо. А теперь еще больше гордости за свою Родину, еще больше благодарности нашим вождям, всем тем, кто подготовлял Октябрьскую Революцию и ее совершал. Верно, не будь ея – старые правители не выдержали бы никогда такого бешеного натиска германского фашизма, и наша бы национальная независимость была бы попрана и уничтожена. Все это еще резче чувствуешь, когда находишься на чужбине.

Не пришлось, Женюк, этот в Великий День* быть вместе. Не пришлось, моя родная, близкая подруга, горячо, от всей души поблагодарить тебя за все, что ты сделала в годы войны для Родины, для семьи. Ну, ничего, Женюк, ты чувствуешь и знаешь, что я всегда с вами, и вот придет время, что ты и физически будешь чувствовать нашу близость.

Женя, я прошу тебя, если будет возможность, купи соединенную колодку на следующие ордена и медали: два ордена Ленина, один орден «Красное Знамя», медали – ХХ лет РККА, за Сталинград, за Будапешт и за Победу над Германией**. Без этой объединенной колодки очень много времени уходит на крепление, да и не помещаются в один ряд.

Еще прошу, будешь сообщать о полученных посылках, пиши подробно, что получила – это для некоторой проверки своих молодцов. Я тебе послал одну посылку в октябре и две посылки в ноябре. Между прочим, одна ноябрьская посылка идет к тебе от Гусева Ивана Степановича. Я ему дал свою справку в сентябре, а он мне в октябре, т.е. не справку передавали, а посылали посылки – я его семье, а он тебе.

Ну, пока. Привет Николаю Федоровичу, Марии Анисимовне. Поцелуй детей. Привет знакомым.

Целую крепко, крепко.

Сергей

ГАСПИТО. Ф. 9313. Оп. 1. Д. 12. Л. 13, 13 об. Копия.
_______________________
* Так в документе.
** Так в документе. Правильно – орден Красного Знамени, медали «ХХ лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

№ 535

10 ноября 1945 г.

Добрый день, родная ты моя Матуня!

Я знал и до полученного сегодня твоего письма от 25.10, как горько и тяжело переживаешь мое отсутствие с вами в дни октябрьских праздников. Знаю твое душевное и другое состояние в связи с моим долгим отсутствием. Знаю, как тяжело для тебя потерять надежду видеться в ноябре месяце. И вот, Женя, получив твое письмо от 25.10 – письмо, полное всяческих планов на дальнейшую совместную жизнь без разлуки, мне стало не по себе. Ждала ты, ждал я, ждали дети день встречи… И вот опять эта встреча отодвигается. На какой срок? Я и сам не могу ничего определенного тебе сказать.

Я уже писал тебе насчет тех мест, где раньше проживала Лида. Собрались мы, ждали сигнала и… что-то застопорилось. И сейчас идут разные разговоры самого неопределенного характера. Что нас не будет – это так, но как?.. Не ведаем: или всех вместе, или порознь разбросают. И придется скитаться, пока определенного места не найдешь или не укажут.

Вот такие у нас с тобою дела. Неважные со всех точек зрения – и в отпуск нельзя ехать, и вообще пока не едем, и тебе нельзя ко мне ехать. Так что наши планы на скорое свидание были развалены в пух и прах.

Родная Матуся, не печалься и огорчайся сильно. Хотя ты и пишешь, что рассудок твой сейчас никакой роли не играет, а главное – чувства, а все-таки придется, Женюк, рассудок на первый план выдвигать, мириться со сложившейся обстановкой и ждать. Женя, ведь ты была таким молодцом во все годы войны и вдруг сейчас начинаешь «скисать»?!

Женюк, родная ты моя подружка, я в тебя верю – в твой характер, силу воли, рассудительность, терпение, в твою способность взять себя в руки и ждать лучшего времени – нашей встречи и совместной жизни.

Женюрка, грязноносая ты моя, ведь все-таки главное-то здоровье! Не будет его - и встреча не в радость будет. А ведь нам еще жить и жить надо. Детей-то надо на ноги поставить! А кто их без нас будет доводить до дела, а? Эх, Женька, Женька, безрассудная ты какая-то стала за последнее время. Ей-ей, ты здорово себе внушаешь об обязательной поездке ко мне, о невозможности и жить без меня и т.д. Прошу, не занимайся ты этим внушением. До хорошего оно не доведет. Искалечишь себя и больше ничего. Вот ты какая-то странная стала – не могу да не могу. А вот как же я могу? Или ты считаешь только себя за живого человека, а меня за чурбана! Ей-богу, Женя, мне делается как-то обидно на тебя – выходит, что ты мне не веришь и не находишь у меня желания поскорее увидеться с тобою, с детьми. Видите ли чурбан я стал, и только вот у тебя и имеется по-настоящему это желание. Не сердись на меня за эти слова, но пойми, что и мне тяжело: строишь одни планы, стремишься поскорее со своими радостными планами увидеть вас, поделиться с тобою, и вдруг эти планы рушатся. Разве мне-то это легко?! Но ничего не поделаешь. Приказывают, и выполняешь. Ну, не сердись, детка, скажи одно: «Ничего, и на нашей улице будет праздник» и принимайся за дело.

Главное - береги здоровье свое. Это единственная моя просьба и приказание, а последнее ты должна выполнять беспрекословно. Все.

Теперь о письмах – идут они безалаберно. Вот сегодня я получил твое письмо от 25.10, от Ивана Федоровича письма от 13 и 17.10, а Олино письмо еще не получал. Так и мои письма, вероятно, плохо доходят. Получили ли вы в посылке двое часов? Не поломались ли они? Доволен, что Оле подошло пальто. В следующий раз подробно пиши, что получаешь в посылке.

Ну, пока, родная. Желаю здоровья и силы воли. Иван Федорович – все делается, о чем он просит. Поцелуй детей. Целую крепко, крепко.

Сергей

ГАСПИТО. Ф. 9313. Оп. 1. Д. 12. Л. 6, 6 об., 7, 7 об. Подлинник.

№ 536

Письмо И.М. Сушневича В.П. Панферовой*

22 августа 1945 г.

Здравствуй, Валентина!

Не помню, когда получил твою открытку с напоминанием, что ты жива и здорова и помнишь старых друзей.

Я тебе ответил с большой благодарностью за весточку, но ответа больше не получил, потому пишу опять – быть может, первое не дошло? (Чему я плохо верю).

Если есть другие причины для молчания – поделись, хотя бы потому, что мы, может, еще увидимся нескоро, т.к. война окончена. Это не вполне, но парадокс. Может быть.

Привет тебе! Будь!

Иван

ГАСПИТО. Ф. 9291. Оп. 7. Д. 117. Л. 2. Копия.
__________________________
* См. письмо И.М. Сушневича В.П. Панферовой (№ 431).

№ 537

Письмо командования Н-ской части А.Ф. Шморгуновой

1945 г.

Уважаемая Акулина Феофановна!

Вот и настал для Вас радостный день встречи со своим дорогим мужем после такой долгой разлуки. Но эта разлука не была тягостной для Вас, так как Вы знали, что Ваш муж Евтей Гаврилович Шморгунов защищает Вас, Ваш колхоз, весь наш советский народ и нашу любимую Родину от немецкого нашествия. И, действительно, Евтей Гаврилович отдавал все свои силы для победы над врагом.

Теперь он возвращается к Вам, как победитель, отстоявший свободу и независимость нашей великой отчизны. Вы можете законно гордиться своим мужем, ибо он вел себя так, как подобает воину Красной Армии, истинному советскому патриоту.

Наша часть тоже гордится им, и мы уверены, что на поприще мирного строительства он будет трудиться также самоотверженно, как и в дни отечественной войны.

Мы, остающиеся в армии, всегда будем вспоминать Евтея Гавриловича с любовью и гордостью. Не забывайте и Вы нас.

Спасибо Вам и Евтею Гавриловичу за все то, что он сделал для победы над врагом. Не забывайте нас, пишите! Желаем всей вашей семье здоровья, счастливой и радостной жизни и успеха в работе на благо нашей любимой Родины.

Командир войсковой части пп 12144
инженер-капитан Эдельштейн

Заместитель командира по политчасти
майор Харитонов

ГАСПИТО. Ф. 9291. Оп. 7. Д. 140. Л. 1, 1 об. Копия.